А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


Шестифутовый лук, изготовленный из гигантского кривого рога какого-то неизвестного животного с Великих равнин, производил устрашающее впечатление. Рог — материал упругий, натянуть тетиву на таком луке очень сложно, однако это придавало большую силу стреле. От старых воинов из западных городов Тонгор часто слышал рассказы о боевом искусстве великанов с синей кожей, которые, говорят, могли послать стрелу на пятьсот ярдов с фантастической точностью.
Тетива — тонкая, серо-антрацитовая металлическая нить — казалась странно прочной. Стрелы, длиной не менее чем в полкопья, имели зазубренные наконечники из твердой кости, заточенной как бритва. Тонгору не терпелось испробовать это оружие.
Под негромкий гул пропеллеров летательный аппарат плыл по ночному небу Лемурии. Вот золотая луна пробилась сквозь пелену облаков и осветила местность внизу. Проверив рычаги и еще раз убедившись, что они установлены в нужном положении, Тонгор вышел на палубу и, перегнувшись через низкое ограждение, взглянул на землю, проносящуюся под ним. Виднелись поселения, окружавшие Турдис, между ними и городом протянулись широкие, мощенные камнем дороги. В лунном свете Тонгор ясно видел жилые дома, амбары, стойла и хозяйственные постройки. С такой высоты они походили на детские игрушки, которыми торгуют на городских рынках.
Фантастическое, ни с чем не сравнимое ощущение — лететь, подобно гигантской птице, высоко над землей… Лишь несколько человек, включая Оолима Фона и самого сарка, летали на воздушном корабле… Тонгор чувствовал себя героем мифа, Фондатом Перворожденным, который летит сквозь ночь верхом на драконе. Почувствовав прикосновение холодного ветра, варвар улыбнулся. Так же, с развевающейся за спиной гривой черных волос, летели по небу Воинственные девы, унося души храбрых воинов к Отцу Горму. Согласно преданиям они должны жить в Чертоге героев до тех пор, пока Лемурия не погрузится в голубые воды великого моря!
Тонгор взглянул вверх и принялся разбирать иероглифы созвездий. Много лет назад отец научил его определять направление по звездам — две звезды в созвездии Колесницы всегда показывают на Северную звезду… Судя по звездам, летательный аппарат направлялся на северо-запад от Турдиса. «Пожалуй, так я пролечу прямо над Патангой и дальше над Катоолем», — прикинул варвар. Тонгор не имел никакого желания посещать Патангу. Этот город был переполнен хранителями в желтых одеяниях, поклонявшихся Ямату — богу огня. Во время ритуалов жертвоприношения они сжигали живьем женщин на раскаленных докрасна бронзовых алтарях. В Турдисе ходили слухи, что молодая королева Патанги — Соомия — пленница в своем дворце, а распоряжается всем желтый хранитель, Вапас Птол, захвативший власть в стране после смерти отца Соомии — сарка Патанги. Фал Турид, сарк Турдиса, надеялся жениться на молодой королеве и таким образом без битвы заполучить сказочные богатства Патанги. Впрочем, в начале следовало как-то добиться освобождения королевы.
Тонгор покачал головой. Город Огня слишком опасное место — ему лучше лететь дальше, до Катооля, сарку которого нужны воины для защиты границ от дикарей Куша.
Наконец северянин вернулся в каюту, чтобы взглянуть на шкалу, показывающую, насколько еще хватит завода огромных пружин, расположенных в «трюме» летающего корабля. Он подсчитал примерно, что энергии хватит еще на пять или шесть часов полета, после чего пружину снова придется заводить вручную — работа нелегкая даже для такого силача, как Тонгор. Но это случится на рассвете, а пока валькар вытянулся на узкой койке и мгновенно заснул.
Под блестящим килем летательного аппарата возделанные земли Турдиса сменились пустыней, затем — водами реки Исаар, посеребренной полной луной. Пока Тонгор крепко спал, восстанавливая силы, воздушный корабль скользил над джунглями Куша. Вскоре внизу засветились вечные огни, пылающие на куполах храмов Патанги… Тонгор спал, а воздушный корабль миновал Город Огня, где, хоть Тонгор еще не знал об этом, ожидала варвара его Судьба. Волшебный корабль Оолима Фона полетел дальше к далекому Катоолю, паря в ночном небе Лемурии, словно огромная птица.
Глава 3
НАПАДЕНИЕ ЛЕТАЮЩИХ ЯЩЕРОВ
Зубы дракона блестят при луне,
Ящер когтистый парит в вышине,
И вот меж небом и землей
Чудовища вступают в бой.
Сага о Тонгоре, III
Внезапная тишина или что-то иное, скрытое под покровом сна, пробудили Тонгора. Летучий корабль застыл в воздухе.
Варвар прислушался — снаружи раздался резкий вопль.
Тонгор скользнул с койки, прогнав последние остатки сна.
Все произошло точно, как он предвидел: завод пружины кончился, и воздушный корабль свободно дрейфовал в небе Лемурии. Но что это был за пронзительный крик?
Валькар вышел на палубу и замер от удивления. Рассвет только разгорался, и солнце, поднимаясь над горизонтом, залило небо розовым и золотым. Однако, вопреки ожиданиям Тонгора, внизу оказались не длинные набережные Катооля и даже не возделанные земли, на мили окружавшие город. Внизу лежали дикие джунгли Куша.
Тонгор озадаченно потер ладонью обросшую щетиной щеку.
Он должен был оставить эти джунгли позади несколько часов назад; как он мог так ошибиться в расчетах? Вдруг он заметил, что воздушный корабль относит к западу сильным ветром. Тонгор тут же все понял и тихо выругался, помянув Горма. Когда пропеллеры перестали работать, невесомый воздушный корабль не просто повис где-то над Катоолем, а стал медленно дрейфовать на запад под напором сильного восточного ветра. Теперь от того места, куда хотел попасть валькар, его отделяли несколько часов пути над темными, непроходимыми джунглями Куша.
Однако делать нечего, теперь оставалось лишь снова завести пружину и направиться на восток, в Катооль.
Но не успел Тонгор взяться за дело, как вновь прозвучал резкий крик. Оглядевшись, воин почувствовал, как холодеет кровь в жилах.
На его воздушный аппарат сверху стремительно падала чудовищная, фантастическая крылатая тварь. Извивающееся, покрытое чешуей тело было такой же длины, что и воздушное судно, а гигантские кожистые крылья, как у летучей мыши, в размахе достигали сорока локтей. Змеиную шею «украшала» невообразимо мерзкая голова, со страшным загнутым клювом и свирепыми красными глазами, окруженными синими шипами.
Кончик длинного чешуйчатого хвоста тоже топорщился шипами, отчего напоминал наконечник стрелы. Лапы чудовища украшали огромные когти.
Тонгор слышал рассказы о летающих ящерах Куша, но никогда не видел подобных тварей. Считалось, что летающие ящеры самые злобные и наиболее свирепые хищники во всей Лемурии — сравниться с ними мог только могучий дварк — дракон джунглей. И вот теперь этот ящер со скоростью молнии несся на его судно.
Когда громадная тень чудовища накрыла палубу, валькар упал на живот и ухватился за ограждение палубы. Крылатая тварь ударилась о летательный аппарат — Тонгора чуть не выбросило за борт — и снова взмыла ввысь, готовясь к новой атаке. Подняв голову, варвар увидел, что летающая рептилия снова приближается к кораблю. На этот раз она зависла над палубой, размахивая крыльями, и попыталась схватить воздушное судно лапами. Когти, длиной в фут, сжали острый нос корабля, и корпус из прочного урилиума не смог противостоять силе ящера. Металл смялся, как бумага.
Вскочив на ноги, Тонгор бросился в каюту и вернулся с бухтой троса и огромным боевым луком, который рассматривал накануне вечером. Пока чудище оглушительно орало и лупило крыльями обтекаемый корпус летательного аппарата, Тонгор обвязал один конец троса вокруг пояса, а другой закрепил в швартовочном кольце, чтобы удержаться на палубе, даже если ящер опрокинет судно. Затем с неимоверным усилием, едва не надорвав мышцы плеч, воин натянул тетиву.
Первая стрела попала рептилии в грудь. Пробив твердую чешую, словно тонкий шелк, она вошла в плоть крылатой твари на половину длины. Из раны потекла струйка вязкой зеленой крови.
Ящер завопил — с таким звуком рвался бы лист железа в руках разъяренного великана. Выпустив нос корабля, чудовище отлетело прочь, но ненадолго. Описав в небе широкий круг, тварь ринулась на беспомощно качающийся над джунглями летучий корабль.
Как Тонгор и ожидал, от второго удара судно закрутилось в воздухе, как лист на ветру. Крепко сжимая боевой лук, валькар какое-то время болтался на конце троса. Когда корабль снова принял горизонтальное положение, рептилия повисла в воздухе рядом с судном Тонгора и принялась бить корпус клювом. Раскачиваясь на конце троса, валькар послал стрелу, метя зверю в голову, и промахнулся. Но третья стрела нашла свою цель — она попала ящеру в горло прямо под могучей челюстью. Чудовище дико закричало, обезумев от боли, и принялось яростно бить крыльями.
Одно крыло зацепило ограждение палубы и перевернуло летучий корабль. Судно завертелось в воздухе, а Тонгора с силой ударило о борт. Варвар повис на тросе, потеряв сознание.
Лук и колчан выпали у него из рук и полетели вниз, в джунгли.
Шипя от ярости, крылатая рептилия села на киль перевернутого корабля, словно птичка на ветку. Когти сжали киль, смяв корпус из гладкого голубоватого урилиума.
Вместе с ящером летучий корабль уже не обладал такой летучестью, он начал опускаться к вершинам деревьев.
Тонгор по-прежнему висел вверх ногами.
Теперь ему грозила новая опасность. Среди деревьев появилось отвратительное рогатое рыло ужасного дварка — дракона джунглей. Свирепый хищник почуял добычу. Опершись передними лапами о гигантский древовидный лотифер, дракон вытянул покрытую роговыми щитками шею к небу.
Летательный аппарат опускался все ниже. Огромный вес рептилии сводил на нет подъемную силу смятого комками урилиума.
Судно снижалось, и беспомощный Тонгор опускался прямо в раскрытые челюсти дварка. Оглушенный ударом о борт, валькар не видел надвигающейся опасности.
Жизнь дварка представляла собой непрерывный поиск пищи, которой можно было набить огромное брюхо. Он мог жрать буквально весь день. Каждые сутки требовалось больше двух тонн мяса для того, чтобы поддерживать движение туши в двести локтей длиной.
Мягкий предмет, падающий с неба, пах как пища.
Дварк разинул громадную пасть. Каждая челюсть сверкала двумя рядами острых, как иглы, зубов, а клыки превосходили по длине валькарский меч, висевший у бедра Тонгора.
Зияющая пасть оказалась еще ближе, когда дварк полностью вытянул шею. Вязкая слюна, пахнущая открытой могилой, потекла по чешуе нижней челюсти. Красные глаза алчно горели.
Дракон джунглей приготовился закусить, но его отвлек пронзительный вопль.
К летучему кораблю приближались еще два летающих ящера.
Дварк застыл, рассматривая малодоступную добычу, парившую над ним. Тем временем первая крылатая рептилия наконец почувствовала смертоносную силу громадной стрелы. Ящер, будто пьяный, свалился с киля изуродованного судна прямо к ногам дварка.
Освободившись от лишнего веса, невесомое судно перевернулось, приняв первоначальное положение, и снова начало подниматься, унося Тонгора в небо, прочь от дракона джунглей, прямо в лапы двух крылатых ящеров.
Крохотный, тупой мозг гигантского дварка силился понять, почему висевшая над деревьями пища вдруг исчезла, но вот ноздрей его достиг соблазнительный запах мертвого ящера, распростертого у ног. Забыв о Тонгоре, дварк нагнулся и принялся пожирать мертвую крылатую рептилию.
В этот миг валькар пришел в себя и тут же оценил ситуацию: теперь ему пришлось бы драться не с одним, а с двумя летающими ящерами, без лука, с одним лишь мечом.
А прямо внизу чудовищный дварк.
Валькар ловко забрался по тросу на палубу воздушного корабля. Если он успеет завести пружины до того, как летающие ящеры нападут, то еще сможет спастись. Тонгор открыл люк в палубе и принялся вращать ручку завода. Длинные пружины начали наматываться на барабаны.
Тем временем два ящера осторожно кружили вокруг летающего судна. Видимо, рептилии смутно понимали, что этот странный предмет, вторгшийся в их владения, каким-то образом прикончил их сородича.
В огромных глазах чудовищ читалось желание убить.
И вот, сложив крылья, они одновременно набросились на воздушный корабль.
Сила толчка вновь сбила Тонгора с ног. Судно будто столкнули с неба чудовищных размеров рукой. Оно зарылось носом в густые ветви громадного лотифера и застряло в развилке ветвей.
Ограждение смялось, швартовочное кольцо лопнуло и трос соскользнул с покореженных обломков. Тонгор упал, пролетев сквозь хлещущие ветви, и шлепнулся на упругий мох.
В ста ярдах от места падения летучего корабля потревоженный шумом дварк приподнял морду, с которой капала зеленая кровь убитого Тонгором ящера.
Крылатые твари радостно закричали, полетали кругами и убрались прочь.
Тонгор отвязал трос и осмотрел себя. Если не считать синяков и небольших порезов, он остался цел. Валькар отполз подальше от дварка и тут же потерялся во мраке густых джунглей.
«Именно потерялся», — мрачно подумал варвар. Он оказался заброшенным в сердце самых опасных и непроходимых джунглей во всей Лемурии — между ним и ближайшим городом лежали сотни лиг непролазных, населенных драконами зарослей.
Огромный боевой лук, с которым Тонгор мог бы противостоять чудовищам джунглей, исчез, Впрочем, вероятно, все обстояло еще хуже, поскольку густые кроны деревьев полностью скрывали небо. Тонгор не имел ни малейшего понятия о том, в какую сторону нужно идти, чтобы добраться до Катооля или Патанги.
Выбрав направление, валькар упрямо зашагал вперед, прорубая мечом дорогу в чаще. Позже он остановился, позавтракал кислыми ягодами сарна и пошел дальше, полагаясь больше на удачу и чутье, чем на расчеты, которые не мог проверить по положению солнца.
Несколько раз варвар пытался залезть на гигантские, в две сотни локтей высотой, лотиферы, скрывавшие от него небо над Кушем. Но каждое дерево плотно поросло страшными слитами, кровососущими цветами-вампирами — ужасом лемурийских джунглей. Тонгор с грустью отказался от попыток залезть на дерево.
Он и так едва избежал слитов, которых сарк Турдиса держал на арене… и ему не хотелось сейчас встречаться с дикими родственниками.
«…Может ли человек в одиночку пройти пешком сотню лиг по джунглям?»— задавал себе вопрос Тонгор. Что станет он делать ночью, когда все хищники в джунглях отправятся на поиски пищи? Как ему защититься от быстроногой поа, которая может обогнать даже обученного зампа, или победить людоедаземадара с шестью огромными руками, или гигантских летучих пауков?
Ночью положение Тонгора сделается вдвойне опасным, поскольку из-за обилия слитов на деревьях он не сможет отыскать себе надежное убежище среди крон.
И все же варвар упорно шел все дальше и дальше. Было тяжело дышать. Влажный горячий воздух обжигал легкие, пот струился по коже. Тонгор то и дело останавливался, чтобы отодрать огромных древесных пиявок, которые впивались в руки и ноги и незаметно высасывали кровь. Один раз он неожиданно по пояс провалился в трясину, но сумел вырваться из жадных объятий желтой грязи. Привязав один конец троса с летучего корабля к рукояти меча, Тонгор метнул клинок в ближайший лотифер так, что тот крепко воткнулся в ствол, а затем, медленно перебирая руками, вытянул свое огромное тело из засасывающей скользкой жижи.
Вначале Тонгор останавливался для отдыха лишь изредка, но постепенно начал сдавать. Остановки становились все длиннее, а промежутки между ними все короче.
Когда над джунглями Куша стали сгущаться тени, Тонгор, совершенно измотанный, тяжело опустился на мох под огромным лотифером.
Он не знал, сколько лиг по прямой прошел от места падения воздушного корабля: порой ему приходилось прятаться от хищников и огибать слишком густые заросли. Грубо прикинув, валькар решил, что проделал путь лиг в пятнадцать, если не больше.
Впрочем, все рассуждения имели смысл, если он выбрал правильное направление. Если он двигался в сторону от Катооля, то — обречен, поскольку ближайший город на Западе лежал в тысяче миль. Прежде чем он доберется до городских стен, его кости сгниют от постоянных укусов слитов.
Вдруг Тонгор почувствовал опасность.
Ему послышался звук шагов огромных лап, приминающих молодую поросль, где-то позади, за спиной… Судя по тому, как сотрясалась земля, это был дварк.
Глава 4
ЛОТОС, СНОВИДЕНИЯ И КОЛДОВСТВО
«…Это была Эпоха Колдовства, когда могучие колдуны боролись с силами тьмы, которая постоянно грозила поглотить Мир Людей. Никогда больше мир не увидит такого волшебства, как то, что правило в древние времена, когда гордая Лемурия была молода, и до того, как Мать Империй объединила под своим знаменем Египет, еще юную Атлантиду и города царей майя…»
Летописи Лемурии
Тонгор выхватил меч из ножен. Под массивными лапами дракона трещали кусты и ломались ветви. Тот ли это дварк, что сожрал летающего ящера, или нет — валькар не знал, но, без сомнения, чудовище шло по его следу.
Осознание опасности придало сил усталому варвару, и Тонгор бросился сквозь джунгли прочь от чудовищной рептилии.
Колючие кусты рвали кожу острыми, как иглы, шипами. Громоподобная поступь дракона звучала все ближе. Дварк начал двигаться быстрее. Земля тряслась, когда тварь проламывалась сквозь заросли древних деревьев, сметая со своего пути лесных патриархов, спокойно простоявших столетия.
Когда Тонгор остановился, чтобы перевести дыхание, нечто легкое коснулось его руки, и сознание воина затуманилось. С ужасом варвар понял, что это слит. Прекрасный цветок уже раскрыл свои мягкие лепестки, напоминавшие огромную пасть, обнажив три ряда пустотелых клыков, которые за час могли высосать кровь из самца буфара.
Цветок-вампир испустил благоухающее наркотическое облако, от действия которого жертва обычно теряла сознание. Когда все поплыло перед глазами, Тонгор попытался отодрать мягкие мясистые лепестки от своей руки. Он уже почувствовал, как начала неметь плоть по мере того, как слит высасывал кровь из его тела. Колени варвара подогнулись, и он осел на мягкий мох, оставив руку в плену отвратительного цветка.
Тонгор вяло наблюдал за тем, как покрытые восковым налетом лепестки постепенно краснеют. Губчатый цветок всасывал кровь валькара.
И в это мгновение дварк настиг свою жертву.
При виде дракона джунглей варвар собрал весь остаток сил, напрягся. Меч рассек жесткий стебель слита, отделив цветок от тела растения. Цветок оставался на руке, пока Тонгор не отодрал его и не растоптал с омерзением.
Все еще опьяненный наркотическими парами цветка-вампира, Тонгор развернулся, чтобы встретить дракона. Взяв инициативу в свои руки, валькар прыгнул вперед, замахнувшись мечом. Острая сталь вонзилась в истекающую слюной нижнюю челюсть дварка.
Тонгор выдернул меч и снова замахнулся. Окровавленный меч разрубил толстые складки кожи в месте соединения челюстей дракона. Брызнула кровь, окрасив руки и грудь варвара в красный цвет.
Оглушительно фыркнув, дварк мотнул головой из стороны в сторону, стараясь облегчить боль. Покрытое чешуей рыло ударило валькара, будто таран, и отбросило на десяток ярдов. Тонгор растянулся на спине, и меч выпал из его рук.
Еще до того как он успел подняться и снова схватить оружие, над ним разверзлась влажная пасть дварка. Он увидел изогнутые белые сабли могучих клыков.
— Задержи дыхание, воин.
Из зарослей выступил высокий старик в длинном халате. В одной руке он держал металлическую коробочку. Тонгор не знал, кто это, но подчинился приказу.
Когда челюсти дварка приблизились, старик открыл коробочку и бросил ее содержимое в рот чудовищу. Вокруг морды дракона джунглей расплылось густое голубое облако. Дварк отдернул голову, когда клубы пыли попали ему в ноздри. Алчный огонь погас в красных глазах, и, когда Тонгор поднялся на ноги, Дварк с грохотом повалился на землю, которая вздрогнула от удара массивного тела. Зверь либо сдох, либо потерял сознание.
Тонгор поднял меч и бесстрастно оглядел старика.
— Благодарю вас за… помощь, — проговорил варвар.
Незнакомец провел тонкими пальцами по длинной седой бороде и едва заметно улыбнулся.
— Порошок лотоса сновидений, — объяснил он глубоким звучным голосом. — Одна крупинка переносит человека на несколько часов в мир снов и фантастических удовольствий, порожденных его собственным сознанием. Дварк вдохнул порошка столько, сколько хватило бы городу средних размеров… Очень неразумно и опасно бродить по этим джунглям с одним лишь мечом. Но позволь мне представиться: я заклинатель, живущий поблизости. Зовут меня Шарат из Заара.
Тонгор тоже представился. Он не выпускал из рук меч, не зная, чего ожидать от незнакомца. Он не водил дружбы с колдунами, и всей своей северной кровью ненавидел уловки дьявольского искусства. Слава же этого колдуна достигла даже северной родины Тонгора. Шарат Великий считался одним из самых могущественных колдунов. Некоторые называли его Колдуном Лемурии.
Шарат был стар — так стар, что Тонгор не решался даже предположить, сколько ему лет. На морщинистом лице древнего колдуна лежала печать нескольких веков. Носил он длинный неопределенного серого цвета халат с широкими рукавами, на широком поясе из змеиной кожи висели короткий меч необычной формы и мешочек алого цвета. Холодный взгляд черных глаз старика обладал гипнотическим свойством. Нестриженая грива седых волос ниспадала на худые плечи, а борода того же оттенка струилась, словно водопад, до самого пояса. На худых пальцах мерцало множество колец и перстней — колдовских талисманов. Кольцо из самородного железа поблескивало клинописными рунами, перстень с кроваво-красным нефритом сверкал Словом Силы. Да и остальные кольца, изготовленные из драгоценных камней, металлов или редких пород деревьев, невольно притягивали взгляд. «Наверное, при помощи этих колец он вызывает духов стихий и повелевает ими», — решил варвар.
Шарат вновь заговорил:
— Ты ранен и устал. Позволь пригласить тебя в мое жилище. Тебе необходимы пища, питье и отдых. Идем, мой замп привязан неподалеку.
Тонгор был бы последним дураком, если бы отказался от предложения колдуна. Да и как иначе может поступить усталый и израненный человек, затерявшийся в джунглях на расстоянии многих лиг от ближайшего города? Пожав плечами с философским видом, валькар кивнул, принимая предложение.
Тонгор принял решение жестко контролировать ситуацию и не выпускать из руки меча… хотя колдун, у которого хватает сил на то, чтобы обезвредить гигантского дварка, легко справится с одиноким воином.
Замп оказался привязанным на небольшой полянке всего в нескольких шагах от места схватки с драконом. Это огромное животное внешне напоминало носорога. Толстая шкура на спине отливала синевато-серым, а на брюхе становилась грязно-желтой. Короткие и толстые ноги с роговыми наростами наподобие копыт могли без устали нести зампа несколько дней. Морда заканчивалась клювом, а между свинячьих глазок рос прямой и острый рог. Как и у доисторического трицератопса, его предка, шею зампа закрывал огромный изогнутый щит костной ткани, образовывавший естественное седло. Наездник сидел в этом седле и управлял зверем с помощью поводьев, прикрепленных к железным кольцам, вставленным в маленькие, нежные ушки зампа — единственное чувствительное место на громадном теле.
1 2 3 4 5 6 7 8 9
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов