А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Стрельцова Маша

Ведьма Магдалина - 1. Смесь бульдога с носорогом


 

Тут находится бесплатная электронная фантастическая книга Ведьма Магдалина - 1. Смесь бульдога с носорогом автора, которого зовут Стрельцова Маша. В электроннной библиотеке fant-lib.ru можно скачать бесплатно книгу Ведьма Магдалина - 1. Смесь бульдога с носорогом в форматах RTF, TXT и FB2 или же прочитать произвдеение Стрельцова Маша - Ведьма Магдалина - 1. Смесь бульдога с носорогом онлайн., причем без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Ведьма Магдалина - 1. Смесь бульдога с носорогом = 218.36 KB

Ведьма Магдалина - 1. Смесь бульдога с носорогом - Стрельцова Маша => скачать бесплатно электронную фантастическую книгу



Ведьма Магдалина – 1

«Смесь бульдога с носорогом»: Эксмо; Москва; 2004
ISBN 5-699-07705-7
Аннотация
Я, Магдалина Потемкина, — профессиональная ведьма и горжусь этим! За мои специальные «охранки» от пули и конкурентов, а также заговоры на удачу в бизнесе бритоголовые братки, не скупясь, отваливают кругленькие суммы. Потому что их надежность стопроцентная. Так что все бандиты города чуть ли не молятся на ведьму Магдалину... Но и у меня бывают проблемы, и помочь их разрешить уж точно никто не в силах. Таинственным образом исчез воровской общак, в котором было два миллиона долларов! И кто его должен найти? Конечно, Магдалиночка! Я гадала всеми возможными способами, я искала не покладая рук, но все никак. Срок вышел. Что же делать? Я стремительно теряю репутацию могущественной ведьмы, да и жизни моей угрожают не на шутку. Ничего, есть еще один способ. Ну, держитесь, воры и обманщики!..
Маша Стрельцова
Смесь бульдога с носорогом
В книге использованы фрагменты заговоров и заклинаний из учебников по магии Натальи Степановой.
* * *
Дверь попинали и бодро гаркнули:
— Открывай, Марья!
Вообще-то я Магдалина, только никто про это уже не помнит — люди с малолетства переиначили меня в Машу и успокоились на этом. А мать родная и того хлестче — Маняшей зовет. Впрочем, про мать, мою самую большую неудачу в жизни — разговор отдельный. Как бы то ни было, я спихнула кота с коленок и, теряя тапки, понеслась открывать. На пороге стоял Никаноров, держа огромного, почти в его рост нежно — голубого игрушечного зайца.
— Привет, — сказал он, заходя и неловко протягивая мне его, — только не смейся, ладно?
— Прелесть! — оценила я презент.
За что Саню уважаю — так это за то что он никогда не приходил ко мне без подарков.
— Опять ты не спрашиваешь, кто пришел, украдут тебя однажды — хмуро сказал он, снимая куртку
— Так все ж свои, кому я нужна? — удивилась я, домик у меня навороченный, внизу охрана, незнакомого человека просто так сроду не пустят.
Никаноров оглядел мою скромную квартирку на три этажа, упакованную по самое не хочу, потом меня, иронично хмыкнул и сменил тему.
— Зая моя, а ведь я по делу.
— Ясно. Тебе чего узнать или помощь? — поинтересовалась я.
— Ой, только без этих твоих штучек — дрючек, — поморщился поклонничек. — Мне просто надо расклад по человечку.
— Человечка — то я знаю?
— Наверняка, — кивнул Саня и вытащил из кармана фоту. Я кивком пригласила его следовать за мной, и пошла в гостиную. По пути я изучила фотографию. Как ни странно, это был не очередной бритоголовый амбал, это была женщина. Бальзаковский возраст, благородные черты лица, одним словом — это была Леди.
— Кто такая? — не отрывая глаз от изображения, спросила я.
— Тварь и змея, каких еще свет не видывал, — серьезно ответил Саня.
— Ааа, будущая теща, — догадалась я.
— Это твоя мать? — изумился Никаноров.
— Я за тебя не пойду! — отрезала я. — И вообще, сходи в кухню, хлебни из поллитровой баночки на столе, свежий отворот, вчера готовила, и даже денег за это не возьму!
— Смешная ты, — хихикнул Саня. — Я ж к тебе со всей душой.
Я покачала головой — с Саней я дала маху в привороте. Дама я на язык несдержанная и потому врагов моих не счесть, неприятностей у меня было от этого — вагон и маленькая тележка, пока я не додумалась до простой идеи. Я всех на меня рассерженных — а были они все как на грех ребята серьезные и авторитетные — стала привораживать. Теперь они у меня как шелковые и нужды больше в приворотах почти нет — имея таких поклонников, никто на меня сердиться и обижаться не смеет.
В приворотах я, честно признаюсь, особо не сильна, у меня только охранки железобетонные получаются, поэтому со временем страсти поутихли, мы стали просто добрыми друзьями, но Никаноров же прилип ко мне намертво. А все почему? Потому что когда я Никанора привораживала, мужику уже неделю никто не давал, вот приворот и дал такие буйные ростки.
— Полный расклад или просто общие события? — поинтересовалась я, доставая коробку с картами.
— Мысли и события, — немедленно ответил Саня, — и со мной связь посмотри.
— Ага, — кивнула я и принялась за раскладку на мысли.
Мысли у дамы были о бизнесе, дальней дороге, перемене места жительства и двух королях. Причем об одном она думала что он слабовольный козел, а о короле постарше — о том что он полное дерьмо и она ему кое — чего вовек не простит. И думала весьма эмоционально.
Я покосилась на Саню. Неужто второй король — это он? Дама, конечно, холеная, но ведь Саня привороженный и стоит у него только на меня, прошу прощения за откровенность. И тут меня осенило. Ну разумеется! У Сани с ней ничего в постели не получилось, дама и осерчала! Эх, надо б Сане сегодня дать! Подобное милосердие я проявляла редко, но все ж проявляла, памятуя о том, что мы в ответе за тех, кого приручили.
— Ну? — нетерпеливо спросил Саня.
— Баранки гну, — задумчиво ответила я. — Погоди немного.
Быстренько разложила следующую колоду на Саню и убедилась — думала дама именно о нем.
— Ну? — снова нетерпеливо возопил Саня.
— Что ж ты с дамами — то так себя плохо ведешь? — вздохнула я, разглядывая карты.
— Она первая начала! — сразу замкнулся поклонничек.
— Думает она о тебе, и весьма интенсивно, видать, запал ты ей в душу, — усмехнулась я.
— Мстить будет?
Ого, подумала я. Он что, ее еще и послал??
— Будет, Саня, и мстя ее будет страшна, — вздохнула я. — Только об этом и думает. Ты б все ж пошел, из баночки — то хлебнул, а?
— Да ну тебя, — отмахнулся он, — а еще что видно?
— Еще, Сашенька, дама твоя пакует манатки, если хочешь сказать ей последнее прощай перед долгой, а главное, внезапной разлукой, то поторопись.
— Все верно, — угрюмо кивнул Саня, — я так и думал что к тому идет. А насколько торопиться с прощанием?
— Неделька, — пожала я плечами, взглянув на карты. — Максимум две, и от твоей пассии останутся лишь воспоминания.
Саня, кивнув, привычным жестом ухватил свои любимые индийские карты и принялся тасовать, после чего протянул их мне. Я взяла колоду и принялась раскладывать.
Выложила первый ряд и сообщила
— Срочная весть, после нее — дорога.
Не успела договорить, как у Сани зазвенел сотовый.
Он коротко переговорил и в который раз с уважением на меня взглянул.
— Не соврала, не соврала, как в воду глядела. Бежать мне надо!
— Погоди, я еще раскладку не закончила!
— Потом, зая моя! — Саня встал, чмокнул меня в щечку и снял с руки номерной ролекс. — Это пока задаток тебе, приеду, догадаешь, и рассчитаюсь по — нормальному. А не приеду, — тут Саня странно усмехнулся, — так это на счастье.
Я нацепила часы на руку, посмотрела как они болтаются на тонком запястье и с сомнением произнесла:
— Сань, вещь дорогая. У тебя что, сотки нет? — За гадание я брала 100 баксов, потому как бесплатно карты отвечать напрочь отказывались, и тут я с ними была полностью согласна.
— Все-все, я побежал, дорогая! — Саня еще раз чмокнул и пошел на выход.
— В кухню, в кухню заскочи! — крикнула я ему вслед
— Щаз! — весело засмеялся наш крутой мафиози, и только дверь схлопнула.
Я в растерянности еще раз поглядела на часы, достала листочек с ручкой и принялась выкладывать следующий ряд. Девушкой я являюсь крайне серьезной, и деньги зря не беру. Догадаю, запишу, приедет Саня с сотней, я ему листочек этот и всучу. Так… После известия, значит у нас тут короткая дорога. Очень короткая дорога… Хмм….. Такое ощущение, что только из подъезда моего выйти.
Я выложила следующий ряд и заледенела. Мало что соображая от ужаса, я потянулась за телефоном, чтобы набрать Санин сотовый, потом опомнилась и выскочила на лоджию.
— Саня!!!!! — что есть силы закричала я.
Саня, уже вышедший из подъезда, посмотрел на меня, помахал рукой и пошел к своему джипу.
— Не ходиии!!! — закричала я.
Саня еще раз поглядел на меня и помахал рукой. Второй он открыл дверцу машины и спокойно сел в нее.
И я как в замедленной съемке увидела, как машина тут же превратилась в столб ревущего пламени, ее подбросило и перевернуло, меня отшвырнуло к стене, где я сидела, выла и сквозь слезы повторяла:
— Ну я же сказала не ходи, Сашенька, ну почему ж ты меня не послушал….
Кое-как встав, я пошла в комнату, налила минералки и выпила ее, чувствуя как стучат зубы о край стакана. Потом взгляд упал на раскладку и знак смерти, которой закончилась эта Санина дорога.
Похороны у него были шикарные. Могилка в престижном месте, гроб красного дерева с бронзовыми ручками, народ убивался вполне натурально, в церкви его отпевали на совесть. Братки из его команды переминались с ноги на ногу и выглядели весьма потерявшимися.
— Маш, — отозвал меня один из них, — а чего сейчас будет?
— Пельменей из тебя налепят, по семьдесят рублей килограмм, — задумчиво сострила я, однако, увидев вмиг посеревшее лицо, тут же поправилась. — Шучу я. Главным у вас будет Ворон, знаете уже, за ним не пропадете.
Братки к моим словам относятся очень серьезно, и шутка насчет пельменей тут шуткой не воспринялась.
— А ты?
— А что я? — удивилась я.
— Ну… — замялся парень, — в общем, ребята интересуются, ты нас не бросишь?
— Не брошу, не брошу, у меня квартплата и коммунальные услуги дорогие, куда ж я без вас, — отмахнулась я.
Тут зазвонил сотовый.
— Привет, Марья, — поздоровался Ворон.
— Привет. Встретиться хочешь? — я была в городе спецом по охранкам, и все власть имущие ко мне косяками валили. Ворона же однако проняло только сейчас.
— Ну да, — неохотно подтвердил он. — В восемь устроит?
— Ворон, — вздохнула я. — Давай Саню проводим по — человечески, не чужой он мне. Вот прослежу за поминками, и позвоню, как домой приеду, ладно?
— Хорошо, — коротко ответил он.
Поминки оставили тягостное воспоминание. Жены у него не было и я, его последняя любовь, воспринималась всеми как безутешная вдова. Через час меня от соболезнований уже тошнило. Народ я разделила на две категории — крутики и мирские. Так вот. Крутики были серьезны и вели себя соответственно ситуации. Мирские же под конец настолько забылись где они, что мне пришлось их осадить, и весьма жестко — в подпитии они уже начали петь песни и пытаться поплясать. Совсем ополоумели. Психанув, я вышла на крыльцо Санькиного ресторана, подышать воздухом и тут я внезапно увидела ее.
Шикарный мерс лишь на мгновение притормозил на повороте, и в приоткрытом окне мелькнул профиль Саниной дамы. Машинально я запомнила номера — память у меня на всякую фигню железобетонная. К тому же они были с тремя А, с такими у нас областная власть ездит, что тут не запомнить. Я хмыкнула — непростая штучка та леди.
Тут пискнул телефон, подвешенный на шнурочке на шее.
— Маняша! — гневно начала мать, — ты где шляешься?
Ну вот! Я уже упоминала как меня родная мать кличет??? Маняша!!! Дурацкое имя, подходящее скорее девочке — дебилке, а не стильной девице типа меня, как обычно обозлило.
— То есть — где я шляюсь? — переспросила я, стараясь не выдать эмоций. Мне уже двадцать восемь лет, живу я отдельно, и подобные вопросы были мне странны.
— Тут Анна Константиновна со своим Николяшей пришли, тебя ждем! Я ведь тебя за неделю предупредила! — холодно произнесла мать.
Я внутренне застонала.
— Мамочка, милая, — залепетала я, — ты знаешь, а ведь я сейчас Сашу Никанорова хороню.
— Да ты что? — ахнула она. Никанор ей жутко нравился — он при встрече всегда демонстрировал готовность сделать ее любимой тещей. — А что случилось?
— Убили, — сдержанно ответила я. — Сейчас вот поминки.
— Жалко — то как, — запричитала она, — такой молодой, жить бы еще да жить. Ну ты давай после поминок, ко мне езжай, Николяша подождет.
— Мама!!! — воскликнула я, поражаясь ее черствости. — Ты дай мне Сашку хоть похоронить — то!
Мать с минуту помолчала, после чего, едва сдерживая рыдания, произнесла:
— Вот так ты разговариваешь со своей матерью!
— Мама, — начала я.
— Прощай, — тоном оскорбленной королевы сказала она и отсоединилась.
Вот черт! Мать моя, сухонькая и маленькая, работает учительницей русского языка и литературы, и держит в кулачке свой подопечный класс. Юные раздолбаи в ее присутствии становятся тише воды, ниже травы, навсегда уяснив, что спорить с ней бесполезно, Ольга Алексеевна всегда права. Ну а уж меня, свою дочурку, мать построила железной рукой. Я всю жизнь в отчем доме ела, ложилась и вставала по расписанию, четверка приравнивалась к ограблению магазинчика, с тройками меня слава богу пронесло. Когда я смогла переехать в свою собственную квартиру, да еще и на другом краю города от отчего дома, я долго не могла опомниться от счастья. Да не тут — то было.
Сначала мать закатила истерику — я видите не стала учиться в педагогическом институте, предпочтя карьеру ведьмы. Что там было — словами не описать. Она звонила мне каждый час, и, завывая как пожарная сирена обрушивала на мою голову рассказы о том, какая я гадкая и неблагодарная дочь. Она яростно повторяла это по вечерам соседкам на лавочке, и те дружно ее поддерживали. Она не постеснялась сходить к участковому и нажаловаться на меня. Так же она грозила мне парткомом, видимо, по старой привычке, однако вовремя опомнилась — времена коммунизма — то кончились!
Участкового я напоила чаем, написала оберег от врагов и сунула в нагрудный кармашек. Он ушел довольный — по слухам, жена с тех пор перестала его колотить, после этого претензий в мой адрес он больше не принимал. А мать я отправила на пару недель во Францию — от такого презента она отказаться не сумела. Я понимала, что она бесится из-за того что я в одночасье стала «буржуйкой» и ей обидно, что я — в трехэтажной квартире, а она как и прежде в своей хрущевке. Новую квартиру я ей покупать не стала — у матери все подружки в этом доме, и она разумеется категорически откажется от переезда — разве что в мою квартиру, но от одной этой мысли мне тут же сделалось дурно. Посему, пока мать прогуливалась по Елисейским полям, я сделала шикарный евроремонт в ее квартирке и сменила мебель. Она же, вернувшись, из вредности и привычки ради забилась в истерике — оказалось, старый интерьер ей нравился куда больше. Я пожала плечами и выразила готовность привезти старую мебель, которую я предусмотрительно вывезла не на помойку, а соседке в гараж. Мать тут же смешалась, перевела разговор на другую тему, и больше к этому вопросу не возвращалась. Во всяком случае у нас воцарилось подобие мира.
Однако недолго я радовалась. У матери периодически возникает новый повод придраться ко мне. Теперь, например, ей взбрела блажь выдать меня замуж. С этой целью она собирает чаепития и я, внутренне крепясь, любезничаю с предполагаемым женихом, поражаясь, неужели она и вправду за таких придурков хочет меня отдать.
Я пыталась действовать на мать сухой логикой и приводила результаты исследования доктора Сатоши Канадзавы из Кентерберийского университета в Новой Зеландии. Он проанализировал двести восемьдесят биографий великих ученых и выяснил — практически все они совершали свои открытия до того как женились. А женились они в преимуществе после тридцати пяти лет. Так что раньше этого срока я попросила мать меня не беспокоить — меня ждут великие дела!
Мать подняла меня на смех — какой из меня ученый. А я обиделась — мне всего двадцать восемь и вся жизнь впереди, но дело — то не в этом! А в том, что вывод — брак действует отупляющее! Доктором Канадзавой доказано, не мной от нечего делать сказано! Мать заявила что мне ум девке ни к чему, а вот внучок ей не помешает.
Я поймала себя на мысли, что я почти благодарна Никанору за то, что он так вовремя умер, и его похороны отменили сегодняшние смотрины. Потом, вскинув запястье с болтающимися часами, Саниным последним подарком, я посмотрела на циферблат и решила что помянули мы Саню достаточно. Подошла к охране, сказала ресторан прикрывать, и поехала домой.
По дороге позвонила Ворону, велела ехать ко мне, будем думать, как жить дальше. Во дворе нашего дома я бросила машину у забора и, погруженная в свои мысли, побрела к подъезду.
— Здорово, Марья! — гаркнул кто — то мне под ухо. Я чуть не подпрыгнула от неожиданности, отвлеклась от дум и обнаружила компанию молодняка, оккупировавшие обе подъездные лавочки.
— Здорово, — буркнула я в ответ, проходя мимо.
— Ты, Марья, того, — заискивающе сказал рыжий пацан, — машинку — то запри, или в гараж поставь, а то вдруг кто не знает…
— Да? — я обернулась и посмотрела на него. — Вот ты ее и посторожи, раз душа за моё добро болит.
Нужно больно кому — то со мной связываться. Дом у нас хороший, внизу в холле охрана, мощеный двор отлично освещается по ночам красивыми ажурно-коваными фонариками, да и видеокамер натыкано — мышь незамеченной не проскочит. Покажите мне воришку, который в такое место машины потрошить полезет! К тому же — первый и последний раз, когда на мою БМВ кто—то покусился — я тогда бросила машину около материного дома — незадачливые представители мелкого криминала сами прийти не смогли. Явились родители. Четверо парней, польстившихся на магнитофон и прочие прибамбасы просто сошли с ума. Один порывался спрыгнуть с балкона, второй с него все же спрыгнул и лежал в реанимации, двоих других родители предусмотрительно свезли в психушку. Я прощать была не намерена — характер у меня не сахар, сразу говорю, однако родители вместе со всеми родственниками валялись в ногах и устроили около моего подъезда дежурство. Это было весьма утомительно — родственники не давали прохода мне, моим соседям, и пугали воплями клиентов. Я сочла, что это плохо действует на бизнес и личное спокойствие дороже, так что порчу сняла, предварительно взяв с родни неслыханные откупные.
Эта весть, плюс то что я у местной мафии что — то типа тайного советника позволяет мне не бояться покушения на свое добро. Однако охранки, и весьма жестокие, я поставила на все, что имею. У меня дурной и подозрительный характер, я уже упоминала об этом. О! Кстати о добре. Я остановилась меж этажами и прикрыла глаза, мысленно сосредоточившись на Сашкином ролексе, и прошептала охранку. Охранка простенькая, у вора просто сгниют руки по локоть, если в течение недели не принесет мне его обратно и не уговорит полечить. А на второй неделе вор начнет умирать — долго, примерно на полгода страданий.
Так вот… Обычно я не лечу.
Дом меня встретил тишиной. Все правильно. Кот, Бакс, товарищ важный и неразговорчивый. Мама — папа живут своей жизнью, муж или бойфренд не предвидится. Я одинока, независима, скучать мне как — то некогда, и это мне по душе. Не разуваясь, прошла в гостиную, достала из комодика сушеные травы, эмалированный банный тазик — я его вместо курильницы юзаю, и свечи белого воска. Потому что скоро приедет Ворон, и я буду колдовать.
И тут Бакс как обычно возопил полным страдания голосом. Что это означает — я прекрасно понимала, так что недолго думая пошла в ванную, вытряхнула его лоточек, насыпала свежий наполнитель и посмотрела на Бакса. Бакс посмотрел на лоточек, на меня и протяжно, с надрывом, мявкнул. Вот гад! Я пошла в спальню, взяла с полки последнюю пачку баксов, вернулась в ванную и бросила в лоток несколько бумажек. Кот мгновенно устроился поверх них, всей своей мордочкой выражая сосредоточенность процессом. Разбаловала дармоеда!
Подумав, что придется ему еще долларов напечатать, я пошла в гостиную, достала заветную тетрадку с заклинаниями, после чего села в кресло и расслабилась.
Профессиональной ведьмой я стала случайно. Мне тогда было всего семнадцать — я только закончила школу, поступила в пединститут и пошла на лето подрабатывать в официанткой при гостинице «Заря». Я тогда молодая была и еще неленивая, так что целую смену пробегать по залу и ни разу не присесть мне было нетрудно. И была я тогда наивной и доброй девочкой с определенными идеалами что немаловажно для дальнейшего повествования. Как на грех, приглянулась я крыше этого заведения. Некто Стадольный поначалу был весьма корректен. То есть меня по — хорошему просили поехать на дачку в баньке попариться. А я была, как я уже говорила, с идеалами и по — хорошему не понимала. Посыпались угрозы и неприятности. Девчонки меня жалели, да и дирекция, но сделать ничего не могли. Матери пожаловаться — об этом и речи быть не могло. Я попробовала уволиться, однако гад Стадольный отловил меня перед домом и велел на работу ходить как на праздник. И я ходила. Только вот зарплату я не получала.
Апофигей наступил в День города. Абсолютно пьяный Стадольный со товарищи закатил к нам в ресторан, содрал с меня юбку и велел плясать на столе. В голове у меня что — то помутилось, я схватила бутылку и от души огрела его по тупой башке. После чего подхватила юбку и ринулась бежать. Дома я позвонила в ресторан и от девчонок узнала, что Стадольный, очухавшись, сказал твердо — нам с ним в одном городе тесно. Я с этим согласилась и высказала необоснованное ничем предположение что останусь тут я.
Мать как раз уехала погостить к родственникам в другой город, папик где — то пил, так что никто не мог помешать мне сделать то, о чем я мечтала с тех пор, как Стадольный начал меня преследовать. Я не торопясь достала тетрадку с заклинаниями и сделала чернейшую порчу на своего мучителя. Как сейчас помню — я произносила слова обряда и четко понимала что все что я желаю — сбудется. И спокойно легла спать, я была уверена что все решилось.
И Стадольный действительно в течение нескольких часов попал как кур в ощип. Пара гостиничных путан попросили его разобраться с клиентами, которые им не заплатили. Стадольный, у которого кулаки всегда чесались, а после водки — особенно, тут же задрав хвост понесся на разборки, вот только номера комнат он, бедолага, перепутал. Но это его не смутило, он до полусмерти избил двух командированных мужиков, которые там были, а так же забрал все деньги и ценности.
И вот за это он к своему удивлению с легкостью загремел на нары, и адвокат не помог.
Но суд — это было уже потом, а пока я на следующий день с пережитого хлопнула стаканчик шампанского и все рассказала паре подруг по работе. Поверили они или нет, не знаю, но дружки Стадольного меня отловили, и поставили на бабки.
«Ребята, не доводите до греха», — умоляла я их. Ребята не послушали. Пришлось проклясть и их — благо ни мать, ни папик еще не вернулись.
На следующий день один попал под машину, второй на своей машине упал с моста в реку, у третьего сожгли магазин. Оставшиеся в живых одумались, и пришли ко мне со следующим требованием — про них забыть. И тут я уперлась рогом в землю, у меня бывает такое. Зла я тогда была на весь свет. Достали меня эти козлы, честное слово. Сначала Стадольный измывался, теперь эти дружки. И над кем? Над девчонкой, за которую по идее заступиться некому. Я им твердо пообещала, что это все цветочки были. И тут дружков проняло… Схватившись за голову, они ягодок ждать не стали, сходу подарив мне эту квартирку в качестве мирного жеста. Я его оценила и уверила, что больше к ним претензий не имею.
И тут ко мне неожиданно повалила клиентура.
В эпизоде со Стадольным я нечаянно доказала что магией можно ох какие дела воротить, и стадольновские же дружки первыми об этом сообразили, решив со мной не воевать а дружить, и напросились «поговорить» со мной о своих проблемах.

Ведьма Магдалина - 1. Смесь бульдога с носорогом - Стрельцова Маша => читать онлайн фантастическую книгу далее


Было бы неплохо, чтобы фантастическая книга Ведьма Магдалина - 1. Смесь бульдога с носорогом писателя-фантаста Стрельцова Маша понравилась бы вам!
Если так получится, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Ведьма Магдалина - 1. Смесь бульдога с носорогом своим друзьям-любителям фантастики, проставив гиперссылку на эту страницу с произведением: Стрельцова Маша - Ведьма Магдалина - 1. Смесь бульдога с носорогом.
Ключевые слова страницы: Ведьма Магдалина - 1. Смесь бульдога с носорогом; Стрельцова Маша, скачать, бесплатно, читать, книга, фантастика, фэнтези, электронная, онлайн