А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Голубев Глеб

Долина, проклятая Аллахом


 

Тут находится бесплатная электронная фантастическая книга Долина, проклятая Аллахом автора, которого зовут Голубев Глеб. В электроннной библиотеке fant-lib.ru можно скачать бесплатно книгу Долина, проклятая Аллахом в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать книгу Голубев Глеб - Долина, проклятая Аллахом онлайн, причем без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Долина, проклятая Аллахом = 107.24 KB

Долина, проклятая Аллахом - Голубев Глеб => скачать бесплатно электронную фантастическую книгу



Андрей из Архангельска
«Приложение к журналу «Сельская молодежь», Том 5-й»: Молодая гвардия; Москва; 1968
Глеб Голубев
Долина, проклятая Аллахом
Мирное пристанище убийцы
Господин Шукри так натянул поводья своего коня, что тот попытался встать на дыбы.
– Вот она, эта проклятая аллахом долина.
Было видно, что он очень трусит, словоохотливый господин Шукри, наш заботливый проводник. Казалось, он боится, как бы лошадь не сделала даже одного лишнего шага вперед. А мы надеялись, что он проводит нас в долину, открывшуюся перед нами с высоты перевала.
Она в этот вечерний час выглядела такой приветливой и мирной. От гор, за неровные зубцы которых уже зацепилось заходящее солнце, протянулись поперек долины длинные лиловые тени. На перевале было пустынно и голо, одни камни да редкие кустики терескена. А долина манила густой прохладной тенью, веселой зеленью деревьев и кустарников, местами сливавшихся в сплошные заросли. Наверное, как раз там, в зарослях, и протекает речка. До чего приятно будет опустить в ее холодные струи разгоряченное, обветренное лицо, смыть с него толстый слой надоевшей пыли…
– Может быть, вы все-таки послушаетесь моего совета и устроитесь в поселке? – сказал господин Шукри.
– В долине никого не осталось?
– Нет. Все откочевали в окрестности поселка. Остался только Хозяин.
Он так произнес эту кличку, что писать ее следует с большой буквы.
– Чего мы встали? Что он говорит? – нетерпеливо спросил Женя.
– Советует устроить базу в поселке.
– И каждый день таскаться оттуда за двадцать километров? – возмутился Женька. – Много мы так наработаем.
– Ну ладно, мальчики, вы можете тут вести дискуссию хоть до утра, а я хочу умыться и спать. Солнце уже садится, – сказала Мария и, объехав нас, начала первой спускаться по каменистой тропе.
Женя подстегнул свою лошадь и двинулся вслед за женой.
Господин Шукри укоризненно покачал головой, вздохнул и поцокал языком. Мы уже знали: это означает у него полное неудовольствие.
Я посмотрел на Николая Павловича. Он молча пожал плечами и тоже тронул свою лошадь.
– Что же, господин Шукри, нам остается поблагодарить вас за внимание, – сказал я. – Возвращайтесь в поселок. Мы как-нибудь сами выберем местечко для лагеря. А завтра наведаемся к вам, чтобы вместе обсудить программу исследований.
Мы с ним церемонно раскланялись, прикладывая руки к груди по всем правилам восточного этикета, и я поспешил за товарищами.
Господин Шукри что-то крикнул мне вслед. Я остановился и вопросительно посмотрел на него.
– Да хранит вас всемогущий аллах! – крикнул он снова и, нахлестывая лошадь камчой, скрылся за поворотом тропы.
Я догнал наш маленький караван уже на самом конце спуска в долину. Тропа сворачивала направо. Но слева из зарослей доносилось близкое журчание воды, и Мария решительно свернула туда. Правильно, через полчаса станет темно, надо поскорее устраиваться на ночлег. А завтра осмотримся и выберем место для постоянного лагеря.
Продравшись сквозь заросли, мы очутились на берегу говорливого ручья. Он был неширок, перепрыгнуть можно, но ворочал солидные камни и весь так и пенился, разбрасывая брызги. В долине, говорили, есть речка. Но это, наверное, не она, а один из ее притоков.
Лошади, оттирая друг друга, потянулись к воде. Но в ручей ни одна не входила, пили с берега, далеко вытягивая шеи. Местные лошади опытные: знают, что даже такой ручеек легко может свалить с ног и пойдет швырять об острые камни.
Мы тоже с наслаждением умылись, прополоскали пересохшие рты ледяной чистейшей водой.
– Давайте скорее ставить палатки! – хозяйственно покрикивала Маша. – Или лучше заночуем сегодня просто в спальных мешках. Я так устала, прямо боялась, свалюсь с лошади. Женька, Николай Павлович, собирайте быстренько валежник для костра. Что-то я забыла, в каком вьюке у нас тушенка.
– Стоп, Мария, не тарахти, – остановил я ее. – Прежде всего, пока еще светло, надо осмотреть друг друга, не нацепляли ли мы клещей, пока продирались сквозь кусты. Тут их наверняка уйма.
Поиски мелких клещей, затаившихся у нас в складках одежды, отняли с полчаса. Потом мы поужинали и с наслаждением выпили по две кружки сладкого душистого кок-чая, а Николай Павлович, немного подумав, даже осилил третью. Мы так устали за день, что почти не разговаривали.
– Посуду помоем утром, – сладко зевая, сказала Маша.
Она расстелила на кошме спальный мешок.
– Отвернитесь на минутку, быстро! Я разденусь.
– Стоп, – сказал я. – А где твоя сетка?
От негодования она даже не сразу набросилась на меня. Сначала только махала руками и таращила свои глазищи, потом закричала:
– Ну одну ночь я могу поспать по-человечески, без этой паранджи? Завтра поставим палатки, натянем противомоскитные сетки – радуйся. Но сегодня-то могу я в нее не закутываться, ведь дышать нечем будет!
– Уймись, Маша, – сказал ей Женя. – Приказ есть приказ. Обсуждению не подлежит.
– Ладно, будь по-вашему. А змей тут нет? Вот кого опасаться надо.
Она улеглась и что-то сердито бурчала из-под сетки, демонстративно ворочаясь. Но через две минуты уже затихла и тихонько захрапела, словно кошка замурлыкала.
Мы с Женей выкурили еще по сигаретке, глядя, как затухают и подергиваются седым пеплом угли догоревшего костра. Бормотание ручья убаюкивало. Глаза слипались. Мы забрались в спальные мешки и закрылись сетками.
«Да, спать будет душновато, – подумал я. – Может, зря так уж сразу навожу железный порядок? Хотя кто скажет, откуда может подкрасться беда?»
И тут же я услышал тоненький, звенящий и жалобный писк над ухом. Это москиты сетовали, что я спрятался от них и они не могут до меня добраться.
Может, именно они виновники всех бед? Или клещи?
Нет, я был прав: тут надо держать ухо востро, в этой милой долинке…
С этой мыслью я и уснул, словно провалился куда-то.
И тут же кто-то начал меня расталкивать.
– Что случилось? – спросил я, пытаясь выбраться из-под сетки и не понимая спросонья, кто и зачем закутал мне голову. Наконец выпутался из сетки и сел, с удовольствием вдыхая свежий ночной воздух и машинально отмахиваясь от москитов, кружившихся возле моего лица.
– Слышишь? – спросил невидимый в темноте Женя.
– Что?
– Где-то поблизости собаки воют.
– Ну и что?
– Откуда они здесь взялись? Ведь все люди ушли из долины. Опять, слышишь?
Протяжный и полный какой-то ужасной тоски и безысходности вой донесся из темноты.
– Может, это волки? – сказал я.
– Здесь волки не водятся. Да и что я, волчьего воя от собачьего не отличу, что ли?
Мы посидели несколько минут, прислушиваясь к ночи. Все снова было тихо, лишь возился с кам–нями ручей.
– Ладно, давай спать. Завтра разберемся, – сказал я и опять начал закутываться в сетку.
И тут вой раздался снова – такой же плачущий, печальный, полный тоски и злобы.
– Вот черт, прямо Баскервильская долина какая-то! – пробормотал в темноте Женька.
Визит хозяина
Прежде чем продолжить дальше рассказ о наших приключениях, мне хочется объясниться с читателем.
Когда я читаю детективный роман о долгих и запутанных поисках какого-нибудь таинственного убийцы, меня, признаться, нередко берет злость. Почему ему уделяется столько внимания, этому злосчастному преступнику? По его следам, ниточку за ниточкой распутывая клубок всяких хитрых ложных ходов, идут неустрашимые и проницательные следователи, заставляя читателя восхищаться своей настойчивостью, железной логикой и поразительной интуицией.
«Холмс бегал туда и сюда, иногда теряя след, иногда вновь натыкаясь на него, пока мы не очутились у самого леса, в тени очень большой, старой березы. Холмс нашел его следы за этим деревом и снова лег на живот. Раздался радостный возглас. Холмс долго оставался неподвижным, переворачивал опавшие листья и сухие сучья, собрал в конверт что-то похожее на пыль и осмотрел сквозь лупу землю, а также, сколько мог достать, и кору дерева. Камень с неровными краями лежал среди мха; он поднял и осмотрел его…
– Это может заинтересовать вас, Лестрейд, – сказал он, протягивая ему камень. – Вот чем было совершено убийство.
– Я не вижу на нем никаких следов.
– Их нет.
– Тогда как же вы это узнали?
– Под ним росла трава. Он пролежал там всего лишь несколько дней. Нигде вокруг не было видно места, откуда он взят. Следов какого-нибудь другого оружия нет.
– А убийца?
– Это высокий человек, левша, он хромает на правую ногу, носит охотничьи сапоги на толстой подошве и серое пальто, курит индийские сигары с мундштуком, в кармане у него тупой перочинный нож. Есть еще несколько примет, но и этого достаточно, чтобы помочь нам в наших поисках»…
Мы тоже ищем убийцу. Чтобы поймать его, и отправилась в эту укромную долину, затерявшуюся среди гор, наша маленькая экспедиция.
Преступник, которого мы должны уличить и обезвредить, убил не одного, а уже сотни людей. Он не знает сострадания и жалости и убивает всех без разбора: детей в колыбельках и ухаживающих за ними матерей, здоровых, в полном расцвете сил мужчин и мудрых стариков. И убивает он мучительно, заставляя жертвы сутками кричать от ужасной боли, лишая их рассудка, постепенно парализуя руки, ноги и лишь потом останавливая навсегда сердце.
К тому же таинственный убийца этот невидим и вездесущ. Он может спрятаться в траве, в кра–сивой птице, в моските, в безобидной овце, пасущейся на лугу, чтобы в подходящий момент нанести своему преследователю предательский смертельный удар в спину…
Мы не следователи, а научные работники, исследователи. Но и нам порой приходится решать такие запутанные задачи, что и не снились, пожалуй, Шерлоку Холмсу. Люди же об этом, к сожалению, мало знают.
Вот небольшая уютная долинка, затерявшаяся среди горных хребтов на севере Афганистана, неподалеку от нашей границы.
В долине этой нет ничего зловещего. Наоборот, путнику, попавшему сюда после долгих скитаний по голым, раскаленным от солнца скалам, она кажется поистине райским уголком. Прохладная тень деревь–ев, густые заросли, откуда доносится ликующее пение птиц… Всю долину пересекает речка, да еще в нее впадают два родниковых ручейка, возле одного из них мы устроили свой первый ночлег. Речка почему-то называется Сиоб, что в переводе значит «черная вода». Но на самом деле вода в ней зеленовато-хрустальная, вкусная, чистейшая, какая только может быть в реке, рожденной ледниками.
Не удивительно, что люди с давних времен облюбовали эту приветливую долинку.
Но в ней поселился и невидимый убийца.
Каждую весну, в апреле, в долине вспыхивает странная эпидемия. Люди заболевают один за другим и умирают в страшных мучениях. Из десяти заболевших редко выживает больше одного.
А к началу июля загадочная болезнь так же внезапно прекращается сама собой. Долина снова становится райским уголком, где никакие опасности не угрожают человеку, до новой весны.
Как бороться с этой болезнью, никто пока не знает. Известен лишь ее возбудитель. Еще лет десять назад американский врач-миссионер Рональд Робертсон, работавший в здешних краях, обнаружил в крови больных из зачарованной долины крошечные микроскопические существа – вибрионы. Под микроскопом они выглядят даже довольно красиво – изящные, слегка изогнутые палочки с длинными жгутиками на конце.
Вот и все, что, пожалуй, известно об этой болезни. Остальное – сплошные загадки. Никто не знает, где прячутся убийственные вибрионы в перерывах между эпидемиями. Неизвестно, кто хранит их в природе и почему они становятся смертоносными лишь весной. Никому не ведомо, кто их переносит, заражая людей, – это могут делать и клещи, и москиты, и какие-нибудь грызуны.
Местные жители в опасные месяцы просто бегут из долины – откочевывают со своими стадами овец за ближайший горный перевал, куда никогда не заглядывает таинственная болезнь. Тогда долина становится совершенно пустой и безлюдной.
Хотя нет, один человек в ней все-таки остается. Его болезнь почему-то обходит. Он пользуется этим, выдавая себя за святого хозяина долины, грозит напустить болезнь на соседние селения и собирает с напуганных суеверных крестьян солидную дань. Его так и называют Хозяином…
В ближайшие годы в долине с помощью наших советских инженеров и рабочих намечено проложить дорогу и построить гидростанцию на Черной воде. Но для этого нужно прежде разобраться в загадочной болезни, выследить и обезвредить неведомого убийцу, чтобы сделать долину безопасной во все времена года. Для этого по просьбе местных властей и приехали сюда мы – зоолог Евгений Лаптев, его жена Мария, очень, по-моему, талантливый микробиолог, опытный врач Николай Павлович Соколовский, имеющий немалый опыт борьбы с различными эпидемиями, и я, Сергей Покровский, по профессии паразитолог.
Вот вам протокольное изложение всех обстоятельств преступления и столь же краткое описание места, где оно произошло. Можно начинать следствие.
Утром я первым делом распаковал и молча раздал защитные костюмы. Все их взяли так же молча, даже Мария. Конечно, работать на жаре в тяжелых сапогах и наглухо застегнутых до самого воротника комбинезонах с капюшонами тяжеленько. Да на руках еще постоянно перчатки, поверх сапог вдобавок обмотки, чтобы и щелочки не осталось, а лицо закры–то черной сеткой из тюля, пропитанного весьма ароматной жидкостью. Форменная паранджа, Маша права. Но ничего не попишешь. Микробиолог, как и сапер, ошибается лишь однажды.
Позавтракав на скорую руку, мы двинулись выбирать место для постоянного лагеря. Решили идти по берегу ручья, но скоро от этой затеи пришлось отказаться. Заросли колючих кустарников подступали к самой воде и были так густы, что через них не продерешься. И на каждом кусте полным-полно клещей…
Мы вернулись на тропу и пошли по ней. Вскоре она вывела нас к реке, на берегу которой лепились по склону горы домики, похожие на соты. Они были пусты. Ни один дымок не поднимался над заброшенным поселком. Нам стало как-то не по себе.
– Давайте пойдем вверх по реке, – предложила Мария. – Очень уж тут неуютно. Да и неудобно входить в поселок без хозяев.
Мы обошли поселок стороной и километра через полтора нашли подходящее местечко для лагеря, оно сразу всем понравилось. Это была небольшая ровная площадка у самой реки. Часть ее козырьком прикрывала нависшая скала, защищая от солнца. Из узенького, сплошь заросшего ущелья вытекал крошечный ручеек. Тут удобно разбить палатки, поближе к воде построить походную лабораторию. И лес рядом, не придется далеко ходить за валежником для кухни и вечернего костра, а он в экспедиции куда необходимее и уютнее самого роскошного городского клуба – это мы все знали по опыту прежних странствий
– Райское местечко! – восхитился Женя. – Че–го тут никто не поселился? Теснятся в селении, а там куда хуже.
– Вот и хорошо, что никто его не облюбовал, – подхватила Мария. – Лучше и искать нечего. Разгружаемся, мальчики, нечего долго раздумывать!
Не теряя зря времени, мы взялись за работу. Развьючили лошадей, напоили их и пустили пастись в заросли. Быстро поставили две палатки – одну для супругов, вторую для нас с Николаем Павловичем. Поверх каждой палатки натянули еще пологи от москитов, а на полу разостлали кошмы – говорят, они предохраняют от змей. Много у нас могло оказаться тайных врагов в этой тихой долинке…
Потом все взялись за лабораторию. Делали ее попросторней, чтобы у каждого был свой рабочий стол; их еще придется сколотить из жердей и листов фанеры.
Забот было немало. Где разместить клетки с морскими свинками, чтобы они не передохли у нас от жары? Как получше установить термостаты? Где хранить куриные яйца, чтобы они не испортились? Холодильника у нас нет. Придется как-то использовать вместо него ледяную воду из речки. А потом еще надо поломать голову, как доставить сюда эти злополучные яйца с ближайшего базара по горной дороге в целости и сохранности…
Короче говоря, даже при устройстве такого маленького лагеря, как наш, всяких головоломок хватало. Уже перевалило за полдень, солнце пекло нещадно, мы обливались потом в своих защитных костюмах и сетках, но решили сначала все закончить, привести лагерь в порядок, а потом уже пообедать и как следует отдохнуть. Кроме того, не мешало привести в порядок все свои дела.
– Фу, не могу больше, – сказала Маша, помо–гавшая мне распаковывать возле палатки лабораторную посуду, и отбросила сетку с раскрасневшегося лица. – Если бы еще не эта паранджа проклятая. И чего мы ее носим здесь-то, в лагере, где ни клещей, ни москитов днем нету…
– Опять ты за свое, – отмахнулся я.
Но она почему-то тут же оборвала свою воркотню. Это было так на нее не похоже, что я удивленно поднял голову.
Мария словно зачарованная смотрела куда-то в сторону.
– Ой, кто это там? – прошептала она.
На выступе скалы метрах в сорока от нас стоял старик в рваном халате и высокой круглой шапке из бараньей шкуры. Он стоял и молча смотрел на нас, а вокруг него сидело на камнях штук десять здоровенных псов. Они тоже не спускали с нас глаз.
– Кто это, мальчики? – вскрикнула Мария, прижимаясь ко мне.
– Где? – откликнулся от другой палатки Ев–гений.
Они с Николаем Павловичем тоже бросили работу и подошли к нам.
– Хозяин, – догадался Женя. – Красиво стоит. Как памятник.
– Надо пойти с ним познакомиться, – сказал я. – А ты бы, Маша, чайку вскипятила. И консервов разогрей.
– Не ходи. Ты же видишь, какие у него псы, – испуганно схватила Мария меня за локоть.
Псы действительно выглядели довольно кровожадными, и знакомиться с ними поближе у меня как-то особого желания не было. Я вдруг почувствовал себя парламентером, по которому в любой момент могут открыть огонь, хотя он и с белым флагом. Но не станет же старик спускать на меня свою дикую свору.
– Ничего, это же обыкновенные овчарки. Тут их полно возле каждой отары овец, – бодро сказал я и, приветственно помахивая рукой, направился к старику.
Все псы вскочили и оскалились на меня. А старик смотрел все так же молча. Хоть бы помахал в ответ, что ли. Стоит истуканом, свесив длинные рукава…
– Салям алейкум! – крикнул я. – Добро пожаловать к нам, ата!
Псы зарычали так громко и грозно, что я услышал их рык за добрых двадцать метров и невольно замедлил шаг.
Странный старик вдруг повернулся и скрылся за скалой. И псы моментально исчезли, растаяли тенями среди серых камней. Словно и не было никого.
Я повернулся и взглянул на своих товарищей. У них тоже были совершенно обескураженные лица. Пожав плечами, я пошел обратно.
– Вот так-так! – сердито сказала Мария. – Ничего себе, гостеприимный хозяин.
Мы помолчали, поглядывая друг на друга. Потом снова все сразу повернулись и посмотрели на то место, где только что стоял старик со своей грозной свитой: не появился ли он снова? Нет, пусто.
– Хотел бы я знать, почему он не боится заболеть и не болеет, – задумчиво проговорил Николай Павлович, теребя бородку. – Похоже, здесь-то и зарыта собака…
– Даже не одна, а целая свора, – добавил Женька.
Лицом к лицу
На следующее утро мы отправились в поселок, захватив с собой и вьючных лошадей, чтобы сразу уж везти в лагерь все необходимые материалы и побыстрее приступить к работе.
На перевале Мария демонстративно сняла с себя защитную куртку с сеткой, пропитанной вонючим препаратом для отпугивания клещей и москитов. Все мы с удовольствием последовали ее примеру.
«Странно все-таки, что у болезни существует такая строго очерченная граница, – подумал я при этом. – И мы уже психологически смирились с нею: переступили эту невидимую границу и сразу почувствовали себя свободнее. Наверное, это плохо. Так можно незаметно стать боязливым и робким, приноравливаться к неведомой опасности, а это помешает бороться с нею».
– Смотрите-ка, что это? – прервала мои размышления Мария.
Она, пожалуй, самая наблюдательная из нас. Всегда первой замечает все необычное и любопытное.
А мы могли бы в задумчивости проехать мимо высокой груды витых архарьих рогов, возвышавшейся необычным памятником в стороне от дороги. Ведь не заметили мы ее прошлый раз.
– Это обо, – пояснил я. – Нечто вроде жертвенника духам гор. Тут всякие суеверия еще весьма распространены.
– Что за рога! – тоном знатока воскликнул Евгений. – Если по ним судить, тут прямо богатырские архары водятся. Любопытно будет поохотиться. Хо–тя, конечно, для жертвоприношений отбирали самые лучшие экземпляры. Надо их посмотреть поближе.
Он подъехал к обо, спрыгнул с лошади и потянулся к самому большому, лобастому черепу, украшенному тяжелыми рогами.
– Перчатки! – остановил я его.
– Что? – рассеянно переспросил Женька.
– Надень перчатки.
– Слушай! – возмутилась Маша. – Ты становишься прямо невыносим, начальник. Тебе не кажется, что ты сам заразился местными суевериями? – И она насмешливо продекламировала:
Так вот где таилась погибель моя!
Мне смертию кость угрожала…
Я пожал плечами и закурил. Женя вопросительно посмотрел на меня и снова потянулся к заветным рогам…
– Тебе сказано надеть перчатки? – вдруг набросилась на него жена.
Я посмотрел на нее: издевается надо мной, что ли? Нет, не похоже. Ох, эта женская логика!
Женя послушно натянул защитные перчатки, закрывавшие руки до самых локтей, взял череп и на–чал рассматривать.
– Может, захватить в лагерь? – спросил он, но тут же одумался и бросил рога обратно в кучу. – Тяжелый. Ладно, сам добуду свеженькие.
Мы двинулись дальше. Уже на спуске с перевала, когда впереди открылась большая долина, расчерченная аккуратными квадратиками рисовых и хлопковых полей, из-за поворота вдруг появилась лошадь. Она шла одна, без всадника, но была навьюче–на какими-то плетеными сумками и глиняными кувшинами. Мы подумали, что это просто вьючная лошадь, вырвавшаяся вперед, и стали высматривать ее хозяина, который, наверное, едет следом за ней.
Кто этот смельчак, решившийся отправиться в мертвую долину?
Но никто не появлялся; только теперь мы заметили, что за лошадью идут два здоровенных лохматых пса. Они злобно ощерились и зарычали, заставив наших лошадей испуганно шарахнуться с тропы, освобождая им дорогу. Загадочная лошадь меланхолично прошла мимо нас. А псы все рычали, скалились. Миновав нас, они начали пятиться…
Они явно охраняли эту одинокую лошадь с ее кладью!
– Слушайте, а ведь это Хозяину везут дань! – воскликнул Николай Павлович.
– Верно!
– Вот ловкач! – возмутилась Мария. – Даже сам ленится собирать ее, просто посылает в селение лошадь с собаками. И суеверные бедняки спешат отдать ему последний кусок…
Потом, в поселке, мы расспросили подробнее о находчивом Хозяине долины. Оказалось, он и в самом деле редко появляется в поселке. Чаще присылает лошадь в сопровождении специально надресси–рованных псов. Они не мешают складывать в корзинки подаяние, но зорко следят, чтобы из них никто ничего не взял. Да и кто решится обокрасть Хо–зяина, который в любой момент может напустить смерть, обитающую в его долине, на эти мирные поля! Такого святотатца тут же побили бы камнями.
Ловкий старик, ничего не скажешь!..
На крыльце больницы, прилепившейся обеими своими этажами прямо к скале на окраине поселка, нас встретил доктор Шукри, сияя гостеприимной улыбкой.

Долина, проклятая Аллахом - Голубев Глеб => читать онлайн фантастическую книгу далее


Было бы неплохо, чтобы фантастическая книга Долина, проклятая Аллахом писателя-фантаста Голубев Глеб понравилась бы вам!
Если так получится, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Долина, проклятая Аллахом своим друзьям-любителям фантастики, проставив гиперссылку на эту страницу с произведением: Голубев Глеб - Долина, проклятая Аллахом.
Ключевые слова страницы: Долина, проклятая Аллахом; Голубев Глеб, скачать бесплатно книгу, читать книгу онлайн, фантастика, фэнтези, электронная