А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Черкасов Дмитрий

Рокотов - 06. Белорусский набат


 

Тут находится бесплатная электронная фантастическая книга Рокотов - 06. Белорусский набат автора, которого зовут Черкасов Дмитрий. В электроннной библиотеке fant-lib.ru можно скачать бесплатно книгу Рокотов - 06. Белорусский набат в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать книгу Черкасов Дмитрий - Рокотов - 06. Белорусский набат онлайн, причем без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Рокотов - 06. Белорусский набат = 275.26 KB

Рокотов - 06. Белорусский набат - Черкасов Дмитрий => скачать бесплатно электронную фантастическую книгу



Рокотов – 06

OCR Moon
«Дмитрий Черкасов. Белорусский набат»: Нева; Санкт-Петербург; 2001
ISBN 5-7654-1603-9
Аннотация
Заговорщики по прежнему не оставляют планов по физическому устранению Президента Беларуси. И только Влад Рокотов может раскрыть их коварный замысел и спасти Главу Государства...
Дмитрий Черкасов
Белорусский набат
3. Не погуби меня с нечестивыми и с делающими неправду, которые с ближними своими говорят о мире, а в сердце у них зло.
4. Воздай им по делам их, по злым поступкам их; по делам рук их воздай им; отдай им заслуженное ими".
Псалтырь, псалом 27
«Только те требуют увольнения от войны, которые не веруют в Бога и в последний день, которых сердца нерешительны, и которые при своей нерешительности колеблются».
Коран, глава (9) покаяние, ст. 45
Пролог
Государственный Секретарь США подперла ладошкой свою дряблую щечку и вперилась глазенками в начальника оперативного управления департамента. Молодой дипломат разложил бумаги на кофейном столике и преданно посмотрел на Олбрайт. С этой чешкой следовало вести себя крайне осторожно и предупредительно. Заметив малейшие признаки непочтительности, закомплексованная мадам делала все, чтобы выжить неугодного сотрудника из аппарата Госдепа.
Не спасало даже заступничество сенаторов.
С неугодными Мадлен расправлялась без затей. Находила или придумывала компромат, проявляла дьявольскую хитрость и натравливала на жертву всех остальных сотрудников, не гнушаясь даже прямым подлогом. По отношению к мужчинам Госсекретарь особенно любила использовать тактику обвинения их в сексуальных домогательствах. Не к себе, естественно, а к гораздо более молодым и привлекательным сотрудницам. Ибо сексуально домогаться самой Олбрайт мог либо о о очень озабоченный слепец, проживший без женщин лет десять, либо извращенец геронтофил. Да и то вряд ли...
— Докладывайте, — скрипнула мадам.
— Пришли обобщенные данные по Беларуси, — начальник оперативного управления кашлянул, — напряжение общего фона пока недостаточно. Эксперты посчитали математическую модель процесса и пришли к выводу, что наш посол в Минске переоценивает возможности оппозиции. После выключения из активной игры экс председателя Центризбиркома Гончара и бывшей главы Центробанка миссис Винниковой наши друзья потеряли примерно тридцать процентов своего влияния. Особенно это видно в сфере бизнеса. Местные коммерсанты сворачивают финансирование и «Хартии 98», и центра «Запад Восток», и «Белорусской Правозащитной Конвенции», и «Ассоциации Молодых Политиков». Такое впечатление, что они договорились между собой...
— Кто договорился?
— Бизнесмены. Недавно в Витебске прошел экономический форум. Мы как то не обратили на него внимание из за сугубо местного состава участников и гостей и не проконтролировали должным образом. Лояльная нам пресса была занята другими проблемами, и мы не получили с форума ни одного репортажа. Но именно с этого момента стало происходить нечто негативное... Мистер Богданкович уже встречался с нашим послом Спекхардом и изложил ему свое видение проблемы.
— И в чем оно заключается?
— Мистер Богданкович считает, что Лукашенко строит фашистское государство. Он особо подчеркивает данные о недавней беседе диктатора с русским Секретарем Совета Безопасности.
— Но при чем тут форум бизнесменов?
— Наши друзья видят прямую связь. На форуме было несколько коммерсантов из Санкт Петербурга. Секретарь русского Совбеза — уроженец этого города и мог сориентировать своих земляков на постановку определенных условий белорусам. В обмен на выгодные контракты...
— Это очень зыбко, — сказала Госсекретарь, — все смешано в одну кучу. Бизнесмены, Секретарь Совбеза, фашизм и трудности наших друзей. Нет прямых связей, за которые можно ухватиться.
— С точки зрения аналитиков, косвенные связи есть.
— Я бы предпочла более обоснованные схемы. Наша основная цель — уничтожение режима и переключение интересов Беларуси с востока на запад. Мистеру Богданковичу следует заниматься своим основным делом, а не политическими прогнозами.
Мадлен отдавала себе отчет в том, что Богданкович и иже с ним представляют собой всего лишь шайку мелких подонков, не способных на серьезный поступок. Но приходилось работать именно с ними. Волевые и успешные в жизни люди не соглашались на сотрудничество с эмиссарами Госдепа. А Богданковичи, Литвиновичи, Копыловы, Бухвостовы, Шереметы, Федуты и прочие, хоть и выпрыгивали из штанов в надежде услужить дядюшке Сэму, серьезного влияния на умонастроения белорусского общества не оказывали.
Перспективными были лишь крупные государственные чиновники. В их руках реальная власть. Правда, Лукашенко стремится все контролировать, но он не Господь Бог, так что половина из задуманного в недрах Государственного Департамента, ЦРУ и европейских спецслужб все же реализуется. Половина лучше, чем ничего.
К тому же скоро о Лукашенко можно будет забыть.
Мертвецы не ставят палки в колеса.
Олбрайт улыбнулась.
— Вы наметили гранты для СМИ на ближайшее полугодие?
— Да, — дипломат достал список, — газеты «Ратуша», «Культура», «Европейское время» и «Брестский курьер», журналы «Полымя», «Маладосць» и «Мастацтва». Из радиостанций, естественно, «Свабодная Беларусь». Выделены также именные гранты.
— Кому конкретно?
— Шеремету, Марковичу, Базану, Каминскому, Комаровой, Букчину, Сачанке, Габрусевичу, Правдину, Веревкину, Законникову... Всего одиннадцать человек.
— В прошлом году, по моему, их было больше...
— По просьбе Карлоса Шермана мы оставили запас для его детища.
— А а, это правильно, — кивнула Мадлен. Карлос Шерман возглавлял белорусское отделение ПЕН клуба и свежеобразованную «антифашистскую комиссию». Под крылом писательской организации он собрал сотню прожженных графоманов, от прочтения опусов которых волосы вставали дыбом. Рассказы и повести были густо сдобрены педофилическими комплексами, примитивным и грязным матом и тягой авторов к злоупотреблению дешевыми наркотиками и алкоголем. Банда колющихся и пьющих «Набоковых» заваливала литературные журналы грудами новелл и эссе, а отказ от выпуска «гениальных произведений» в печать воспринимался как «происки проклятого тирана», якобы рассадившего повсюду своих цензоров.
«Антифашистская комиссия» являла собою очередной пассаж немного придурковатого, как и положено непризнанному гению, Шермана вкупе с педерастом кинорежиссером Юрием Хащеватским, прославившимся на Западе своим фильмом «Обыкновенный президентишка». В нем глава государства был изображен злобным уродцем, в детстве мучившим кошек и пришедшим во власть исключительно по дурости белорусского народа. Никакой смысловой нагрузки сей «киношедевр» не нес, однако европейской и американской общественности понравился. Ибо отвечал веяниям времени. Хащеватский обрел известность, а вместе с ней и возможность встречаться с манерными мужчинками из числа западной культурной элиты. В Германии он впервые в жизни переспал с двумя неграми сразу, о чем взахлеб рассказывал на творческих вечерах для узкого круга таких же гомиков, как и он сам.
Первым делом «борцы с фашизмом» скорешились с националистами из соседних Латвии и Литвы. Со стороны это выглядело немного странно, так как прибалтийские партнеры в открытую оправдывали Гитлера, отмечали дату образования батальонов СС и призывали к геноциду евреев. Но Шермана и Хащеватского сие не смущало. Для них достаточным поводом к дружбе с прибалтами был факт ненависти литовцев и латышей к Батьке. А на остальное можно закрыть глаза. В общем и целом «антифашисты» исповедовали принцип «против кого дружим».
— Надо простимулировать Шермана, — согласилась Госсекретарь, — в ближайшем будущем он может нам серьезно пригодиться.
— Я позволил себе пока снять с дотации «Свободные новости плюс»...
— Причина?
— Они допустили серьезный прокол. Редактор не уследил. На недавнем совещании Российского Еврейского Конгресса было принято решение о финансировании некоторых кандидатов в Думу. В частности, выделено по двести пятьдесят тысяч долларов в фонды «Яблока» и «Союза Правых Сил» и по сто тысяч на конкретных кандидатов. Журналист из «Новостей» опубликовал статью. Информация попала в русскую прессу... Теперь Индюшанский чувствует себя неуютно. Вы же знаете, как в России развит бытовой антисемитизм. Эта глупая статья сильно осложнила положение нужных нам людей. Иван сейчас и так зол из за Косова, а тут еще масла в огонь подлили. К тому же репортер для усиления эффекта публикации вставил в материал фрагмент о бывшем санкт петербургском мэре...
— Стульчаке?
— Да.
— А при чем тут Стульчак? Он же живет в Париже, — удивилась Олбрайт.
— Как заявил журналист, он провел аналогию...
— С чем?
— Трудно сказать. На мой взгляд, это просто крупный ляп. Желание наполнить статью известными фамилиями. Вне зависимости от того, имеют персоналии какое то отношение к выборам или нет. В том же контексте были и Немцович, и Прудков, и даже нынешний премьер Степашко, который никак не может баллотироваться по русским законам. Репортер уже уволен.
— Поздно спохватились, — пробурчала Мадлен.
— Редактор «Новостей» клянется, что подобного больше не допустит.
— Хорошо, оставим... Есть какие нибудь новости от Требуховича?
— В последнем отчете говорится, что сложилась нехорошая обстановка вокруг Снегиря. Лукашенко что то подозревает. И, видимо, ищет замену председателю правительства.
— Пусть ищет, — усмехнулась Госсекретарь.
Судорожные движения белорусского диктатора ее уже почти не волновали.
Да и сам разговор с начальником оперативного управления был акцией прикрытия. На тот случай, если интерес Госдепартамента к Беларуси отслеживается русской или белорусской разведками. Пусть все идет как обычно. Мадам встречается с подчиненными, обсуждает текущие вопросы, ставит задачи. Все это находит отражение в соответствующих документах. Так что гипотетический «крот», имеющий доступ к внутренним материалам Министерства иностранных дел, отметит лишь стандартную текучку.
Недолго осталось.
Всего одна неделя...
Глава 1
Чтоб орлы не падали, а козлы не летали!
Владислав поудобнее устроился на скамейке перед входом в шестую (номер поликлиники взят автором совершенно произвольно) стоматологическую поликлинику города Минска и продолжил чтение белорусской прессы.
В столицу республики он прибыл два дня назад.
Отбежав от затопленной базы на десять километров, Рокотов вскрыл свой схрон, переоделся в обычную гражданскую одежду, забросил «ноутбук» и пачки валюты в раскладной чемодан, дошел до железной дороги и на ближайшей станции сел в поезд.
В поезде впервые за десять дней он нормально поел, глядя на проносящийся за окном пейзаж и размышляя о том, когда же наконец прекратятся его дикие с нормальной точки зрения приключения.
Владислав все никак не мог остановиться.
И не по собственной воле.
Под конец каждой разборки возникали новые обстоятельства, требовавшие его присутствия в совершенно другом месте. Будто кто то специально подбрасывал мирному специалисту по ракообразным очередное «маленькое, но очень ответственное поручение». От листочка, найденного в кармане погибшего при катастрофе натовского вертолета косовара, потянулась ниточка к подпольной медицинской лаборатории, там обнаружился бесхозный ядерный заряд, который был продан в Россию. Потом оказалось, что одни террористы опосредованно связаны с другими, вознамерившимися пульнуть в белый свет атомной ракетой, затем захваченный в плен боевик упомянул о минском стоматологе и о покушении на Президента...
Врача Рокотов вычислил без труда.
Просто пришел по адресу и просмотрел график приема специалистов. Хирург Антончик и был тем самым человеком, о ком рассказал оставленный на затопленной базе Федунич.
Теперь следовало найти подход к обладающему определенной информацией стоматологу.
Влад решил не торопиться. Он предусмотрительно снял две квартиры в разных районах города и щедро заплатил за три месяца вперед, дабы не вызывать никаких подозрений у арендодателей. Для двух старушек были совсем не лишними те шестьсот долларов, которые биолог спокойно выложил. В средствах он недостатка не испытывал, особенно с учетом того, что прихватил у Федунича его долю за совершение теракта на ракетной базе. При необходимости Рокотов мог снять еще полсотни квартир.
Хирург по фамилии Антончик пребывал в полном неведении относительно того, что его уже два дня терпеливо ожидает спортивный молодой человек, горящий желанием задать пару вопросов и добиться правдивых ответов. Опыт проведения допросов у молодого человека был...
Рокотов перевернул страницу «Народной доли» и продолжил чтение редакционной статьи.
"...На тэрыторыi Беларусi проживает не народ, а вялiкае месiва. Такое суцэальнае i лiпкае, без нацыянальнага гонару i iнтэлектуальнай смеласцi ..." фу у, блин, одолел фразочку! Хорошо еще, что мне не надо вслух читать, а то бы язык сломал. Какой идиот это пишет? Некто Владимир Глод... Видать, из бывших комсомольчиков. Чувствуется опыт в болтовне о «мировом империализме» и «руководящей роли партии». Нынче только объекты местами поменялись — и все. Текстовочка та же..."
Первым делом по прибытии в Минск Влад накупил местных газет и попытался по ним составить мнение об обстановке в республике. По сообщениям российских средств массовой информации, в Беларуси процветали тоталитаризм, зажим свободы слова и другие прелести диктаторского режима. Рокотов сразу приготовился к тому, что ему придется читать бодрые репортажи с колхозных полей и корявые агитки во славу Лукашенко.
Все оказалось с точностью до наоборот.
Газеты и журналы были переполнены националистической антигосударственной пропагандой, откровенно льстивыми прозападными статейками и безумными как по содержанию, так и по объему высказываниями лидеров оппозиции. При этом читателей ни в грош не ставили и обзывали всех белорусов «быдлом», «середняками» и «приспособленцами». За редким исключением в виде «борцов с режимом» из каких то «Хартий 98» или НСЦИ. Как позже узнал биолог, сия аббревиатура обозначала «Национальный центр стратегических инициатив», объединявший в своих рядах аналитиков от оппозиции и сочувствующих им истеричных дамочек с лесбийским уклоном.
У Рокотова зачесались руки.
Случись такое в Москве или в Питере, членам редколлегии давно бы уже набили морду. Подобные высказывания в России позволяли себе только «правозащитные» издания, имевшие очень ограниченный круг почитателей и не зависящие от покупательского спроса.
Но Владислав был педант и не шел на поводу у эмоций.
Он решил лично разобраться в ситуации и отправился на обзорную экскурсию по столице.
Побродив несколько часов по вечернему городу, Рокотов убедился, что газеты, мягко говоря, излишне драматизируют обстановку. «Пустым» в Минске считался магазин, где было всего пять сортов сыра и столько же колбасы. Сотен наименований товаров, правда, тоже не наблюдалось. Но это было связано с тем, что в Беларуси почти не закупали продовольствие за границей и обходились собственными силами.
Нормальное положение дел для небольшой и не избалованной полезными ископаемыми страны.
Влад с удовольствием поужинал в небольшом кафе, отметил вполне приемлемые цены и вернулся в квартиру. По пути он несколько раз встречал милицейские патрули, однако те вели себя смирно и к прохожим не приставали. И выгодно отличались от российских коллег выправкой и нормальными неиспитыми лицами.
Конечно, проблем в республике было хоть отбавляй, но они носили совершенно закономерный характер, как и в любом осколке бывшей Империи. Небольшие зарплаты, инфляция, недостаток профессионалов в правительстве, политические дрязги, очумелая борьба между карликовыми партиями, слабое правосознание большинства населения, еще не привыкшего к мысли о том, что личное благосостояние напрямую зависит от самого человека и государство не обязано платить за безделье, именовавшееся ранее «социалистическим трудом».
Но и в России было не лучше.
Однако в Беларуси, в отличие от своего огромного соседа, почти отсутствовал криминальный фактор в экономике. Никаких «крыш», организованных преступных групп и паханов в чиновных кабинетах. Благодаря этому частные предприниматели чувствовали себя спокойно и в большинстве своем довольно лояльно относились к власти. Были, естественно, нюансы, но фатальных для бизнеса последствий они не имели. Власть не стремилась высосать все соки из коммерсантов, а конфликты обычно решались путем переговоров и принятием или отменой распоряжений местных начальников...
Владислав с трудом осилил статью, перекурил и обратился к следующей публикации, в которой некто Е. Шерешевский с придыханием живописал американский проект по взрыву на Луне атомной бомбы.
Познания журналиста в технических вопросах были столь скудны, что он перепутал скорость звука со второй космической, придал бомбе мощность в сто пятьдесят мегатонн и под конец восхитился американскими конструкторами , якобы изготовившими корпус ракеты носителя из «чистейшего иридия».
«Полный отстой, — Рокотов отложил газету. В психиатрии такое поведение называется сумеречным состоянием. Этих оппозиционеров лечить надо. Не бить дубинками на митингах, а колоть аминазин пополам с галоперидолом. Кстати о дубинках... Не удивлюсь, если все ужасы о разгоне демонстраций окажутся такой же туфтой, как и „сообщения очевидцев“ о перебоях в снабжении продовольствием. Что то тут я ни того ни другого не вижу...»
Влад посмотрел на часы.
Семнадцать двадцать.
«До конца рабочего дня сорок минут. Сегодня я, пожалуй, не буду ломиться в кабинет к Антончику. Завтра с утра прихвачу, тепленького и полного сил. А пока еще раз по клинике пройдусь. Вдруг что в голову взбредет...»
Рокотов поднялся со скамейки, сунул свернутую «Народную долю» в урну и не спеша направился к дверям медицинского учреждения.
* * *
Кролль пригнул голову, влез в узкую дверь, прорезанную в борту «Газели», и осторожно похлопал по плечу склонившегося над развороченным усилителем Сапегу. Карл недовольно поморщился, поставил воняющий канифолью паяльник на специальные сошки рядом с аппаратурой и обернулся.
— Что у тебя?
— Когда заканчиваешь? — вопросом на вопрос ответил Йозеф.
— Скоро... Осталось смонтировать еще два блока и начать прозвонку.
— Ко времени управишься?
— Не беспокойся, — Сапега вслед за Кроллем вылез из кузова серого микроавтобуса и уселся на верстак. — Почему началась гонка?
Йозеф достал сигареты, угостил Карла и задумчиво уставился в потолок гаража. Инженер снял защитные очки, прикурил и повторил вопрос.
— Никакой особой гонки нет. — Кролль выпустил колечко дыма. — Все идет по плану. Я интересуюсь только из тех соображений, чтобы иметь полную информацию на каждый момент времени.
— Ты что то недоговариваешь. — Йозеф бросил мимолетный взгляд на инженера и снова перевел взгляд на потолок.
— Все нормально... Тебе нужна чья нибудь помощь?
— Пока нет. Твои ребята все равно в технике ничего не понимают. Да и это место светить не стоит. Сам как нибудь справлюсь... Только не забудь мне завтра подвезти еду и минералки побольше.
— Сделаю, — Кролль решил не говорить подельнику о провале группы, ответственной за захват ракетной базы.
Пусть спокойно работает. Его дело — провода, диоды и сопротивления. Вот за них он отвечает головой. А остальное его не касается. Общее руководство осуществляет Кролль, и он сам решает, что и когда делать. Почти полностью уничтоженная группа — это, конечно, неприятно, но Йозеф изначально был против дурной затеи с атомным шантажом.
Другое дело — устранение объекта.
Здесь все элементарно. Совмещение нескольких параметров — и клиент готов.
Хотя с такой крупной фигурой Кролль еще не работал. Но всегда что то приходится делать в первый раз. Ликвидация Лукашенко не есть исключение из общих правил. Все подчиняется много раз проработанной схеме. Заказ, аванс, предварительная разведка, техническое обеспечение, свой человек в окружении объекта, который назовет время и место, исполнение и, наконец, остаток суммы. Для киллера что Президент, что ларечник — один черт. Разница только в цене.
— Ладно, — Йозеф потянулся и покрутил головой, — поеду... Завтра я у тебя буду к десяти. И дверь не забудь покрепче запереть.
— Ты сам замки ставил. Так что ты и отвечаешь за их надежность, — пробормотал Сапега.
— Дверь снаружи не вскрыть. А внутреннюю щеколду снимешь только без двух десять. Учти, проверю...
— Давай давай, — Карл тоже слез с верстака, — проверяй. Я свою работу туго знаю. И о безопасности, в отличие от твоего Курбалевича, не забываю.
— А что Курбалевич?
— Разгильдяй. Позавчера он ко мне на полчаса опоздал. Я уже уходить собирался, когда он в парк прибежал.
Кролль сдвинул брови.
Придется Курбалевича наказывать. За несколько дней до операции непозволительна никакая накладка. А Курбалевич действительно частенько не является вовремя. И всегда у него уважительная причина. То транспорт не ходит, то телефон не работает, то еще что нибудь.
Завтра же Курбалевич отправится на одну из квартир и будет сидеть там безвылазно до самого последнего момента. Утром он встречается с Антончиком, а потом должен куда то смотаться по своим делам. Вот после этого Кролль его и посадит под домашний арест.
— Я возьму на заметку его поведение. Ну, до завтра...
— Пока.
Йозеф постоял на улице, послушал, как за его спиной почти бесшумно закрылись два замка и в пазы въехала мощная задвижка из легированной стали. Удовлетворенно кивнул, сел за руль своей неприметной синей «шестерки» и выехал за ворота гаражного кооператива.
* * *
Владислав прошелся из конца в конец по длинному, застеленному зеленой ковровой дорожкой коридору, почитал развешенные на стенах плакаты с описаниями различных заболеваний полости рта, слегка передернул плечами, рассмотрел фотографии известных личностей, лечившихся в этой клинике, и узнал, что помимо аппарата правительства сие учреждение обслуживало и цвет творческой интеллигенции.
На Рокотова никто не обращал никакого внимания.
Из кабинета в кабинет сновали медсестры, жужжали бормашины, сидящие на удобных диванчиках пациенты негромко обсуждали друг с другом свои болячки и профессиональные качества врачей. Все как в любой другой стоматологической клинике. Биолог для окружающих был обычным посетителем, коротающим время в ожидании приема.
Влад вернулся в большой холл и сквозь распахнутые прозрачные двери вышел во внутренний дворик, где было предусмотрено место для курения. Достал пачку облегченного «Кэмела», зажигалку и устроился в тени куста сирени.
Не прошло и минуты, как к нему обратилась за огоньком миловидная юная медсестричка. В принципе, у Рокотова и был расчет на подобное ненавязчивое знакомство. В курилке совершенно посторонние люди сближаются мгновенно, без стеснения. Не зря американские психологи пришли к выводу, что курение табака стоит рассматривать не как потребление слабого стимулирующего наркотика, а как процесс, облегчающий общение между людьми.
Владислав нарочито скептически посмотрел на зажатую в пальцах медсестры сигарету «Бонд», укоризненно покачал головой, достал свою пачку и поднес девушке.

Рокотов - 06. Белорусский набат - Черкасов Дмитрий => читать онлайн фантастическую книгу далее


Было бы неплохо, чтобы фантастическая книга Рокотов - 06. Белорусский набат писателя-фантаста Черкасов Дмитрий понравилась бы вам!
Если так получится, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Рокотов - 06. Белорусский набат своим друзьям-любителям фантастики, проставив гиперссылку на эту страницу с произведением: Черкасов Дмитрий - Рокотов - 06. Белорусский набат.
Ключевые слова страницы: Рокотов - 06. Белорусский набат; Черкасов Дмитрий, скачать бесплатно книгу, читать книгу онлайн, фантастика, фэнтези, электронная