А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Чистов Дмитрий

Время колесниц


 

Тут находится бесплатная электронная фантастическая книга Время колесниц автора, которого зовут Чистов Дмитрий. В электроннной библиотеке fant-lib.ru можно скачать бесплатно книгу Время колесниц в форматах RTF, TXT и FB2 или же прочитать произвдеение Чистов Дмитрий - Время колесниц онлайн., причем без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Время колесниц = 336.03 KB

Время колесниц - Чистов Дмитрий => скачать бесплатно электронную фантастическую книгу




«Время колесниц»: Азбука; СПб.; 1999
ISBN 5-7684-0724-3
Аннотация
Завершается бронзовый век. Вместе с ним уходит в прошлое эпоха легендарных героев, благородных колесничих бойцов — охотников за головами, могущественных жрецов и магов. Из пяти древних городов суждено уцелеть лишь одному; разворачивается кровавая борьба за наследие медных богов. Время колесниц снова стучится в наши двери!
Дмитрий ЧИСТОВ
ВРЕМЯ КОЛЕСНИЦ
— ...А ты, о поучающий юноша, чей же ты сын?…
— Нетрудно сказать: я сын Ремесла,
Ремесла, сына Внимания,
Внимания, сына Размышления,
Размышления, сына Знания,
Знания, сына Вопроса,
Вопроса, сына Поиска,
Поиска, сына Великого Знания,
Великого Знания, сына Великого Разумения,
Великого Разумения, сына Понимания,
Понимания, сына Ума,
Ума, сына трёх Богов Ремесла.
«Разговор двух мудрецов», ирландское предание
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ГЛАВА I
Однажды пожелал Бринн навестить одного своего дальнего родственника. Дорога оказалась неблизкой, но это его нисколько не смущало. Итак, Бринн шёл на север семь месяцев и ещё семижды семь дней. Поначалу его путь пролегал через те края, где с неба непрерывно накрапывала тёплая морось, а заросшая мхами почва была пропитана влагой, как губка. Древесные стволы густо оплетали лианы, сплошь усеянные крупными цветами. На ветвях чинно сидели удивительные птицы: их расцветка соперничала яркостью с лепестками цветов, хотя голос более напоминал скрип несмазанных тележных колёс. Длиннохвостые обезьяны, срывавшие с веток крупные зелёные плоды, норовили попасть ими в голову прохожему. Он лишь смеялся, подбирал плоды с земли, сдирал жёсткую кожуру и с аппетитом ел их сладкую сочную мякоть.
Луна уже успела народиться дважды, и теперь Бринн шёл по унылым равнинам, поросшим горьким ковылём и невкусной лебедой. Изредка вдали виднелись цепочки курганов, выбеленные солнцем купола походных шатров или жёлтые тучи пыли, поднимаемые стадами кочевников.
Так проходил месяц за месяцем, наконец и равнины остались позади. Бринн шагал по извилистым тропам глухих сосновых и еловых лесов, раскинувшихся на десятки дневных переходов. Хотя тайга изобиловала всевозможной дичью, реки — хариусом и форелью, а человек не испытывал недостатка ни в диком пчелином мёде, ни в кореньях, ни в грибах и алой бруснике, дружелюбие и гостеприимство у местных жителей были не в чести. Костяные острия их стрел доставляли Бринну некоторое неудобство, вонзаясь под кожу. Он прибавил шагу, желая поскорее выбраться из тёмного неприветливого леса.
С каждым новым днём пути деревья редели; вечнозелёные сосны сменились стелющимися над самой землёй карликовыми берёзами. Перед Бринном открылась холодная негостеприимная тундра, страна вечных туманов. Отыскав на промёрзшей земле кустик спелой морошки, он присел на корточки и неторопливо обобрал все ягоды; затем двинулся дальше.
Наконец показался берег океана, усеянный чёрной галькой и ломкими белёсыми бородами высохших водорослей. Путешествие по суше подошло к концу.
На берегу рядом с обтянутым шкурой тюленя каяком стоял на коленях его хозяин. При помощи кремнёвого ножа он ловко разделывал только что добытую нерпу, отчего пена на чёрной прибрежной гальке порозовела, смешавшись с кровью убитого животного.
— Славная добыча! — заметил Бринн, подходя поближе. — Славная добыча и отличный охотник!
Тот ненадолго оторвался от своего занятия, обернувшись на голос, коротко кивнул и вновь принялся за работу.
— Мне требуется лодка, — объяснил Бринн. — Хотя бы такая, как твой челнок.
— Мне он тоже нужен, — ответил охотник, стряхивая со своих рукавиц остатки внутренностей.
— Хорошая у тебя лодка.
— Точно, хорошая.
— Я мог бы выменять её.
— Разве ты имеешь что-нибудь ценное? — полюбопытствовал охотник. — Высок ли твой род? Может, он владеет неисчислимым поголовьем оленей? Множеством шлифованных топоров? Женщин? Рабов? Челнок стоит очень, очень дорого. Это хороший каяк. Проворный, словно угорь, и прочный, как моржовый клык!
— Род мой не низок и не слишком высок; не из самых знатных, но и не совсем безвестный. Думаю, мы могли бы с тобой сторговаться, — улыбнулся Бринн. — Есть ли у тебя заветное желание?
— Мой гарпун треснул. — Хозяин лодки приподнял с земли древко, демонстрируя собеседнику криво обломившийся иззубренный наконечник из кости. — Желал бы я иметь такой гарпун, который всегда бьёт без промаха в любую цель, будь то сёмга, нерпа или белуга!
— Я мог бы сделать тебе новый. — Бринн порылся в прибрежном мусоре, подобрал с песка старую расщеплённую кость, острый обломок камня и принялся за работу. Двумя быстрыми движениями он расколол кость вдоль; ещё несколько ударов потребовалось, чтобы придать ей необходимую форму.
— Воистину, любой мальчишка нашего дома изготовил бы гарпун получше, — заметил обитатель тундры, с сомнением глядя на неказистое творение незнакомца.
Закрепив его комком смолы в развилке древка, он зашёл в воду по колено и замер, высматривая у дна серебристые спинки рыб.
— Не надо целиться. Просто бросай, — посоветовал Бринн.
Гарпун с негромким плеском ушёл под воду. Владелец лодки дёрнул за длинный ремень, вытянув обратно отделившийся наконечник. На острие сколотой кости трепыхался жирный сиг.
— Так я забираю каяк? — спросил Бринн.
Человек кивнул, не отрывая взгляда от пойманной рыбы.
Бринн забрался в кожаный челнок, оттолкнулся веслом от камня и принялся грести прочь от берега.
Подле забытой туши нерпы прыгали птицы, яростно сражаясь друг с другом из-за разбросанных кусков требухи. Силуэт охотника, недоуменно вертевшего в руках чудесное орудие, постепенно удалялся. Вскоре берег и вовсе скрылся из виду.
День за днём Бринн грёб без остановки, пока однажды воды перед носом его каяка не расступились, открыв серую блестящую спину огромного животного.
— Кто ты такой и что тебе от меня надобно?
— Я — касатка, — заявило чудовище, разевая огромную пасть. — И я собираюсь съесть тебя. А для начала, пожалуй, разобью хвостом твою жалкую скорлупку!
В мгновение ока Бринн по горло погрузился в ледяную воду океана.
— Теперь пришёл твой черёд! — сказала касатка.
— Подавишься! — И, выждав подходящий момент, Бринн воткнул в зубастую пасть плававший на волнах обломок весла.
Уяснив, что прочно застрявшая распорка мешает ему сомкнуть челюсти, животное в приступе отчаяния замолотило по воде плавниками, обдав Бринна тучей брызг:
— Перештань! Отпушти немедленно! Што жа фамильярное обращение!
— Ты утопила мою лодку. Если я, так уж и быть, освобожу тебя, поможешь ли ты мне добраться до берега?
— Конешно! Конешно! — поспешно заверила его касатка. — Уцепишь жа мой хвошт, и я вмиг домчу тебя, куда шкажешь!
— Договорились! — Бринн не без труда вскарабкался на гладкую спину хищницы и устроился поудобнее.
Прошло немало времени, прежде чем вдалеке на севере вновь замаячила земля. То была угрюмая, покрытая снегами и вечными льдами страна. На её унылых берегах самый зоркий взгляд не заметил бы ни малейших признаков растительности. Огромные ледники, скрывавшие сушу под своим толстым панцирем, сползали с береговых утёсов прямо в холодные волны океана. Единственными звуками в том замёрзшем мире были лишь свист ветра, шум бьющего о берег прибоя и пронзительные крики чаек, во множестве гнездившихся в трещинах чёрных скал.
— Мне пора возвращаться. Слезай! — промолвила запыхавшаяся касатка.
Наездник сполз в воду, и она тут же нырнула, даже не сказав «до свидания»: известно, что у касаток вежливость не входит в число добродетелей. Дальше пришлось добираться вплавь.
Скоро ступни, обутые в плетёные сандалии, нащупали скользкие камни дна. Бринн вышел на берег, смахнув с плеч мелкие льдинки. С любопытством разглядывал он огненные столбы и сияющие сполохи, раскрасившие причудливыми узорами полнеба. По поверьям обитающих в тундре народов так духи умерших танцуют свой вечный танец в небесных чертогах. Бринн слышал о том не раз, но сам к возможности существования небесных чертогов относился весьма скептически.
Отсюда до мест обитания родственника было уже рукой подать — лиг двести—триста. Не успело бы солнце в иных широтах взойти и закатиться четыре раза (здесь же светило пренебрегало своими обязанностями, безвольно застыв у горизонта), как конечная цель немного затянувшейся прогулки была достигнута.
К своему удивлению, Бринн узрел лишь голую скалу без каких-либо признаков жилья. Не обнаружив ничего интересного, он, слегка обескураженный, уже собрался повернуть домой, как вдруг чей-то громоподобный голос окликнул его с вершины каменного пика:
— Эй, ты не ко мне, приятель?
— А, дедушка, вот вы где! — обрадовался Бринн. — Позволите ли к вам подняться?
— Ну залезай, раз уж пришёл! — прогремело в ответ.
Бринн проворно вскарабкался на вершину утёса и учтиво поклонился своему родственнику, восседавшему на каменном кресле, вырубленном в монолите базальтовой скалы.
Дед сразу произвёл на него очень благоприятное впечатление; впрочем, Бринн никогда не верил в те глупости, которые частенько рассказывали о нём иные сородичи.
В дедушке было не менее десяти локтей росту. Кожа его оказалась необычного тёмно-серого цвета. Редкие снежинки, сыплющиеся с затянутого тучами неба, оседали на длинных кудрявых волосах и бороде и таяли на могучих плечах исполина. Глаза были подобны двум бездонным озерам, однако в их глубине таился холодный и яростный огонь, присущий всему его Племени.
— Здравствуй, внучек. С чем явился ты ко мне? Ведь не только ради удовольствия взглянуть на старину Ллуда?
Бринн скромно потупил взор и покатал стопой лежащий у его ног камушек.
— Видите ли, соплеменники всегда бранили меня за то, что я трачу время зря — шатаюсь где попало, вожу дружбу со всяким зверьём и людьми... Вот я и решил прийти сюда с тем, чтобы смиренно просить малую крупицу вашего знания.
В ответ раздался раскат дикого хохота, от которого лигах в десяти несколько пингвинов от неожиданности попадали в ледяную воду небольшого озерца, а стая чаек, пролетавшая неподалёку от утёса, потеряла ориентацию и полетела в обратном направлении.
Ллуд долго не унимался. Насмеявшись всласть, он отёр навернувшиеся на глаза слезы волосатой лапищей и переспросил:
— Стало быть, ты желаешь обрести знание?
— Признаю, с моей стороны было не очень вежливо без приглашения напроситься к вам в гости, однако...
— Да уж, внучек, ты нахал. Да и глупец в придачу. Думал — достаточно прийти на край света и сразу получишь все необходимое? Вот мой ответ: не стоило являться сюда по двум причинам. Во-первых, настоящее Знание никто никогда не получал просто так: ведь это — самая ценная штука на свете. Полученное задаром, оно не принесёт никакой пользы. Во-вторых, не имело смысла идти так далеко — то, что ты ищешь, ты мог обнаружить всюду, где бы ни пожелал!
Ллуд зевнул, развёл могучие плечи и неторопливо потянулся; хруст его затёкших суставов больше всего напоминал громыхание горного обвала.
— Дам я тебе напоследок один совет: учись у людей, вместо того чтобы беспокоить понапрасну старших сородичей. Быть может, у какого-нибудь грязного и неумытого отшельника с горного хребта Кайшанг мудрости на кончике ногтя больше, чем в косматой башке старины Ллуда. Кстати, стоило бы тебе обратить внимание и на собственные ногти!
Бринн бросил недоуменный взгляд на свои руки:
— О Ллуд, но почему полученное даром Знание бесполезно?
— Да потому, глупец, что всё приобретённое без усилий никогда не станет истинно твоим! — Дедушка закрыл глаза и сложил руки на животе, всем своим видом показывая, что аудиенция закончена. Пронизывающий полярный ветер трепал его седую шевелюру, придавая неподвижной фигуре на вершине скалы весьма величественный вид.
Спустившись вниз с каменного пика, Бринн двинулся в обратный путь. Встреча с Ллудом не оправдала его ожиданий. Тот предпочёл отделаться от навязчивого юнца парой туманных афоризмов и ровным счётом ничего ему не прояснил.
Где бы ни пролегала дорога Бринна — по утёсам ли, меловым холмам, бескрайним степям, — на ходу он размышлял о речах старого Ллуда.
«Знание можно отыскать повсюду, — бормотал он себе под нос. — Как странно! Что значит — повсюду? Есть ли истинная мудрость внутри трухлявого пня? А может быть, оно заключено вон в том замшелом камне? Или же в чёрной сосне, разбитой ударом молнии? В птицах? Лесных зверях? В преодолевающем пороги осетре?» Подобные мысли не давали Бринну покоя. Везде искал он подтверждения дедушкиным словам — и не находил ровным счётом ничего.

* * *
Так странствовал Бринн по лесам и долинам, переваливал через горные хребты и переходил вброд реки. Неутомимо покрывал он лигу за лигой, отделяющие одно людское поселение от другого, — ибо Бринну от рождения не была ведома усталость. Повсюду: в деревеньках земледельцев, в укреплённых валом да деревянным тыном посёлках, в становищах скотоводов — жители в равной мере настороженно встречали незнакомца. Когда же Бринн начинал задавать вопросы, в услышанном от него люди находили подтверждение своим подозрениям.
Довольно часто его пытались убить; Бринн скоро привык к этому и не обижался. Иные относились к пришельцу миролюбиво, и тогда он подолгу жил на одном месте, по мере сил и умения помогая по хозяйству. Весной с крестьянами засевал полбой поле, летом пас отары овец на высокогорных лугах, осенью острым серпом с обсидиановыми вкладышами жал рожь. Женщины маленького племени из затерянной в горах долины научили его, как печь из ржаной муки вкусные лепёшки. Эта еда пахла дымом и была на изломе темна, словно древесная кора. Бринн жил с людьми и терпеливо учился тому, чему они могли его научить, — своей нехитрой науке жалкого существования. Однако если он спрашивал людей: «где отыскать Знание?» — те лишь смеялись в ответ. И только однажды, когда его вопрос услышал престарелый вождь степного стойбища скотоводов, то ответил пословицей: «Болг мудрость продаёт втридорога, а смерть отдаёт даром».
— Поведай мне, где найти этого Болга, а я уж сам узнаю у него цену Знания! — попросил Бринн старика.
Тот только рассмеялся и предположил, что его собеседник сам хорошо знает место обитания Волга:
— Воистину, легко тебе будет найти его! Что может быть проще, чем отыскать середину мира?
Бринн согласился со стариком: действительно, что может быть проще? И снова отправился в путь.
Долго ли, коротко ли, дошёл он до самой середины мира и отыскал там край, в котором жил Хранитель Мудрости. Как вскорости обнаружилось, тот не любил незваных гостей: над окрестными горами собрались чёрные тучи, небо разорвали ослепительные молнии, а грохот разнёсшегося грома был подобен звуку сотен тысяч военных барабанов из бычьей кожи. Бринн не обратил на весь этот фейерверк ни малейшего внимания. Как ни в чём не бывало он продолжал брести по дну узкого извилистого ущелья, ведущего в заветную долину. Обрушившийся с небес страшный ливень пробудил к жизни стремительные селевые потоки, но все они обошли Бринна стороной. Вслед за дождём из туч посыпался град. Каждая градина своей величиной соперничала с перепелиным яйцом, но они не могли причинить Бринну боли. Затем Хранитель Мудрости воздвиг перед ним стену жаркого огня; Бринн прошёл сквозь неё невредимым, поскольку он не ведал того, что огонь обжигает. Тогда хозяин счёл необходимым появиться перед гостем.
Хранитель Мудрости оказался невысоким, узкоплечим и слегка прихрамывающим на правую ногу. Он имел один-единственный глаз, расположенный посредине морщинистого лба; однако целых три зрачка были в этом глазу, и каждый из них сверкал бешенством.
— Зачем пришёл ты ко мне, незнакомец из Племён? — вопросил Болг низким вибрирующим басом .
— Моё имя Бринн, сын Огама из Племени Ллеу. Я пришёл за Мудростью. Назови свою цену!
Хранитель покачал лысой шишковатой головой:
— Убирайся прочь, сын Огама. Я никогда не позволял народам Племён пить из моего Озера Мудрости. Известно ли тебе, кто я такой?
— Ты — Болг!
— Правильно. Я — Болг, из рода болгов. Моё имя во всех людских языках означает «неистовый». Все боятся и почитают меня и весь мой род!
— Я не боюсь тебя и никогда не почитал твой род. Посторонись же и дай испить воды из Озера Мудрости!
— Какой прыткий малый! — одобрительно хмыкнул Болг. — Что же, пусть будет по-твоему. Однако знай: цена моего товара весьма велика. Готов ли ты заплатить за него человеческую цену? Ту цену, которую за мудрость платит смертный человек?
Бринн кивнул:
— Согласен!
— Тогда иди к нему! Вот оно, озеро, — блестит вдалеке! Доберёшься — пей сколько влезет. А я пока кликну своих слуг — они позаботятся о том, чтобы прогулка показалась тебе нескучной!
Обещанные слуги не замедлили появиться. Их было всего лишь пятеро, но эти пятеро стоили пяти тысяч отборного войска.
— Позволь представить моего первого слугу, — промолвил Болг. — Его имя Добродетель, и для него нет большего удовольствия, чем медленно и со вкусом задушить свою жертву.
— Отлично. Посмотрим, на что сегодня сгодится Добродетель!
Омерзительный демон раскинул свои огромные лапы и двинулся навстречу Бринну.
— Иди сюда, малыш! — проворковал он. — Дай-ка я обниму тебя! Последнее время ты себя плохо вёл, но мы ведь не будем наказывать такого маленького мальчика, правда?
— Правда! — ответил ему Бринн, ловко поднырнув под гигантский локоть.
— Куда же ты? Ай-яй-яй, — продолжал занудствовать неповоротливый демон, озираясь по сторонам в поисках исчезнувшего противника. Бринн же, оказавшись у Добродетели за спиной, крепко обхватил её за талию и, приподняв в воздух, отбросил подальше. Демон издал жалобный вопль, пролетел несколько десятков локтей, рухнул на скалу и больше не поднимался.
— Признаться, Добродетель всегда была самой неловкой из моих служанок, — заметил Болг, бросив мимолётный взгляд на неподвижное тело. — Теперь же настала очередь Сострадания, ибо Сострадание всегда идёт вслед за Добродетелью!
Второй демон двинулся по тропе навстречу Бринну, посылая ему умильные взгляды и аппетитно причмокивая.
— Сострадание высасывает из своих жертв кровь до последней капли, — пояснил Хранитель Мудрости, — и только когда в теле не останется ни искорки жизненной силы, оно оставляет его на корм коршунам и шакалам.
— Иди сюда, милый! — пропело Сострадание. — Уж я-то знаю, как ты нуждаешься в жалости!
— Возможно! — ответил ему Бринн, и демон тотчас же вцепился в него мёртвой хваткой. Однако Бринн не медлил и на этот раз: одним ударом он переломил Состраданию хребет.
— Опять твоя взяла! — ухмыльнулся Болг. — Однако не время праздновать победу, сын Огама! На смену Состраданию следует его сестрица Любовь!
— Истинно так! — подтвердил Бринн сказанное, внимательно разглядывая свою новую соперницу. Та была прекрасна, как и положено Любви. От её жаркого взгляда окружающие камни накалились докрасна, а кроны нескольких лиственниц на дне каньона занялись ярким пламенем.
— Любовь сжигает человеческое сердце дотла, — сказал Хранитель Мудрости, — а тебя, Бринн, она спалит целиком, не оставит даже пригоршни пепла!
— Посмотрим! — пожал плечами сын Огама, скидывая с себя верхнюю рубаху. Наскоро перевязав рукава, он наполнил импровизированный бурдюк водой из ручья, струившегося по дну лощины.
— Попробуй-ка поймать меня, красавица! — произнёс Бринн и... исчез.
— Где он, мой суженый? — страстно простонала Любовь, обводя окрестности затуманенным взором. От этого взгляда в ущелье становилось жарковато, горные травы жухли и чернели прямо на глазах. Однако в тот миг Бринн объявился вновь — теперь уже за спиной демона.
— Остынь, подружка! — порекомендовал он, обдав Любовь потоком холодной воды из горного ручья. Раздалось громкое шипение, фигура демона окуталась густыми клубами пара, и Любовь надолго потеряла боеспособность.
— Ты вновь победил! — признал Хранитель Мудрости. — Однако не торжествуй раньше времени: не бывает Любви без Веры, с ней-то тебе и придётся сразиться на этот раз!
От тяжёлой поступи нового врага задрожала земля. Несмотря на свою очевидную мощь, Вера имела один существенный изъян — она была совершенно слепа. Вместо глаз у неё было два гладких красных рубца. Обеими руками могучий демон держал огромную секиру. В полированной бронзе лезвия играло яркое солнце, освещавшее поле битвы.
— Вера обычно расчленяет свои жертвы на куски, — сообщил Болг слегка приунывшему Бринну. — Можешь мне поверить, слепота ей в этом вовсе не помеха. Она просто разрушает всё, что попадается на пути!
— Я всегда побеждаю! — проревела Вера. — По-другому и быть не может! Тебе меня не одолеть!
— Однако следует попробовать, — ответил Бринн и вовремя пригнулся: смертоносное лезвие описало широкий полукруг, норовя снести ему голову с плеч. Следующего удара он дожидаться не стал — ухватил демона руками за щиколотки и резким рывком опрокинул его. Массивная туша тяжело рухнула на камни. Бронзовая секира отлетела в сторону, ударилась обухом о базальтовый выступ, и лезвие с дребезжащим звоном раскололось на две половины. Поверженный враг некоторое время лежал неподвижно, но затем пришёл в себя и пополз в сторону ближайших кустов, жалобно хныча и причитая по дороге.
— Тебе удалось перебороть и Веру, — нехотя признал Болг, с явным сожалением глядя вслед уползающему слуге, — а ведь она была одним из моих лучших бойцов! Впрочем, наиболее сильного противника я приберёг напоследок. Вот он, самый страшный враг человека! Имя ему Здравый Смысл, своими цепями он опутывает врага и заковывает в них навеки!
Здравый Смысл не торопился приблизиться к своему сопернику; хитро прищурившись, он наблюдал за Бринном, перебирая пальцами несколько переброшенных через плечо цепей разной длины. Этот воин оказался во много крат опаснее предыдущих; осторожно ступая, он кружил по скальной площадке и терпеливо выжидал удобный момент для атаки. Бринну удалось уловить тот миг, когда первая цепь внезапно размоталась и полетела ему в ноги; сын Огама подпрыгнул высоко вверх, но вторая цепь, брошенная почти одновременно с первой, обвилась вокруг его шеи. Демон ринулся вслед за ней и опрокинул своего противника наземь, однако Бринн вовремя откатился в сторону, избежав хлещущего удара третьей цепи. Ему удалось поймать её за самый кончик. Здравый Смысл попытался высвободить своё оружие, но выдернуть его из руки Бринна оказалось делом настолько же невозможным, насколько немыслимо кузнечику выкорчевать из земли сосну. Бринн же воспользовался секундным замешательством демона и захлестнул цепь вокруг горла её владельца. Они оба покатились по земле, раздирая бока об острые камни. Здравый Смысл из последних сил стягивал свои цепи, но Бринн оказался выносливее: в конце концов демон, удушенный собственным же оружием, перестал подавать какие-либо признаки жизни.
Победитель поднялся с земли, отряхнулся и двинулся по направлению к Озеру Мудрости. Болг куда-то запропастился. Вероятно, поражение пяти его слуг произвело на старика неприятное впечатление; а может быть, он просто внезапно вспомнил о неком неотложном деле.
Озеро оказалось довольно небольшим, всего несколько сотен локтей в поперечнике. На поверхности не наблюдалось даже лёгкой зыби;

Время колесниц - Чистов Дмитрий => читать онлайн фантастическую книгу далее


Было бы неплохо, чтобы фантастическая книга Время колесниц писателя-фантаста Чистов Дмитрий понравилась бы вам!
Если так получится, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Время колесниц своим друзьям-любителям фантастики, проставив гиперссылку на эту страницу с произведением: Чистов Дмитрий - Время колесниц.
Ключевые слова страницы: Время колесниц; Чистов Дмитрий, скачать, бесплатно, читать, книга, фантастика, фэнтези, электронная, онлайн