А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Диксон Гордон Руперт

Дракон и Джордж - 3. Дракон на границе


 

Тут находится бесплатная электронная фантастическая книга Дракон и Джордж - 3. Дракон на границе автора, которого зовут Диксон Гордон Руперт. В электроннной библиотеке fant-lib.ru можно скачать бесплатно книгу Дракон и Джордж - 3. Дракон на границе в форматах RTF, TXT и FB2 или же прочитать произвдеение Диксон Гордон Руперт - Дракон и Джордж - 3. Дракон на границе онлайн., причем без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Дракон и Джордж - 3. Дракон на границе = 283.67 KB

Дракон и Джордж - 3. Дракон на границе - Диксон Гордон Руперт => скачать бесплатно электронную фантастическую книгу



Дракон и Джордж – 3

Доп. вычитка – KLex АСТ; 1998
Аннотация
И снова дракон Джеймс и его соратники вступают в бой с силами Тьмы – на этот раз они противостоят козням злодеев, пытающихся развязать войну между Англией и Францией. Кто бы мог предположить, что судьбы этих государств будут решаться в далеком замке д`Мер, расположенном на самом краю Шотландии?..
Гордон Руперт Диксон
Дракон на границе
Эта книга посвящается Элизабет Пирс – в память о годах, прожитых ярко,храбро и славно.
Глава 1
– Весна! – воскликнул доблестный рыцарь сэр Брайен Невилл-Смит. – Что может быть лучше, а, Джеймс?
Сэр Джеймс Эккерт, барон де Маленконтри-и-Ривероук, ехавший рядом с сэром Брайеном, был несколько смущен его вопросом.
Солнце и правда сияло чудесно, но с точки зрения человека двадцатого столетия было еще довольно прохладно, и теплая набивка под доспехами пришлась как нельзя кстати. Брайен, конечно же, чувствовал себя превосходно,– очевидно, он считал этот день достаточно теплым, – а немного отставший от них Дэффид ап Хайвел в легкой короткой кожаной куртке лучника, обшитой металлическими пластинами, должен был, казалось, продрогнуть до костей. Но Джим мог побиться об заклад, что лучник не ощущал холода.
Все же радостное восклицание Брайена имело какой-то смысл.
В прошлом году и во Франции, и в Англии все лето стояла отличная погода.
Но потом осень взяла свое, и начались бесконечные дожди, а всю зиму без устали валил снег. Наконец зима и снег отступили, и даже в Нортумберленд, граничащий с Шотландией, пришла весна.
К границе с Шотландией и ехал Джим вместе с Брайеном и Дэффидом.
Джим вдруг сообразил, что так и не ответил другу. А ответить стоило. Если он не разделит радости Брайена по поводу чудесной погоды, тот решит, что его товарищ заболел. Такова была одна из проблем, с которыми пришлось столкнуться Джиму в параллельном мире четырнадцатого века, куда его вместе с женой Энджи некогда забросило. Для людей вроде сэра Брайена существовало лишь две возможности: либо все идет как нельзя лучше, либо ты болен.
Больным же приходилось принимать всевозможные отвратительные снадобья, ни одно из которых, как правило, не помогало. Конечно, кое-что о медицине четырнадцатый век знал, но эти знания касались в основном хирургии. Например, пораженную гангреной ногу или руку просто отрезали, – разумеется, без анестезии, – и у людей хватало благоразумия прижигать раны, если на глаз казалось, что они поражены инфекцией. Над Джимом постоянно висела угроза получить какое-нибудь ранение вдали от дома, где Энджи (леди Анджела де Маленконтри-и-Ривероук, его супруга) могла бы позаботиться о его лечении.
Пожалуй, у него был всего один способ отклонить любезную помощь таких людей, как Брайен и Дэффид, – сослаться на свою магическую силу. Ведь Джим, хотя и не по своей воле, был магом, – по правде говоря, самого низшего ранга, но несомненно он внушал простым смертным достаточное уважение.
Он еще не ответил Брайену, а тот уже посматривал на него с любопытством.
Очевидно, Брайен собирался спросить у своего друга, что с ним: понос или лихорадка.
– Ты совершенно прав! – сказал Джим, стараясь, чтобы его слова звучали искренне. – Погода чудесная. Конечно, лучше и быть не может!
Они ехали по безлесной болотистой равнине, поросшей вереском и пушицей.
Там, где долина выходила к побережью, и находился конечный пункт их путешествия – замок де Мер, жилище их погибшего друга Жиля де Мер, убитого в прошлом году во Франции, когда он героически защищал наследного принца Англии Эдварда от вооруженных и закованных в латы врагов; но, поскольку в жилах сэра Жиля текла кровь силки, он превратился в живого тюленя, едва его мертвое тело погрузилось в воды Английского канала.
Путешествие, совершаемое ими, считалось в подобных случаях обычной обязанностью друзей убитого: они должны были сообщить родственникам о его смерти – в четырнадцатом веке более надежного способа передачи известий не существовало. Впрочем, все эти оправдания не произвели впечатления на жену Джима, Энджи; она нисколько не одобряла путешествие, словно оно было просто прихотью мужа.
Джим, конечно, не мог осуждать ее. Энджи пришлось нелегко в прошлом году, когда она осталась одна почти на все лето и должна была не только следить за порядком в замке, что всегда входило в ее обязанности, но и присматривать за землями Джима вместе с их разнообразными обитателями.
В общем, Энджи была решительно против поездки Джима, и, чтобы ее уговорить, потребовалось целых две недели.
В конце концов Джим пообещал, что они доберутся до замка Жиля не более чем за десять дней, проведут с его семьей не больше недели, и еще десять дней уйдет на обратный путь – так что вся поездка займет не больше месяца. Энджи не хотела соглашаться даже на это, но, к счастью, как раз в это время появился их близкий друг и наставник Джима в магии С. Каролинус, и его аргументы в поддержку Джима решили дело. Энджи наконец согласилась, хотя и с явным неудовольствием.
Замок де Мер находился на побережье, всего в нескольких милях к югу от города Бервика, замыкавшего древний римский вал – восточный край границы между Шотландией и Англией.
Насколько было известно путникам, замок представлял собой обычную четырехугольную башню, к которой прилепились кое-какие пристройки. Кроме того, он находился на самом севере Нортумберленда, некогда Нортумбрии, древней шотландской земли.
– Лучше и быть не может, – заметил Дэффид ап Хайвел. – Но скоро будет хуже – как только сядет солнце. Поглядите-ка, оно сейчас почти у горизонта, а вон там впереди уже поднимаются клубы тумана. Будем надеяться, что удастся добраться до замка де Мер, пока не стемнеет; иначе опять придется ночевать под открытым небом.
Обычно простой лучник не мог позволить себе так свободно говорить в присутствии двух рыцарей. Однако Дэффид, Джим и Брайен были соратниками в сражениях с творениями Темных Сил, которые в этом средневековом мире постоянно пытались нарушить равновесие Случая и Истории.
Поскольку Джим прежде принадлежал к технологической цивилизации, ушедшей в своем развитии на шесть веков вперед от этой, а также поскольку при его с Энджи перемещении в этот мир он приобрел некоторое количество магической энергии, здешние Темные Силы проявляли к нему особое внимание.
Каролинус, маг ранга ААА+, живший у Звенящей Воды, неподалеку от принадлежавшего Джиму замка Маленконтри, предупреждал Джима, что Темные Силы будут охотиться за ним хотя бы уже потому, что справиться с ним труднее, чем с любым человеком, родившимся в этом мире и в это время.
Однако сейчас были проблемы и поважнее Темных Сил. После слов Дэффида Джим сразу почувствовал, как струйки куда более холодного, чем прежде, воздуха сочатся сквозь щели в доспехах и набивку под ними, обжигая тело. И еще – скорее всего, это просто игра воображения – Джиму почему-то вдруг почудилось, будто солнце оказалось значительно ближе к горизонту, чем минуты две назад.
К тому же туман над болотами и в самом деле сгущался; повсюду виднелись струйки белесого дыма, поднимавшиеся на высоту от двух до шести футов над землей; теперь они начали сливаться друг с другом, грозя вскоре затянуть все болото сплошной пеленой; продолжать путь в таких условиях было бы опасно…
– Ха! – внезапно произнес Брайен. – Вместе с ночью к нам приближается то, чего мы никак не ожидали!
Джим и Дэффид взглянули в ту сторону, куда он указывал пальцем. Прямо перед ними, шагах в двадцати, туман немного поредел, и стало заметно какое-то движение. Приглядевшись, они различили фигуры пяти всадников. Когда всадники подъехали поближе – а они двигались прямо на Джима и его соратников, – все трое были поражены необычайным зрелищем.
– Клянусь всеми святыми! – воскликнул Брайен, осеняя себя крестным знамением. – Они едут или по воздуху, или на невидимых конях!
Так оно, вне всякого сомнения, и было. Пятеро всадников действительно передвигались будто по воздуху. Судя по движениям тел, а также по их высоте над землей, легко было предположить, что они едут верхом на призрачных конях; но между всадниками и землей зияла пустота.
– Это еще что за нечисть? – проговорил Брайен. Его квадратное худощавое лицо воина с пронзительными голубыми глазами, крючковатым носом и прямоугольным раздвоенным подбородком побледнело под забралом шлема. – Джеймс, может, тут какая-то магия?
То, что жуткое явление могло быть порождено лишь магией, без непосредственного участия нечистой силы, очевидно, немного успокаивало Брайена.
Но с точки зрения Джима ситуация в любом случае выглядела достаточно опасной.
Их было всего трое, причем только Джим и Брайен в доспехах, а к ним приближались пять рыцарей в полном вооружении, с тяжелыми копьями и опущенными забралами. При мысли о предстоящей схватке у Джима кровь застыла в жилах; встреча с чем-нибудь сверхъестественным ужаснула бы его гораздо меньше. Для Брайена все было наоборот.
– Да, я думаю, это магия, – ответил Джим, скорее то лишь затем, чтобы успокоить своих спутников.
У Джима оставалась еще слабая надежда, что, может быть, у незнакомцев на уме нет ничего плохого. Но когда всадники приблизились, их намерения обнаружились с ужасающей очевидностью.
– Они опустили копья, – констатировал Брайен. На его лицо вернулись краски, и голос звучал почти весело. – Нам лучше сделать то же, Джеймс.
Именно этого Энджи и опасалась больше всего, когда возражала против поездки Джима. В четырнадцатом веке в любом из знакомых Джиму миров жизнь человека постоянно висела на волоске. Если муж отправлялся с возом товаров на ярмарку в ближайший город, жена не знала, увидит ли своего супруга живым.
Путника подстерегали бесчисленные опасности. Не говоря уже о всевозможных разбойниках, встречавшихся на дорогах, ему грозили неожиданные стычки или даже арест и казнь за нарушение того или иного местного закона.
Энджи и Джим теоретически представляли себе особенности средневековой жизни, еще будучи преподавателями колледжа в своем двадцатом веке, но в первые месяцы пребывания здесь они увидели все собственными глазами. Понадобилось еще некоторое время, чтобы новый опыт буквально въелся им в кожу. Теперь Энджи беспокоилась и, конечно, имела на то достаточно оснований.
Только сейчас думать об этом бесполезно. Джим взялся за тяжелое копье, вставленное вертикально тупым концом вниз в специальное углубление в седле так его обычно возили, – и перевел его в горизонтальное положение, прислонив к луке седла и направив острием вперед. Он собирался уже опустить забрало, когда Дэффид, немного обогнав его, остановился и соскочил с коня.
– Я бы посоветовал не спешить, – сказал Дэффид, доставая из чехла свой длинный лук и снимая колчан. – Кем бы они ни были, посмотрим-ка сначала, как им понравится ярдовая стрела. Нет смысла сближаться с ними без надобности.
Джим удивился хладнокровию и уверенности Дэффида. Облаченные в тяжелые доспехи всадники на невидимых конях вполне могли оказаться неуязвимыми даже для стрел, выпущенных из длинного лука Дэффида. Однако лучник не обнаруживал никаких признаков страха.
Спокойно, не обращая внимания ни на топот копыт невидимых коней, которые быстро приближались и уже перешли в галоп, ни на сверкающие стальные наконечники пяти копий, за каждым из которых следовал мощный кусок железа весом в полтонны, Дэффид, чуть склонившись вперед, перекинул кожаный ремень колчана через правое плечо, чтобы тот удобно висел возле левого бедра. Точные движения его стройного атлетического тела, как всегда, могли служить образцом того, как следует обращаться с таким оружием.
Он откинул крышку колчана, выбрал стрелу, внимательно осмотрел ее от оперения до широкого металлического наконечника, затем положил на лук и оттянул тетиву.
Длинный лук согнулся, оперенный конец стрелы продолжал двигаться назад, пока не оказался вровень с ухом Дэффида, и тут он внезапно отпустил тетиву; стрела умчалась. Джиму не удалось проследить за ее полетом. Он увидел только, как она вонзилась под прямым углом в грудной щиток ближайшего к ним всадника и до самого оперения вошла в его тело.
Рыцарь – если, конечно, это был рыцарь – упал на землю, но остальные продолжали скакать вперед. Почти тотчас же стрелы Дэффида пронзили еще троих.
Все, кроме упавшего, развернулись и поехали прочь; трое раненых едва держались в седлах; невидимые кони вскоре унесли их в туман.
Дэффид зачехлил свой лук, прикрепил его вместе с колчаном к седлу и вскочил на коня. Соратники подъехали к лежащему на земле пронзенному стрелой телу.
Почему-то оно было едва видно; но приблизившись, они поняли почему. Брайен снова перекрестился.
– Может, тебе интересно будет взглянуть на это поближе? – неуверенно спросил он Джима. – Если тут не обошлось без магии…
Джим кивнул. Первый испуг прошел, и теперь он, в отличие от своих спутников, испытывал скорее любопытство, чем ужас. Джим спешился, подошел к тому, что лежало на земле, и присел на корточки. Его глазам предстала груда цепей, стальных пластин и одежды.
Стрела Дэффида пронзила грудной и спинной щитки панциря, напоминавшего доспехи Джима, однако несколько старомодного. Джим уже неплохо разбирался в военном снаряжении и заметил, что не все части доспехов должным образом соответствовали друг другу. Дэффид вытащил стрелу через спинной щиток и покачал головой, рассматривая ее поврежденное оперение. Джим встал.
– Ясно вот что, – объявил он. – Во-первых, стрела остановила его – и, похоже, навсегда. Во-вторых, того, кто носил эти доспехи, кем бы или чем бы он ни был, здесь больше нет.
– Может, это какая-нибудь проклятая душа из преисподней, – предположил Брайен, опять осенив себя крестным знамением, – и послана она против нас?
– Вряд ли, – возразил Джим. Он вдруг решился:
– Надо взять это с собой.
Джим привык брать в дорогу помимо прочего снаряжения легкую веревку. Она не раз сослужила ему хорошую службу. Теперь он воспользовался ею, чтобы связать доспехи и одежду и прикрепить их сзади к своему седлу.
Дэффид промолчал.
– А туман сгущается, – заметил Брайен, оглядываясь по сторонам. – Скоро мы в двух шагах ничего не увидим. Что будем делать?
– Давайте проедем еще немного, – предложил Джим.
Они вновь сели на коней и двинулись дальше; между тем видимость продолжала ухудшаться. Однако через некоторое время справа повеял сырой холодный ветер, и они заметили, что там начинается довольно крутой спуск. Развернувшись, путники пустили коней вниз по склону. Минут через пять они выехали из тумана, который казался теперь низким облаком, висевшим над их головами, и оказались на покрытом галькой и валунами морском берегу. Облако поднялось. Ярдах в пятистах слева на берегу высилась темная четырехугольная башня – такие крепости обычно встречаются на шотландской границе. Башня вздымалась вверх подобно огромному черному пальцу, а к ее основанию примыкало несколько невысоких строений.
Все сооружение стояло на высоте пятидесяти-восьмидесяти футов над уровнем моря, на самом краю отвесного утеса, о который дробились пенистые волны.
– Как ты думаешь, Брайен, это замок де Мер? – спросил Джим.
– Я в этом не сомневаюсь! – весело ответил сэр Брайен, переводя своего коня в легкий галоп.
Остальные последовали его примеру; через несколько минут они скакали по деревянному мосту, подвешенному над глубоким, хотя и сухим рвом, к большим раскрытым воротам, на которых с обеих сторон в десяти футах над землей висели светильники – корзины из железных прутьев; их пламя рассеивало ночную мглу и туман.
Глава 2
– Джеймс! Брайен! Дэффид! – С этим криком по сырой твердой земле внутреннего двора к ним бежал невысокий молодой человек довольно крепкого сложения, с пышными усами и огромным крючковатым носом. Поверх рубашки на нем была лишь короткая кольчуга, а его волосы – того же соломенного цвета, что и усы, – сильно взлохматились.
– Господи помилуй! – пробормотал Брайен, резко натягивая поводья. Сначала лошади из воздуха, а теперь мертвый друг воскрес!
Но уже в следующую секунду его настроение изменилось. Брайен соскочил с коня и по обычаю людей четырнадцатого века заключил невысокого молодого человека в свои стальные объятия и расцеловал.
– Ха! – грохотал он. – Как здорово снова видеть тебя, Жиль! Мы постарались как можно скорее погрузить твое тело в воды Английского канала. Это было почти через неделю после твоей смерти. Конечно, мы видели, что ты сразу превратился в тюленя. Но с тех пор – ни слова. Никаких вестей.
Во внутреннем дворе появилось еще несколько светильников, но они находились слишком далеко и потому давали слишком мало света, чтобы разглядеть, покраснел ли Жиль. Но Джим, который, как и Дэффид, теперь тоже спешился, хорошо знал Жиля и мог догадаться о его реакции.
– Тот, в чьих жилах течет кровь силки, не может умереть на суше, – сказал Жиль. – Но, по правде говоря, мне пришлось довольно туго. Я вернулся домой, и мои родные, конечно, узнали меня, но они никак не могли вернуть меня в человеческое обличье. К счастью, в Бервик приехал благочестивый аббат; они пригласили его сюда на несколько дней. В конце концов отец уговорил его благословить меня, и тогда я снова стал человеком. Но отец предупредил, что, если я опять умру человеком на земле, мне уже не уйти от смерти. Благодаря благословению я могу превратиться в тюленя в воде, но на суше мне не миновать своей судьбы… Джеймс!
Жиль обнял и расцеловал Джима. Кольчуга одного со скрежетом терлась о латы другого, а щетина на подбородке Жиля царапала щеки Джима.
Поцелуй в эту эпоху заменял рукопожатие – все целовались друг с другом.
Заключив сделку с совершенно посторонним человеком, следовало поцеловать его или ее, а поскольку зубы у большинства людей были в отвратительном состоянии, изо рта у него или у нее обычно исходил довольно неприятный запах. Путник, переночевавший в гостинице, прощаясь с хозяйкой, также целовал ее Джиму обычно удавалось избегнуть этого ритуала. Но уклониться от него в эту минуту значило бы проявить черствость по отношению к другу. Джим задумался, как женщины терпят такую щетину.
Он решил – и в тот же миг с грустью подумал, что это решение ненадолго задержится в его голове, – как можно тщательнее побриться, прежде чем ему снова доведется поцеловать Энджи. И еще Джим с содроганием подумал, каково пришлось Жилю в его кольчужке, когда его обнимал закованный в латы Брайен.
Но Жиль, похоже, не испытал ничего, кроме удовольствия. Затем он заключил в объятия Дэффида, который тоже был этому только рад, хотя кольчуга Жиля заметно вдавливалась в кожаную куртку лучника.
– Ну, заходите же! – сказал Жиль. Он обернулся и крикнул:
– Эй, на конюшне! Возьмите лошадей у этих добрых джентльменов!
Полдюжины слуг появились с той подозрительной быстротой, с какой обычно являлись слуги Джима в Маленконтри, если происходило что-нибудь интересное.
Лошадей увели, и несколько слуг – двое из них в килтах разной расцветки унесли седла и снаряжение.
Жиль распахнул двери и пригласил своих гостей в длинное деревянное строение, где, верно, находился большой зал, соединенный с башней. Большой зал в замке Джима был попросторнее, но обстановка здесь была такой же. Значительную часть помещения занимал большой стол; под прямым углом к нему в дальнем конце на возвышении стоял более короткий высокий стол.
Жиль нетерпеливо провел их к высокому столу, который, судя по запахам, находился напротив кухни, расположенной, очевидно, в самом основании башни; оставшаяся приоткрытой входная дверь, как и та, что вела на кухню, была столь широка и высока, что через нее свободно мог бы проехать всадник.
Судя по всему, при строительстве этого замка, как и прочих приграничных цитаделей, основное внимание уделялось защите от внезапных вторжений. В случае необходимости все обитатели могли быстро укрыться за могучими стенами каменной башни, которым не смог бы причинить вреда даже огонь.
Так поступали, когда нападающих было слишком много или они оказывались слишком сильны, чтобы с ними можно было сразиться во внутреннем дворе или за внешней стеной с главными воротами.
Высокий стол пока пустовал; несмотря на тяжелый запах, неизменно присутствовавший во всех больших залах, в которых случалось бывать Джиму, здесь было тепло и потому приятно после пронизывающего ночного холода.
Жиль рассадил друзей по скамьям у стола и крикнул, чтобы принесли вино и кубки; это приказание слуги исполнили с тем же удивительным проворством, с каким прежде позаботились о конях и снаряжении.
Между тем в зале появился человек, значительно превышавший ростом всех присутствующих.
– Отец, вот те благородные рыцари, о которых я вам говорил; они были моими соратниками во Франции; вот прославленный лучник, он тоже был с нами! – объявил Жиль, сияя. – Джеймс, Брайен, Дэффид, это мой отец, сэр Геррак де Мер.
Сам он остался стоять и рядом со своим отцом казался просто карликом.
Геррак де Мер при росте не менее шести футов и шести дюймов имел соответственно развитую мускулатуру. Тяжелое квадратное лицо обрамляли густые черные волосы с проседью. Его плечи были заметно шире, чем у Дэффида, которого едва ли кто-нибудь назвал бы узкоплечим.
Он нахмурился было при виде незнакомцев, уже занявших места за высоким столом. Но как только Жиль представил ему гостей, его лицо смягчилось.
– Садитесь! Садитесь! – замахал он руками, поскольку при его появлении все невольно встали. – Да и ты тоже, Жиль, ведь они твои друзья…
– Благодарю вас, отец! – Жиль поспешно сел на скамью чуть поодаль от остальных. Хотя место за высоким столом принадлежало ему по праву – не только как рыцарю, но и как члену семьи, – в присутствии отца он, очевидно, не мог занять его без разрешения.
Остальные также уселись.
– Отец, – начал Жиль, – джентльмен, сидящий к вам ближе всех, – сэр Джеймс Эккерт, барон де Маленконтри-и-Ривероук; рядом с ним – сэр Брайен Невилл-Смит.
За сэром Брайеном – мастер Дэффид ап Хайвел, равного которому, если речь идет об искусстве стрельбы из длинного лука, готов поклясться, нет на свете.
– Спасибо, – пробормотал Дэффид. – Только тут следовало бы добавить, что ни один арбалетчик пока тоже не превзошел меня ни в дальности, ни в точности стрельбы.
Взглянув на сидящего на скамье человека в кожаной куртке, сэр Геррак сначала слегка сдвинул свои черные брови над глубоко посаженными, черными, как у тюленя, глазами, но тут же снова улыбнулся. Конечно, у себя за высоким столом он не привык потчевать лучников. Однако Дэффид оказался не простым лучником.
– Я слышал обо всех вас еще до рассказов Жиля, – объявил Геррак своим звучным густым басом, словно исходившим из неведомых глубин. – Балладу о Презренной Башне пели даже в этом зале, добрые сэры и вы, мастер лучник. Я рад всех вас видеть. Будьте моими гостями, сколько пожелаете. Какую весть вы несете?
Он сел за стол рядом с ними.
Сэр Геррак был не только высок; подобно Дэффиду, он принадлежал к тем людям, которые постоянно держали спину прямой как стрела. Поэтому за столом он еще больше возвышался над всеми остальными.
Дэффид и Брайен хранили молчание. Разумеется, первым отвечать на вопрос должен был, как старший по рангу, Джим.

Дракон и Джордж - 3. Дракон на границе - Диксон Гордон Руперт => читать онлайн фантастическую книгу далее


Было бы неплохо, чтобы фантастическая книга Дракон и Джордж - 3. Дракон на границе писателя-фантаста Диксон Гордон Руперт понравилась бы вам!
Если так получится, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Дракон и Джордж - 3. Дракон на границе своим друзьям-любителям фантастики, проставив гиперссылку на эту страницу с произведением: Диксон Гордон Руперт - Дракон и Джордж - 3. Дракон на границе.
Ключевые слова страницы: Дракон и Джордж - 3. Дракон на границе; Диксон Гордон Руперт, скачать, бесплатно, читать, книга, фантастика, фэнтези, электронная, онлайн