А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Завозова Анастасия

Вальпургиева ночь


 

Тут находится бесплатная электронная фантастическая книга Вальпургиева ночь автора, которого зовут Завозова Анастасия. В электроннной библиотеке fant-lib.ru можно скачать бесплатно книгу Вальпургиева ночь в форматах RTF, TXT и FB2 или же прочитать произвдеение Завозова Анастасия - Вальпургиева ночь онлайн., причем без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Вальпургиева ночь = 288.26 KB

Вальпургиева ночь - Завозова Анастасия => скачать бесплатно электронную фантастическую книгу



OCR Фензин
«Завозова А.М. Вальпургиева ночь: Фантастический роман»: АРМАДА: «Издательство Альфа-книга»; М.; 2003
ISBN 5-93556-319-3
Аннотация
Мишка, примерная студентка филфака МГУ, едет домой на майские праздники и вместо тихого отдыха в кругу семьи попадает на семейный шабаш. Родные стены сотрясают нешуточные страсти — домочадцы в ожидании чего-то плохого. И немудрено — ведь тетка Роза видела недоброе в хрустальном шаре, у тетки Иды пожухла свежесорванная крапива, кузины Нюша и Хрюша узрели пятна на луне, карты бабушки Виолетты скачут как бешеные, а прожорливый бульдог отказывается от еды… Но, может быть, это еще не повод для волнений, справедливо решает Мишка… даже когда ей вместе с лучшей подругой Полиной Кузнецовой приходится улепетывать от странного всадника, именующего себя Черным Инквизитором…
Анастасия ЗАВОЗОВА
ВАЛЬПУРГИЕВА НОЧЬ

— Расскажи нам, Марк… и об этих ужасных ведьмах… Я знаю, какими бы я их сделал, будь я режиссер.
— Какими же?
— Совершенно обыкновенными. Просто хитренькими и тихонькими старушонками. Как деревенские ведьмы.
— Но ведь сейчас никаких ведьм нет, правда?..
— Ты говоришь так, потому что живешь в Лондоне. А в сельской Англии и сейчас еще полно ведьм. В каждой деревне есть местная ведьма— какая-нибудь старая миссис Блэк… Стоит ей затаить на вас злобу, и ваша корова перестает давать молоко, картошка не родится, а маленький Джонни может вывихнуть лодыжку… Никто этого вслух неговорит, но все это знают.
Агата Кристи

Рассказывает Мишка
В жизни я давала зарок дважды: первый — не колдовать, а второй — никогда не ездить в Семипендюринск на Вальпургиеву ночь. Нарушить второй зарок меня вынудили чересчур длинные майские праздники (целых двенадцать дней!). Поэтому рано утром тридцатого апреля я подъезжала к Семипендюринску, донельзя нагруженная книгами и далеко не в лучшем настроении. Посудите сами: на Вальпургиеву ночь в Семипендюринске творится черт знает что (в самом прямом смысле), и мне, как ведьме, решившей никогда больше не колдовать, лучше бы и не появляться здесь в такое опасное время. Но, по закону подлости, в кассе автостанции оставался один-единственный билет до Семипендюринска на ближайшие три дня… Разумеется, на двадцать девятое апреля.
Махнув рукой напринципы, я купила этот билет и влезла в автобус с твердым намерением уж в этот— то раз не летать на метле, не пить ведьминские коктейли в полночь на пару с мамулей, не гадать на Таро, не смотреть в хрустальный шар, не варить зелье Опупения, в общем, не делать ничего такого, чем из года в год на Вальпургиеву ночь самозабвенно занимались моя мамуля с тетками и бабкой. Небуду колдовать, и все тут!
Охи нелегко жить в семье, где женщины рождались ведьмами начиная с четырнадцатого века…
Вообще в Семипендюринске к ведьмам было самое лояльное отношение еще с самых незапамятных времен. Вероятно, поэтому мои предки и решили здесь поселиться. Все началось с того, что когда-то очень давно местные власти решили по обыкновению сжечь на костре какую-то ведьму, но жители города вдруг восстали, сняли подгоревшую ведьму с костерка, перебили всех представителей власти и провозгласили почет и уважение к ведьмам на веки вечные. Неизвестно, с чего вдруг горожане так прониклись участием к судьбе недожаренной ведьмы (говорят, что она знала исключительно хорошее средство от геморроя), но с тех пор ведьм и ведьмаков в нашем городе развелось видимо-невидимо. Каждый уважающий себя житель с коэффициентом умственного развития выше нуля с самым честным лицом заявит вам, что она или он потомственная (потомственный), стопроцентная (стопроцентный) ведьма (ведьмак), остерегайтесь дешевых подделок! И что метлой-то он управляет лучше, чем Шумахер своим гоночным автомобилем. И что еще году в сорок пятом организовывал туристические рейсы до Лысой горы и обратно, зелья так вообще варит быстрее, чем макароны, пентаграмму чертит карандашом, зажатым между пальцами левой ноги. В общем, снимаю с глаз, вешаю на уши…
Разумеется, все это было враньем, на которое покупались не искушенные в подобных делах туристы. С начала девяностых наш город напоминал Лысую гору в миниатюре. На каждой улице с десяток заведений с броскими названиями типа «Путь в себя», «Черное шаманство», «Семипендюринские знахарки», «Гадания бабушки Марты» и так далее. Авторитетно заявляю: все это полная чушь! Из потомственных настоящих ведьм в городе — только мы с мамулей и бабкой, да еще Воронцовы на другом краю города, на улице Козодоева. Но мы с ними не общались. Мамуля от такого знакомства воротила нос: «Если полоумная прабабка Катьки Воронцовойпосле Цусимы начала взглядом двигать предметы, это еще ни о чем не говорит! Банальный психокинез! В нашей семье психокинез не считается проявлением ведьмовских способностей с 1910 года! Твой прапрадедушка Теодор доказал…» Еще бы! Когда в далеком 1905 году Марфа Воронцова, отупевшая от стояния в очереди за каким-то там пайком, одним взглядом опустила медные весы на голову не слишком проворного раздатчика, мои ведьмоватые предки переполошились. До этого они были единственными в городе и потихоньку наслаждались сознанием собственной значимости и уникальности. Выявление ведьмовских способностей у Марфы Воронцовой означало конец нашей непризнанной колдовской пальме первенства в Семипендюринске. Впрочем, не такой уж и непризнанной. Как бы это лучше сказать?.. О нас не знали. Но догадывались. По крайней мере уважали. В то время семейку возглавлял Теодор Пафнутьевич Суханов, мой прапрадед, который был просто переполнен сознанием нашей уникальности. (Кстати, по-моему, он — чуть ли не единственный мужчина с колдовскими способностями во всем роду. Все началось в 1382 году, когда прародительница Аделаида решила броситься с крыши курятника из-за несчастной любви, а вместо этого взлетела вверх. Ах нет, был еще тот совершенно неприличный случай в 15б8 году — это я про мужчин с колдовскими способностями, — но с 1568-го и до рождения дедушки Теодора — ни-ни!) Так вот, пять лет дед обиженно игнорировал семейство Воронцовых, затем в 1910-м его осенило собрать совет из всех наших ведьмоватых родственничков, на котором под натиском семейки Аддамс было решено: психокинез ведьмовством не считать! Вот левитационное скольжение — это ведьмовство, а психокинез — фигушки, банальный всплеск энергии биополя…
Что это за вой?! Мои мысли прервал… прервало… нестройное металлическое вытье, скрипение, душераздирающий скрежет, дудение и гудение. Я вместе с другими полусонными пассажирами прилипла к окну автобуса и обомлела. На маленькой брусчатой площадке перед автовокзалом расположился настоящий оркестр — человек десять молодых парней в красных куртках с позументами самозабвенно наяривали на разных духовых инструментах, а дирижировала всем этим делом, размахивая руками, как Децл… Полинка Кузнецова! Моя лучшая подруга…
Уже вылезая из автобуса под пронзительный аккомпанемент, я вспомнила, что накануне, разговаривая с Полинкой по телефону, пошутила что-то насчет торжественной встречи с оркестром…
— Миха! — проорала лучшая подруга, улыбаясь во весь рот и не переставая размахивать руками. — Во! Все, как ты заказывала — оркестр, ща цветы будут (Вася, каток тебе под ноги, слезь с букета и подари его Мишей).
Растрепанный ботаник-акселерат сунул мне помятые розочки, подозрительно напоминавшие растительность с городской клумбы.
— Миха! — не переставала орать подруга, лихо размахивая руками. — А хочешь, парни тебе Моцарта слабают?!
Задрожав, я отказалась от глумления над великим.
— Жаль! — искренне огорчилась Полинка. — У парней это дипломная работа…
Шофер очень вежливо поднес мне сумки, видимо решив, что я дочь самого мэра, если меня так встречают.
— Спасибо! — поблагодарила я.
Музыканты наконец замолкли, и Полинка прижала меня к мощной груди.
— Мишаня! Сто лет тебя не видела! Все худеешь — через пупок позвонки прощупываются!
Кое-как высвободив голову из Полинкиной подмышки, я спросила, кивнув в направлении оркестра:
— Где ты их достала?
— Как где? — удивилась Полина. — Да это ж наши парни с музыкального училища! Я их всех как родных знаю, с детства в одной песочнице, одним совком врага били, с одним ведерком…
— В пять yтрa!!!
— Не,меня так рано мама не отпускала!
— Я не об этом! Как ты умудрилась притащить их сюда в пять утра?
— Обыкновенно! — пожала плечами Полина. — Обзвонила всех вчера вечером и говорю: «А что, слабо в пять утра на автовокзале сыграть?» Никто не отказался.
Я открыла было рот, чтобы спросить у Полинки еще что-то про бравых парней из музыкального училища, как вдруг до меня дошло, что, кроме самой Полины и ее друзей-музыкантов, меня никто больше не встречает. Ниотца, ни мамули видно не было…
Полинка, заметив, что я потерянно оглядываюсь по сторонам и недоуменно хлопаю глазами, спросила:
— Своих ищешь?
— Ага, а они что, не пришли? — задала я идиотский вопрос. Если уж мамуля не сбила меня с ног прямо у автобуса…
— Непришли, ясен пень, — хмыкнула Полинка. — Папаня твой уехал на фазенду, с картошкой ковыряется, а матери сейчас точно не до тебя.
Я икнула от неожиданности и шумно села на сумку, поправ задницей исследования Апресяна в области лексической семантики.
— Случилось что?
Полинка энергично затрясла короткими кудряшками. Я почувствовала, что сердце неприятно екнуло.
— Гости! — коротко сообщила она.
Гости? Гости… Гости?! Сколько же их понаехало, что мамуле не до меня?! И, главное, кто?
— Их что, много? — тупо спросила я, хотя уже обо всем догадалась. Нумамуля!..
Полинка сосредоточенно принялась загибать пальцы:
— Четверо. Будет пять или больше. Да ты не кисни, подруга. Можешь у меня пожить, если что. Только спать не на чем — Иоанна Витольдовна все раскладушки забрала и старые подушки от тахты. Маманя хотела им еще и брата моего отдать, но кому такой балбес нужен?
К сведению, Иоанна Витольдовна — это моя мать. Вообще-то она целиком русская, а своим именем обязана семейной традиции. А ситуация с именами в нашей Семье была, мягко говоря, неординарная. Не помню, какому далекому предку пришла в голову идея назвать детей чрезвычайно вычурными и редкими именами в знак особой «одаренности» нашего рода, — очень давно это было. Смешно это или нет, но с тех самых далеких пор в нашем роду не было ни одной Наташи, Леночки, Ирочки, Анечки — в общем, ни одной девушки с именем, которое любит статистика. С мальчиками дело обстояло проще: в нашем роду они рождались крайне редко, поэтому вся фантазия членов Семьи была брошена на придумывание необычных имен для девочек. Со временем это превратилось в своего рода конкурс «Придумай имя — поиздевайся над ребенком!». Кого у нас только не было — к примеру, мамину двоюродную тетку до замужества звали Эсмеральда Пупашкина (в пылу родители частенько забывали согласовывать имя с фамилией). Я уже не говорю об Ирме Хреновой и Виолетте Пипеткиной (бедная бабушка Виолетта, сколько раз она пыталась поменять имя, чего только не предпринимала! Но наша семейка строго стояла за соблюдение традиций — рожденная Виолеттой Марусей не станет! В местном загсе работал тогда кто-то из нашей многочисленной родни, так что все попытки бедной Виолетты сменить имя пресекались на корню).
— Э, подруга, в столбняк ласты клеишь? — прервал мои размышления Полинкин вопль. — Ну-ка, ноги в руки, задницу в горсть и потопали домой, а то сейчас твоя мать всех ментов подымет и мне уши к подметкам приклеит! Она ж мне официально поручила тебя встретить и проводить до дому…
Я послушно встала и покосилась на тяжеленную сумку. Как же мы с Полинкой ее потащим на другой конец города? Идти было далековато…
— А сумка? — проблеяла я вопросительно.
— А Вася на что? — удивленно хмыкнула Полинка, кивая в сторону того самого ботаника-акселерата, который поднес мне цветочки. Хрупкий юноша в очках с упоением изучал «Основы спектрального анализа в лингвистических исследованиях», сидя на бордюрчике.
— Жалко…— задумчиво протянула я, но Полина отнюдь не была настроена жалеть, своего друга и жениха по совместительству.
— Не фиг! — коротко отрезала она. — Не надорвется! Мне его маманя велела обязательно пристроить парня к сумкам, а то он мозги накачал, а тушка как у утенка, который из Курска в Семипендюринск пешком шел. Да и мне надоело его все время от хулиганов защищать!
Я хрюкнула от смеха, представив, как Полинка грудью разметает толпу хулиганов. С мощной Полинкиной комплекцией и званием чемпионки города по боксу это было вполне возможно. Мы, собственно, так с ней и познакомились — она спасла меня от парочки местных хулиганов.
Дело было так. Я, культурная девочка из интеллигентной семьи, возвращалась домой из музыкальной школы. Иду себе, никого не трогаю, рыжие косички аккуратно лежат поверх пальтишка, в руках футляр со скрипкой. Уже темнело, в конце переулка горел один-единственный фонарь, прямо у нашего дома. До подъезда оставалось всего несколько мет ров, как вдруг из кустов вывалились двое не совсем держащихся на ногах парней. Увидев меня, один икнул и сказал:
— Во, малявка со скрипкой!.. А на хрена козе скрипка?
У меня задрожали колени, захотелось писать. На трясущихся ногах я попыталась деликатно обогнуть идиотов, но они полностью загородили тротуар, неизвестно почему воспылав любовью к моей скрипке. Я застыла на месте, не зная, что предпринять. Из головы вылетело все, чему меня учила мама («Простой шепоток, тыковка, и нехороший дядя изойдет жидким поносом…»). К сожалению, соображаю я весьма замедленно, а в экстремальных ситуациях вообще впадаю в ступор (всегда надеялась, что это не из-за того, что мой папа — обрусевший эстонец польского происхождения).
Так вот, стою я в полнейшем ступоре, в голове одна мысль: что лучше — зареветь или позвать бабушку (мамуля бы хлопнулась в обморок, а вот бабушка имела пояс по карате), а пьяные придурки все ближе и ближе… И тут сзади я явственно услышала чье-то сопение, прямо как у нашего бульдога Жупика, когда он хочет есть. Я повернулась и увидела толстенькую, крепкую девчонку гораздо выше меня ростом. Голова у девчонки была выбрита и выкрашена в зеленый цвет, одета она была в джинсы, кроссовки и теплый балахон с надписью «Сам козел!». Она задумчиво чесала нос, смотрела на парней и пыхтела — тогда я еще не знала, что Полинка всегда пыхтит, когда сильно злится.
Дебилы немножко сбавили наступление и вытаращились на зеленоголовую девочку. А та, не переставая пыхтеть, произнесла очень странные слова, обращаясь к придурку, который ломил впереди:
— Тебе че, тикет непрокоцанный, давно стебли на копыта не наматывали? А ботом в сопатку давно не получал? Ща все будет!
—Ах ты!.. — кинулся к ней парень.
Девчонка просто смяла его собой и, выхватив у меня скрипку, со всей силы долбанула ею его по голове. Парень взвыл и отключился прямо у моих ботиночек, а скрипка жалобно квакнула.
— Музыка! — обрадовалась зеленоголовая спасительница и без лишних слов залепила второму в морду кулаком. Такой великолепный хук снизу не часто увидишь и у самого Тайсона, поэтому второй дебил отключился рядом с первым. Получилась очень милая картинка…
Моя спасительница схватила меня за руку и потащила к подъезду, попутно спросив:
— Ты, часом, не дебилка? — но, рассмотрев мои косички и колготочки, подобранные под цвет пальто, вздохнула: — А-а, интеллигентка…
У входа в квартиру она похлопала меня по плечу так, что я чуть не плюхнулась на половичок, и сказала:
— В следующий раз не стой как матрешка заспиртованная, а бей прямо и низко, ниже пояса то есть! — И, посмотрев на мой рост, добавила: — Как раз головой достанешь…
— Простите? — покраснела я. Девочка сочувственно вздохнула и сказала: — Если что, я живу наверху. Не стесняйся — зови!..
Взрослая Полинка безжалостно ухватила меня за нос, возвращая в настоящее.
— Беда с тобой! — вздохнула она, подхватывая мой рюкзак, пока Вася осваивал сумку. — Станет вечно, как лошадь в нирване, и кайф ловит от общения с Высшим Разумом, а я тут крутись.
— Прости, Полиночка, — покорно сказала я, и мы мирно зашагали по главной улице города, носившей, как водится, имя Ленина. Вася кряхтел сзади вместе с оркестром, который старательно играл что-то лирическое.
— Ой, — спохватилась я, — а ты знаешь хоть, кто к нам приехал?
Я, конечно, догадывалась и о составе гостей, просто интересно, насколько далеко зашла мамуля в своих планах.
— А то! — кивнула Полина и принялась рассказывать: — Вчера утром приехала твоя бабуля Дара. Электричкой восемь двадцать. Маме удалось спихнуть Иоанне Витольдовне Лешку в помощь, так что я знаю точно. Я-то еще спала, но проснулась, когда твоя бабуля во дворе заорала: «Жупик, псина ты моя ненаглядная, жив еще, кобелина?!»
Так, бабуля в своем репертуаре. Вообще-то нашего бульдога звали Жером, но когда бабушка впервые увидела толстую серую криволапую тушку с мордочкой, по которой как будто прошелся асфальтоукладочный каток, то категорически отказалась звать его так. «Разве ж это Жером? — громогласно вопрошала она. — Это ж ушастая задница с лапками! Жо… Жупик, и точка!»
— Потом маманя еще раз намылила Лешку вместе с Иоанной Витольдовной встречать твою тетю Розу. На этот раз автобус десять тридцать. Мировая женщина! — оживилась Полинка. — Сначала она стрельнула у Лешки сигарет, а потом попросила разрешения курить на нашем балконе, потому что твоя мама сказала, что если Кактусиха, то есть Роза Витольдовна, будет курить в доме, то она будет петь в ванной. Роза Витольдовна испугалась, и теперь они вместе с моей маманей курят на нашем балконе и стреляют сигареты у брата.
Кактусихой мать иногда называла тетку Розу, потому что характером на розочку тетя тянула меньше всего. Так, значит, и тетя Роза в гости приехала. Это уже серьезно. А ведь мне ничего не сказала! Тетка преподавала в моем университете на историческом факультете, и я, хоть сама училась на филологическом, тщательно скрывала свое родство с Розой Витольдовной Сухановой, преподавателем кафедры истории искусств. Сразу бы начались разговоры о блате и выгодных связях, а этого не нужно было ни мне, ни тетке, которая и так попотела, пристраивая на исторический одну мою не совсем одаренную кузину.
— А сегодня утром, — продолжала Полинка, — не пойми откуда взялись Нюша с Хрюшей. В такую рань еще ни одной электрички, ни автобуса…
Я про себя взвыла. Только не Нюша с Хрюшей! Эти две бесноватые жизнерадостные сестрички-ведьмочки все время норовили выкинуть что-нибудь из ряда вон выходящее. Из-за них район, где они жили, стал считаться местом разгула полтергейста и сверхъестественных сил. Знаем, знаем, каким транспортом они приехали, балбески мохнатые! Так и вижу — захожу домой, а в уголке две метлы скромненько так стоят!
Вообще-то, согласно семейной традиции, новорожденным сестричкам, весело хрюкавшим в колыбельках, дали имена Анетта и Одетта. Правда, — со временем выяснилось, что девочкам подходят их имена, как балетные пачки коровам, поэтому.. срочно пришлось искать заменители попроще. С этим проблем не возникло. Одна из сестричек, та которая Одетта, с раннего детства обнаружила страсть к грязи в любых ее проявлениях. Малышкой она обожала лужи, и чем грязнее была лужа, тем сильнее радовалась Одетта. А что было, когда родители однажды взяли ее в грязелечебницу!.. Но об этом умолчу. В общем, от Одетты до Хрюша оставался один шаг, и этот шаг сделала бабушка, позже окрестившая Жупиком нашего бульдога.
Случилось это так. Бабуля приехала навестить свою младшую дочь, мою тетку Иду, мать Анетты и Одетты. Все шло прекрасно, пока бабушка не изъявила желание выпить чаю и не уселась за кухонный стол. Усевшись, она вдруг увидела, как из— под стола выползло нечто весьма похожее на грязевой колобок.
— Свинья в доме! — взвизгнула бабуля, вскакивая на кухонный стол.
Надобно сказать, что бабушка Дара очень боится свиней, после того как ее старшая сестра Виолетта (та самая, Пипеткина) закрыла ее в свинарнике.
Тетка вздохнула:
— Мама, это Одетта, пейте спокойно свой чай!
Бабушка слезла со стола и заинтересованно уставилась на свою внучку, улыбавшуюся во все свои три молочных зуба.
— Какая же это Одетта? — удивилась бабушка и с удовольствием отчеканила: — Хрюша!
Новоокрещенная Одетта радостно захрюкала, отзываясь на новое имя, а тетка Ида, прекрасно понимая, что спорить с матерью невозможно, привычно засунула Одетту в ведро с водой. Сократить Анетту до Нюши для бабули уже не составило труда…
— Твоя тетя Ида приезжает сегодня днем, — сообщила Полина, останавливаясь, чтобы перевести дух и прикрикнуть на Васю, который попытался потащить мою сумку волоком. — Иоанна Витольдовна с утра на нервах — сестра не указала точное время приезда, поэтому твоей матери придется торчать на вокзале примерно с двух до четырех вместе с моим братаном, а это сомнительное удовольствие.
— Еще кто-нибудь ожидается? — Все остальные гости под вопросом, но ожидается их много! — порадовала меня Полинка. — Во-первых, могут нагрянуть твои двоюродные братья, если обломится поездка на Селигер, во-вторых, твоя двоюродная бабушка Виолетта, кажется, наконец решила выбраться из деревни и навестить племянниц, в-третьих, вчера твоя тетя Роза разговаривала преувеличенно культурно, а перед этим вам звонила родня из Таллина, так что сама понимаешь…
Матка Бозка!! Каток мне под ноги и крокодила на сапоги! Что творится в эсэсэре, дорогая Мэри! О тихом семейном отдыхе можно было и не мечтать! А я-то считала себя везучей, после того как всего с четвертого раза получила зачет у препода — мужика с внешностью Антонио Бандераса (которого я, к счастью, не переваривала) и привычками гестаповца. Зачет ему сдавали до двадцати раз, и это был не предел. Он отправлял свои жертвы на пересдачу с милейшей улыбкой. Выглядело это примерно так: «Милая, с вашим умом можно сразу докторскую писать! Как приятно разговаривать с умным человеком! Вот что, заинька, приходите-ка еще раз, я не могу упустить возможность снова пообщаться с вами!» Крыть было нечем. Вроде не орет, пена изо рта не капает, балбесками не обзывает… Некоторые девчонки и впрямь с радостью ходили на двадцатую пересдачу — поглазеть на смазливую его физиономию. Но только не я… Как бы то ни было, препод поставил мне зачет всего лишь с четвертого раза, и я искренне считала себя удачливой, несмотря на то что на зачете с недоумением обнаружила, что вышептываю заговор, отводящий глаза… Нет, заговор здесь точно ни при чем, я остановилась на середине! Правда, препод Мачо потом весь день ходил в себя завернутый и глупо улыбался. Мало ли, проблемы у человека! Жена пьет, дети — дебилы, чирей на попе вскочил…
Ну вот, опять отвлеклась. В общем-то я не имела ничего против своих родственников. Всех любила, кое-кого даже очень… но на расстоянии. Если все соберутся в одном месте, страшно подумать, что случится! В лучшем случае место, где сейчас стоит наш дом, будет напоминать пустыню, которую хорошенько пропылесосили. Все бы ничего, но если приедут ничего не подозревающие эстонские родственники!..
Додумать я не успела. Полинка ткнула меня в бок, вытаскивая из перманентного ступора, и принялась утешать:
— Не тухни, Мишаня, родня у тебя клевая.

Вальпургиева ночь - Завозова Анастасия => читать онлайн фантастическую книгу далее


Было бы неплохо, чтобы фантастическая книга Вальпургиева ночь писателя-фантаста Завозова Анастасия понравилась бы вам!
Если так получится, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Вальпургиева ночь своим друзьям-любителям фантастики, проставив гиперссылку на эту страницу с произведением: Завозова Анастасия - Вальпургиева ночь.
Ключевые слова страницы: Вальпургиева ночь; Завозова Анастасия, скачать, бесплатно, читать, книга, фантастика, фэнтези, электронная, онлайн