А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Черкасов Дмитрий

Рокотов - 09. Воины аллаха. Удар скорпиона


 

Тут находится бесплатная электронная фантастическая книга Рокотов - 09. Воины аллаха. Удар скорпиона автора, которого зовут Черкасов Дмитрий. В электроннной библиотеке fant-lib.ru можно скачать бесплатно книгу Рокотов - 09. Воины аллаха. Удар скорпиона в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать книгу Черкасов Дмитрий - Рокотов - 09. Воины аллаха. Удар скорпиона онлайн, причем без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Рокотов - 09. Воины аллаха. Удар скорпиона = 48.48 KB

Рокотов - 09. Воины аллаха. Удар скорпиона - Черкасов Дмитрий => скачать бесплатно электронную фантастическую книгу



Рокотов – 9

OCR: Олег-FIXX (fixx10x@yandex.ru)
Аннотация
Представляем вашему вниманию — последнюю, к сожалению оставшуюся не законченной, книгу Дмитрия Черкасова из серии «Рокотов» — «Воины Аллаха. Удар Скорпиона».
Дмитрий Черкасов
Воины аллаха. Удар скорпиона
Первая книга трилогии
(Главы из романа)
ПРОЛОГ
Светло-синий внедорожник «Toyota Land-cruiser» с эмблемами Организации Объединенных Наций на передних дверцах пропылил мимо длинной, затянутой поверх брезента маскировочной сетью палатки, объехал врытый в песок стол и остановился напротив входа. Дизельный двигатель негромко рыкнул, и из выхлопной трубы, идущей вверх вдоль правой передней стойки кузова, вырвался сизый дымок.
«Приехали, бездельники, — зло подумал профессор Константин Мерсье, растягивая рот в приветливой улыбке. — Третий раз за неделю».
Сопровождавшие джип с проверяющими два бронетранспортера V-300 «Коммандо» застыли возле штабеля бочек с водой, развернув тонкие стволы пушек в сторону иракской территории.
Из десантных отсеков бронированных машин резво выскочили затянутые в пустынный камуфляж солдаты и улеглись полукругом, направив штурмовые винтовки на северо-восток.
«Идиоты, — Мерсье неслышно вздохнул. — До границы — тридцать километров… Зачем весь этот спектакль?»
Хлопнула дверца внедорожника, и на песок ступила нога полномочного представителя Верховного Комиссара ООН по правам человека.
— Good day, — Мерсье вежливо отвесил полупоклон, еще более раздражаясь оттого, что ему придется пару часов общаться на английском языке.
По непонятной прихоти Генерального Секретаря ООН подавляющее число сотрудников миссии в Саудовской Аравии, обязанных на месте контролировать поведение иракцев и координировать действия различных гуманитарных фондов, составляли британцы, американцы и австралийцы.
Англоязычные чиновники вели себя вызывающе, частенько вмешивались не в свое дело и тормозили программы по обеспечению мирного населения Ирака продовольствием и медикаментами. Иногда посланцы Лондона и Вашингтона даже не утруждали себя объяснениями, почему та или иная программа оказывалась свернутой или замороженной.
Любые попытки континентальных европейцев выяснить причины задержек натыкались на стену молчания.
Американцы и их верные союзники поставили себе сверхзадачу: свергнуть режим Саддама, и ради выполнения этой задачи были готовы уморить голодом девяносто девять процентов населения непокорной страны. А оставшийся один процент, поскольку те все равно поддержат своего одиозного президента, намотать на гусеницы танков.
Возглавляемый Константином Мерсье небольшой отряд специалистов из организации «Врачи без границ» вот уже третий месяц торчал недалеко от оазиса Эль-Акайли, и профессор постепенно терял всяческую надежду на то, что они когда-нибудь приступят к той работе, ради которой медики и биологи покинули безопасные стены университетов и клиник в Швейцарии, Бельгии и Франции. Руководство «Врачей без границ» неоднократно обращалось к Генсеку ООН с просьбами допустить своих работников на прилегающую к Саудовской Аравии территорию, но каждый раз им приказывали немного подождать.
А с другой стороны границы ежедневно умирали по четыреста иракских детей, лишенных нормального медицинского обслуживания и необходимых лекарств.
— Здравствуйте, — представитель Верховного Комиссара поджал губы и покрутил головой. — Жарко.
— Вы приехали, чтобы поговорить о погоде? — язвительно спросил Мерсье.
Визиты бюрократов из ООН обычно сводились к бессмысленным многочасовым разговорам о «важности миссии», которую исполняют здесь сотрудники международных фондов, и к осмотру упакованного в контейнеры полевого госпиталя, способного принять до двухсот пациентов в день. Иногда чиновники задерживались в лаборатории, где проводились исследования проб воздуха на предмет выявления инфекционных бактерий и вирусов. Мерсье раз в неделю получал из штаба объединенного военного контингента реляции о необходимости соблюдения правил бактериологической и биологической безопасности, где в разных вариациях повторялся тезис о подозрениях о создании Ираком новых боевых штаммов.
То, что посланные в Багдад международные инспекции не обнаружили следов биологического оружия, вдохновителей блокады Ирака не смущало. Раз не обнаружили, значит, Хусейн оказался хитрее, чем все раньше думали, надежно спрятал емкости с отравой, и теперь только многолетний мониторинг может доказать его преступные намерения.
Простенько и со вкусом.
На самом деле, доказать отсутствие преступных планов президент Ирака не сможет никогда, если только не согласится с требованием Вашингтона отдаться в руки международного трибунала и оставить пост главы государства.
— А это кто? — чиновник из ООН вяло кивнул в сторону крепкого парня в белых шортах и футболке, перетаскивающего ящики из одной палатки в другую. — Новенький?
— Это мсье Гурецкис, — француз постарался подавить в себе закипающее раздражение. — Из Литвы. Приехал несколько дней назад по программе обмена.
— А-а, — представитель Верховного Комиссара вытер пот со лба и уставился на двух женщин в белых халатах, склонившихся над рулоном компьютерной распечатки. — Я смотрю, работа движется. Хорошо.
— Желаете осмотреть лабораторию? — обреченно осведомился профессор.
— Непременно, — чиновник снял с пояса флягу с водой. — И, знаете ли, я не прочь перекусить.
— Пойдемте, — Мерсье сделал приглашающий жест рукой в сторону навеса, под которым располагалась столовая.
Парень в белой футболке перетащил последний ящик, несколько раз встряхнул руки, проводил взглядом своего непосредственного руководителя и прибывшего с инспекционной миссией надменного британца, облизал губы и уселся в тень палатки, вытащив из заднего кармана шорт плоскую жестяную коробочку с тонкими сигарами и зажигалку.
Глава 1
РУССКИЕ НЕ СДАЮТСЯ
«Рыжий, рыжий, конопатый, убил электрика лопатой»: Рокотов глубоко затянулся и покрутил в пальцах остро отточенный карандаш. — Десять букв, вторая «у», последняя «к». Председатель монополии: Чубайсенок, что ли? Точно. Подходит. Замечательно. Теперь семь по вертикали: «Штирлиц, Вовочка и Гений Дзю-до в одном лице», девять букв, четвертая «з», предпоследняя «н»… Президент? Ага, подходит… Едем дальше, — Влад на секунду оторвался от кроссворда и бросил взгляд на беседующих под навесом Константина Мерсье и проверяющего из комиссии ООН. — Долгонько они что-то базарят Не иначе, профессор опять уговаривает пропустить нас через границу. Эх, профессор, зря вы этот разговор затеяли! Все равно не пустят. Не для того мы здесь сидим, чтобы реальную помощь оказывать, а для галочки в документах. Чтоб потом можно было орать на всех углах, что «Врачам без границ» никто преград не создавал. Допустили, типа, на место, а злобный Саддам Хусейн не дал разрешение на въезд в Ирак. Плавали, знаем…
За неделю, что биолог провел в лагере гуманитарной миссии, он вдосталь наслушался рассказов медиков, вынужденных сидеть на одном месте уже который месяц и тихо звереть от безделья.
Все обещания высокопоставленных бюрократов из ООН и Европарламента о решении вопроса с выездом передвижного госпиталя в демилитаризованную зону для оказания реальной помощи мирному населению Ирака так и оставались пустыми словами.
Врачам то объясняли, что Саддам подтягивает к границам бронетанковые дивизии, то говорили, что иракцы резко выступили против присутствия на своей территории иностранцев, то ссылались на министра иностранных дел Ирака Тарика Хафиза, якобы аннулировавшего все выданные за последние несколько лет визы.
Первое время собравшиеся со всей Европы специалисты верили байкам обосновавшихся в Эль-Рияде чиновников, но с каждым днем уровень доверия снижался, пока наконец не достиг нулевой отметки, после которой любое заявление любого члена комиссии ООН по Ираку воспринималось как очередная ложь.
Рокотов прибыл в лагерь «Врачей без границ» к тому моменту, когда медики махнули рукой на перспективы настоящей работы и просто начали отбывать положенный по контракту срок. Без всякой надежды на развертывание госпиталя и на проведение масштабного лечения сотен мирных иракцев.
Владислав поначалу изобразил искреннее рвение к работе, три дня доставал всех своими вопросами, потом «сник» и принялся совершать многочасовые экскурсии по окрестностям, демонстративно убивая время.
Ему никто не препятствовал.
Половина персонала передвижного лагеря занималась, тем же самым, изучая экзотическую для европейцев пустынную фауну или копаясь в развалинах расположенной неподалеку древней крепости в надежде отыскать под тоннами слежавшегося за столетия песка что-нибудь ценное.
Однако, в отличие от своих «коллег», российский биолог объявился на границе Ирака с Саудовской Аравией не из соображений абстрактного гуманизма, а с совершенно конкретной целью.
После возвращения из Чечни Рокотов недолго оставался без дела. За время его двухмесячного отсутствия поставленный в автоматический режим и подключенный к глобальной сети компьютер впитал в себя несколько гигабайт информации, посвященной последним достижениям в области изучения и производства сложных протеинов. Влад всегда отличался редкостным занудством и привык доводить любое дело до логического конца.
История, происшедшая с ним летом 1999 года в горах на границе Косова и Албании, не давала биологу покоя.
Поэтому он начал интернет-дискуссию по интересующей его проблеме, разместив в сети свою страничку и оплатив ссылки на нее практически на всех крупных международных серверах. Одним из элементов оформления стала белковая цепочка внешне рядового экспресс-анализа, ничего не говорящая подавляющему большинству специалистов и понятная лишь тем, кто непосредственно занимался изучением поступавших с Балкан ампул с альфа-фета-протеином. Состав сложного органического соединения столь же уникален, как и отпечатки пальцев, так что Рокотов имел шанс заинтересовать своим обращением совершенно конкретных людей.
Причем ему было неважно, кто именно на него выйдет.
Он был готов к встрече даже с теми, кто захотел бы похоронить чрезмерно активного исследователя и пресечь обсуждение поднятой темы. Модем компьютера был подключен к телефонной линии небольшого деревообрабатывающего заводика, закрывшегося лет пять назад, но по причине всеобщего бардака в стране так и не отрезанного от услуг связи. Официально этого телефонного номера давно не существовало, он был внесен в реестр бездействующих, однако в реальной жизни напряжение в проводе сохранялось и районная подстанция исправно передавала сигналы на исходную матрицу. Помещение, где стоял телефон и куда могла ворваться группа ликвидаторов, просматривалось с помощью миниатюрной цифровой видеокамеры, посылавшей картинку на экран постоянно включенного ноутбука «IBM ThinkPad A21e Celeron 600», и было оснащено несколькими объемными датчиками, реагировавшими на любое движение. В случае появления в комнате посторонних датчики информировали об этом компьютер, который мгновенно включал систему записи изображения на лазерный диск.
Помимо всего вышеперечисленного, Рокотов подготовил незваным гостям еще несколько сюрпризов.
Из сотен сообщений, научных статей и рекламных слоганов Владислав вычленил материал, пришедший из США с обратным адресом Интернет-клуба. Неизвестный отправитель ничего конкретного не написал, прислав довольно абстрактные рассуждения о пользе сложных протеинов для лечения некоторых заболеваний и дополнив электронное письмо картинкой, на которой Рокотов узрел анализ аналогичного образца, сделанный на очень совершенной аппаратуре.
Переговоры с пользовавшимся псевдонимом «Serious Sam» абонентом заняли восемь месяцев.
Обе стороны вели себя осмотрительно, выдавали строго дозированные порции информации и не спешили, отправляя сообщения раз в две недели. Как понял Рокотов, американец уже давно занимался биологией и, судя по точности вопросов и ответов, достиг на этом поприще изрядных высот. Правда, вычислить настоящее имя абонента не представлялось возможным.
Это вам не Россия, где настоящих специалистов можно пересчитать по пальцам. В Америке сотни университетов, наука финансируется весьма щедро, и список возможных кандидатов включал бы в себя тысячи фамилий. Поэтому Владислав даже не стал задавать наводящих вопросов, чтобы не спугнуть коллегу, а сосредоточился на обсуждении нюансов проблемы. Американец оценил деликатность русского партнера и в одном из своих сообщений поведал о попавших к нему в руки разработках новейшего биологического оружия, ориентированного на конкретную этническую группу и готового к полевым испытаниям.
Этнической группой, которую имели в виду создатели модифицированного вируса Лхасса, были жители Ирака.

* * *
Хасан Таиф закашлялся, закрыл рот ладонью и отвернулся от стола.
Селим Сауди, исполнявший обязанности врача в поселке Эн-Хамир вот уже на протяжении пятнадцати лет, озабоченно покачал головой.
— Уважаемый, вы совершенно себя не бережете…
Пятидесятидвухлетний Хасан постучал себя ладонью по груди, прочистил горло и вытер выступивший на лбу пот.
— Со мной все в порядке.
— Я так не думаю, — мягко сказал Сауди. — Похоже на воспаление легких. Вы неважно себя почувствовали две недели назад, и за это время болезнь только прогрессирует. К тому же сегодня вы опять вставали с постели.
Старший в семье Таиф опустил глаза.
— Если вы не будете меня слушаться, — продолжил Селим, — то последствия могут быть печальными.
Хасан хрипло вздохнул.
Проблемы с легкими начались у него гораздо раньше, чем об этом узнал поселковый врач, еще в прошлом году, когда Хасан вместе с другими жителями Эн-Хамира тушил пожар на насосной станции, по которой нанесли удар американские штурмовики. Тогда он надышался парами пылавшей нефти и несколько дней ему было тяжело дышать. Даже спал вприглядку, просыпаясь каждые пятнадцать минут от того, что горло перехватывала ноющая боль.
Потом вроде бы все вошло в норму, лишь усталость накатывала гораздо раньше, чем это было до пожара. Но заботиться о своем здоровье не было ни времени, ни возможностей. В блокированном со всех сторон Ираке единственным условием выжить самому и прокормить семью оставался тяжелый труд от рассвета до заката. Надо было работать в поле, регулярно укреплять глинобитные стены дома, ездить в районный центр за талонами на молочные продукты, таскать воду из единственного в Эн-Хамире колодца, помогать односельчанам ремонтировать поврежденный бомбами нефтепровод.
Оба старших сына Хасана погибли пять лет назад от управляемой ракеты, сброшенной с британского истребителя и попавшей в здание школы, где проводилось общее собрание.
Тогда из-под обломков извлекли двадцать восемь трупов.
Еще сорок человек были ранены.
Британцы проводили патрульный облет приграничной зоны, и одному из летчиков не понравилось, что приземистое здание в центре поселка было слишком ярко освещено.
— Я попрошу, чтобы мне прислали немного аспирина, — Селим закрыл свою сумку. — А вам я настоятельно рекомендую больше не вставать.
Хасан Таиф молча кивнул.
Они оба понимали, что в просьбе врачу из отдаленного поселка скорее всего будет отказано. По законам военного времени все без исключения лекарства распределялись только между военными, сотрудниками службы безопасности и детскими больницами. Даже чиновники низшего и среднего звена не имели доступа к медикаментам.
Для исламской страны такое положение вещей было нормой.

* * *
Когда картина с альфа-фета-протеинами и боевыми вирусами приобрела более-менее законченные очертания, Рокотов не стал тянуть вола за хвост и приступил к подготовке поездки на место будущих испытаний биологического оружия.
Благо, с деньгами у него проблем не было, а за толстую пачку зеленых бумажек и в России, и в странах бывшего СССР могут сделать все что угодно. Так питерский биолог превратился в аспиранта Вильнюсского университета Лео Гурецкиса, откомандированного правительством «очень независимого» государства в помощь своим западноевропейским друзьям. Документы на имя Гурецкиса были подлинными, любая проверка через МИД или через университет подтвердила бы существование аспиранта Лео. Как это удалось сделать клерку из министерства внутренних дел Литвы, Владислава не интересовало. Он заплатил требуемую сумму, перепроверил данные Гурецкиса по независимому каналу, заставив своего старого приятеля из ГРУ послать соответствующий запрос, и благополучно отбыл в Бельгию. Там он явился в представительство «Врачей без границ» и предъявил ворох бумаг, из которых следовало, что прекрасно говорящий по-французски литовский аспирант направляется в распоряжение профессора Мерсье, с которым год назад была достигнута договоренность о полевой стажировке прибалтийского ученого.
Помимо всего прочего, у Рокотова был дополнительный стимул временно покинуть родной город.
Влада всегда отличала активная жизненная позиция, и когда он увидел, как трое полупьяных ментов затаскивают в «канарейку» с надписью «35-й отдел милиции Санкт-Петербурга» на борту онемевшую от такого беспредела молоденькую симпатичную девчушку, вмешался и разбросал мусоров по асфальту. Выбив им зубы, переломав руки и отшибив мужское достоинство.
Прохожие поддержали Владислава аплодисментами, однако один из них не удержался и сфотографировал биолога, когда тот стоял над поверженными правоохранителями.
Занятый своими делами Рокотов этого не заметил…
А подловатый фотограф, трудившийся в «Агентстве репортерских расследований», примчался к руководителю этого самого агентства Косте Андрееву, взахлеб поведал о происшедшем, и они на пару отправились прямиком в ГУВД, дабы настучать на расправившегося с ментами-алкоголиками парня и получить очередную грамоту за «помощь милиции».
Размечтавшийся Андреев даже начал всерьез говорить об ордене, который ему «обязаны дать» за выявление столь опасного преступника.
Снимок Рокотова был оперативно, в тот же день, разослан во все питерские и областные отделы милиции, и поимка изображенного на нем лица стала только делом времени.
Покалеченные и протрезвевшие милиционеры по указке своего начальства давали интервью и врали, как они втроем пытались задержать многочисленную банду скинхэдов, вооруженную обрезками арматуры и почему-то самурайскими мечами. Тема борьбы с «бритоголовыми» входила в моду, и «откровения» мусоров перепечатали почти все псевдодемократические газетенки…
Информацию о том, что его активно и профессионально ищут, Влад получил от Гоблина, подвизавшегося на ниве криминальной журналистики, и счел разумным на несколько месяцев покинуть берега Невы.

* * *
Выкрашенный светло-коричневой краской и потому почти неотличимый от окружавшего его пространства бронетранспортер LAV-25 перевалил через пологий бархан, съехал в небольшую низинку и остановился.
Майор Берт Александр похлопал механика-водителя по плечу:
— Теперь ждем.
Устроившийся в кресле наводчика лейтенант Роберт Слоун припал к окулярам перископа.
Через пару минут на гребне соседнего бархана появилась затянутая в пустынный камуфляж троица, ползком преодолела открытое пространство и, не обращая внимания на БТР, скрылась за нагромождением валунов у подножия невысокой скалы.
— Первая группа прошла, — доложил Слоун.
— Время, — майор нажал на кнопку секундомера, начиная отсчет.
Вслед за первой троицей на откос взобралась вторая, ведомая здоровенным негром с пулеметом AS 70/90 в руках.
Лейтенант Слоун нервно облизал губы.
Он совсем недавно закончил военную академию в Уэст-Пойнте, и командировка в расквартированное на границе с Ираком подразделение «зеленых беретов», входящее в состав международного контингента, было его первым заданием. От его результатов и от характеристики майора Александра зависела вся дальнейшая карьера Слоуна. Если всё пройдет успешно, лейтенант мог рассчитывать на быстрое присвоение очередного звания и выбор места службы, ежели нет — следовало готовиться к отправке в отдаленный гарнизон на Аляске. Или того хуже — в Центральную Африку, где бравых американских вояк с завидной регулярностью отлавливали местные жители и готовили из них какое-нибудь вкусное национальное блюдо.
По сравнению со службой в Сомали или Руанде полгода в Саудовской Аравии представлялись просто-таки необременительной прогулкой.
Американская и британская авиация каждый день обрабатывала с воздуха демилитаризованную зону, не подпуская к границе даже патрули иракской милиции; в пустыне рассредоточились несколько десятков дивизионов артиллерийских установок, в Персидском заливе курсировали линкоры и крейсера, готовые в любую секунду накрыть нужный квадрат сотнями реактивных снарядов и тяжелыми ракетами «Томагавк». Передовые части миротворцев подпирали пехотные дивизии десяти стран и парочка танковых корпусов. А при самом неблагоприятном раскладе, на случай, если бы Саддаму пришло в голову начать массированное наступление, новоизбранный американский президент, отличающийся тупостью даже на фоне своих недалеких сограждан, был готов отдать приказ о нанесении точечных ядерных ударов.
Прилетев на Ближний Восток лейтенант Слоун, и так воспитанный в сверхпатриотическом духе, окончательно убедился в том, что его страна действительно играет решающую роль во всех мировых событиях.
Несмотря на собственное показное благополучие, держащееся на миллиардах баррелей нефти, аравийцы и кувейтцы относились к американцам крайне почтительно и даже с некоторой опаской. Янкесам позволялось то, за что гражданина любого другого неисламского государства выставили бы из страны в двадцать четыре часа. Парни с эмблемой звездно-полосатого флага на левых рукавах пятнистых курток в открытую потягивали пивко, сидя под зонтиками местных кафетериев, бродили по улицам, помахивая свернутыми в трубочку журналами с голыми девицами на обложках, и регулярно задирали прохожих. Местная полиция делала вид, что ее все происходящее не касается. Дружба с могущественным заокеанским партнером была гораздо важнее, чем возмущение нескольких правоверных, которых американские «защитники» едва не задавили своими огромными джипами или походя отбросили в канаву, когда те попытались сделать им замечание…
Замыкавший вторую тройку невысокий крепыш с торчащими из рюкзака темно-зелеными цилиндрами гранатометов М72А1 немного отклонился в сторону, пробежал по низинке до выступавшего из песка серого валуна и залег, направив ствол базуки на нагромождение камней, где скрылась первая группа.
Майор Александр поморщился и поставил галочку напротив фамилии Рипли.
Рядовой слишком долго находился на открытом пространстве, и в реальном бою его давно бы снял затаившийся у скалы снайпер. К тому же гранатометчик вышел на позицию в одиночку, что противоречило здравому смыслу. При атаке несколькими одиночными противниками он смог бы отстреливаться только из пистолета КР-9чАМР, не используя свое основное оружие, и был обречен та поражение.
— Ковбой, — буркнул механик-водитель, ко торому, видимо, пришла в голову аналогичная мысль.
Лейтенант Слоун оторвался от окуляров перископа и вопросительно посмотрел на Александра.

Рокотов - 09. Воины аллаха. Удар скорпиона - Черкасов Дмитрий => читать онлайн фантастическую книгу далее


Было бы неплохо, чтобы фантастическая книга Рокотов - 09. Воины аллаха. Удар скорпиона писателя-фантаста Черкасов Дмитрий понравилась бы вам!
Если так получится, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Рокотов - 09. Воины аллаха. Удар скорпиона своим друзьям-любителям фантастики, проставив гиперссылку на эту страницу с произведением: Черкасов Дмитрий - Рокотов - 09. Воины аллаха. Удар скорпиона.
Ключевые слова страницы: Рокотов - 09. Воины аллаха. Удар скорпиона; Черкасов Дмитрий, скачать бесплатно книгу, читать книгу онлайн, фантастика, фэнтези, электронная