А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Диксон Гордон Руперт

Дорсай - 3. Аманда Морган


 

Тут находится бесплатная электронная фантастическая книга Дорсай - 3. Аманда Морган автора, которого зовут Диксон Гордон Руперт. В электроннной библиотеке fant-lib.ru можно скачать бесплатно книгу Дорсай - 3. Аманда Морган в форматах RTF, TXT и FB2 или же прочитать произвдеение Диксон Гордон Руперт - Дорсай - 3. Аманда Морган онлайн., причем без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Дорсай - 3. Аманда Морган = 89.34 KB

Дорсай - 3. Аманда Морган - Диксон Гордон Руперт => скачать бесплатно электронную фантастическую книгу



Дорсай – 3

Доп. вычитка – KLex
«Гордон Диксон. Дух Дорсая/ Авторский сборник. 432 с.»: АСТ, Terra Fantastica; М.; 1997
ISBN 5-15-000428-6,5-7921-0196-5
Оригинал: Gordon Dickson, “Amanda Morgan”
Перевод: Кирилл Плешков
Аннотация
Воины Дорсая – офицеры и солдаты, мужчины и женщины, старики и дети, – сражаясь за свою независимость, противостоят захватчикам-землянам. Ум, сила и отвага – против подлости и коварства. Кровопролитные сряжекия на планетах и в космосе, опасные операциии, космические десанты – таков удел обитателей Дорсая, планеты космических героев, известной всей Галактике.
Этот том знаменитого военно-фантастического цикла Гордона Р.Диксона «Дорсай», вошедший в сокровищницу мировой фантастики, включает короткие романы «Аманда Морган», «Братья», «Потерянный» и «Воин».
Гордон Диксон
Аманда Морган
(Дорсай-3)
Мои стены из камня, и крыша прочна,
Но тверже камня хозяйка моя.
Можно стены разрушить
И крышу спалить.
Никому лишь хозяйку мою не сломить.
Песня дома Фал Морган
* * *
Аманда Морган внезапно проснулась в темноте, и тут же ее палец нащупал спусковую кнопку мощного энергетического пистолета. Ей послышался – или приснилось, что послышался – плач ребенка. Постепенно приходя в себя, она вспомнила, что Бетта – в соседней комнате. Совершенно невозможно, чтобы ее правнучка начала рожать, не позвав ее. Значит, это всего лишь сон.
Однако она еще несколько секунд лежала, ощущая присутствие духов старых врагов вокруг нее, в спящем доме. Плач смешался с ее сновидением. Во сне Аманда вновь переживала то давнее внезапное нападение на первый из бандитских лагерей. Тогда Дорсай еще считался новой планетой; а лагеря, далеко в горах, были базами временно незанятых наемников. Ей удалось наконец возглавить поход женщин округа Форали против этих людей. Бандиты достаточно долго совершали налеты на их дома, в те периоды, когда профессиональные солдаты из их собственных поместий сражались на иных планетах.
Вряд ли кто мог ожидать от толпы женщин лобовой атаки среди бела дня. Именно это она и устроила.
К тому времени когда она оказалась среди хижин, некоторые из бандитов уже вооружились и покинули свои укрытия; и остальная часть сражения превратилась в мешанину тел и оружия. Все бандиты были ветеранами – но ими, в своем роде, были и женщины из поместий; и те и другие хорошо стреляли. Аманда, тогда молодая и сильная, могла противостоять любому из находившихся не в лучшей форме наемников. Кроме того, она была охвачена яростью, которой они противостоять не могли…
Аманда заморгала, отгоняя от себя картины сновидения. Бандитов теперь уже не было – так же, как и Эверсиллов, пытавшихся отнять у нее землю, да и других врагов тоже. А на смену им пришли новые недруги. Она какое-то время прислушивалась, но в доме Фал Морган все было тихо.
В конце концов она встала, на мгновение окунувшись в холодный ночной воздух, и потянулась к платью, висевшему на стуле у кровати. Яркий лунный свет просачивался сквозь легкие занавески. На секунду до того, как платье облекло ее фигуру, стройный силуэт в высоком зеркале создал иллюзию молодого, полнокровного тела. Туманный призрак из шестидесятилетнего прошлого. Она вышла из комнаты.
Пройдя двадцать шагов по длинному, облицованному панелями коридору, где вдоль стен стояли в своих пирамидах, словно часовые, бесшумные лучевые ружья и другое оружие, Аманда начала осознавать, что по привычке все еще сжимает в руке энергетический пистолет. Она положила его на полку и направилась к двери комнаты своей правнучки, открыла ее и вошла внутрь.
С этой стороны дома луна светила сквозь занавеси даже еще ярче. Бетта спала, тяжело дыша; ее вздутый живот поднимался, словно обещание, под покрывавшим его одеялом. Мысли о будущем ребенке, занимавшие Аманду все последние месяцы, вновь с прежней настойчивостью вернулись к ней. Она осторожно коснулась кончиками пальцев грубого, тяжелого одеяла над еще не рожденной жизнью, потом повернулась и вышла. Дальше по коридору, за углом, в гостиной сделанные на Земле часы пробили четверть пятого утра.
Теперь она уже окончательно проснулась, и мысли ее стали целеустремленными. Роды могли произойти в любое время, и Бетта настаивала на том, чтобы назвать ребенка Амандой, если это будет девочка. Была ли она права, не соглашаясь на это? Решение нельзя откладывать дальше. На кухне она приготовила себе чай. Сидя за столом у окна, она пила его, глядя на зеленые верхушки елей на склоне, который опускался вниз от стены дома, затем снова поднимался вверх, к уходившему вдаль горному хребту и лежавшим за ним вершинам, высившимся над Форали-Тауном.
Как только ребенок родится, Бетта захочет дать ему имя. На первый взгляд, это не казалось важной проблемой. Почему имени должно придаваться столь большое значение? Но дело не только в Бетте… Кажется, никто в их семье не понимал, насколько имя Аманда стало талисманом для них всех.
Вся трудность состояла в том, что время подгоняло ее. Не было никакой гарантии, что она дождется рождения новых детей. А если учесть то, что может случиться, – вряд ли она еще будет здесь, когда ребенку Бетты официально дадут имя. Однако все эти годы у нее были серьезные причины для отказа дать свое имя кому-либо из представителей младших поколений. Да, эти причины нелегко объяснить или обосновать. Корни их таились в некоем суеверном чувстве, что Фал Морган просуществует лишь до тех пор, пока это имя в семье будет играть роль колонны, на которую они все могли бы опереться. А разве можно заранее сказать, каким окажется в будущем этот ребенок?
Мысли ее вновь возвращались все к той же проблеме. На какое-то время, пока она пила чай, Аманда позволила себе отвлечься на росшие внизу ели, которые она купила еще саженцами, когда земные товары начали наконец ввозиться на эту планету, названную Дорсай. Теперь они выросли настолько, что блокировали поле огня от дома в этом направлении. В Годы Беззакония она никогда бы не позволила им вырасти столь высоко.
В отношениях с Землей возникли осложнения; вероятно, их придется полностью вырубить – хотя что-то в глубине ее души протестовало против подобного шага. И этот дом, и то, что его окружает, – все создано для себя, своих детей и их детей. Это была ее величайшая мечта, ставшая реальностью. И ни с одной из ее частей она не могла бы с легкостью расстаться.
Аманда продолжала сидеть у окна, медленно потягивая горячий чай, и ее мысли полностью ушли от того, что в настоящее время угрожало ее самым ранним мечтам, – снова к Карнарвону и Уэльсу ее детства, к ее маленькой комнатке на верхнем этаже.
Теперь она вспоминала об этом, сидя в своем доме, в стенах которого в настоящий момент пребывали лишь две живые души. Нет – три, вместе с ребенком, что ждал момента своего рождения, девочкой, у которой вскоре будут свои собственные мечты. Сколько лет было ей самой, когда у нее впервые возникла мечта о том, чтобы бегать наперегонки с ветром?
Она впервые пришла к ней очень давно, во сне, – и, проснувшись, Аманда очень реально представила себе, как мчится с огромной скоростью босиком, над городом и окрестностями. Под ногами – воздушный поток, словно мягкий, движущийся матрас. Тогда она была очень молода.
В своем воображении она пробегала от Карнарвона и Кардиффа до самой Франции и обратно – не над громадными комплексами солнечных батарей или скоплениями фабрик, но над цветущими полями, горами и стадами. В тех краях люди были счастливы.
Вскоре она уже могла бегать в мечтах дальше и быстрее, чем кто бы то ни был.
Она добежала до Испании и Норвегии. Она промчалась над всей Европой до самой России, на юг до конца Африки и еще дальше, до Антарктиды, и увидела, что большие киты все еще живы. Она пробежала на запад над Северной Америкой и на юг над Южной Америкой. Она видела ковбоев и гаучо, таких, какими они были когда-то, и странный народ на оконечности Южной Америки.
Она проследовала на запад над Тихим океаном, а затем на юг и на север. Далеко внизу оставались вулканы на Гавайских островах, Япония, Китай и Индокитай. Она понеслась на юг к Австралии и увидела пустыни, громадные стада овец и прыгающих диких кенгуру.
Потом она снова отправилась на запад – там, где степи Украины, и Черное море, и Константинополь, и Турция, и те равнины, по которым Александр провел на восток свою армию, и через некоторое время опять вернулась в Африку. Она заметила странные корабли с высокими парусами у восточного побережья и пронеслась над Средиземным морем, в сторону Италии. Она взглянула с высоты на Рим – и он, и вся его история были как на ладони – и на Швейцарские Альпы, где люди пели тирольские песни и взбирались на горы, и увидела еще много разных вещей, пока наконец не прибежала домой и не уснула на гребне воздушной волны в своей кровати. Вспоминая обо всем этом теперь, когда ей было девяносто два года – цифра, которая ничего для нее не значила, – она сидела здесь, на расстоянии многих световых лет от Земли, на Дорсае, с чашкой чая, в угасающем лунном свете, глядя вниз на хвойные деревья.
Аманда вздрогнула, поставила пустую чашку и встала. Пора было начинать день – и тут же мелодично прозвенел сигнал вызова.
Она нажала кнопку связи на браслете. На экране видеофона появилось мрачное лицо Пирса ван дер Лина. Он посмотрел на нее, и прорезавшие его лицо морщины показались ей глубже, чем когда-либо. Слышалось его хриплое дыхание.
– Извините, Аманда. – Он говорил тяжело и медленно, сказывались возраст и болезнь. – Я вас не разбудил?
– Разбудили меня? – В его голосе звучало напряжение, и она внезапно ощутила тревогу. – Пирс, уже почти рассвело. Что случилось?
– Боюсь, плохие новости… – Между словами слышалось его тяжелое дыхание, словно отдаленная музыка военных труб. – Вот-вот начнется вторжение с Земли. Только что поступила информация. Передовые части Коалиции достигнут планеты через тридцать два часа.
– Что ж, Клетус говорил нам, что это должно случиться. Вы хотите, чтобы я была в городе?
– Нет, – ответил он.
Ее голос чуть не сорвался.
– Не будьте дураком, Пирс, – сказала она. – Если они сумеют отобрать у нас нашу свободу, Дорсай перестанет существовать – за исключением имени. У нас каждый человек на счету.
– Да, – тяжело дыша, ответил он, – но вы далеко не в самом начале списка. Не делайте глупостей, Аманда. Вы знаете, какую ценность вы для нас представляете.
– Пирс, чего вы от меня хотите?
Он взглянул на нее; его лицо было изрезано теми же самыми годами, которые столь легко коснулись ее самой.
– Клетус только что сообщил Ичан Хану, чтобы тот воздержался от каких-либо действий по оказанию сопротивления. Это оставляет нас на исходной позиции – перед необходимостью выбора командующего округом. Я знаю, Бетта должна…
– Дело не в этом, – прервала она его. – Вы знаете, должны знать, в чем. Я уже отнюдь не молода. Что, округу нужен кто-то, кто может умереть на посту?
– Они хотят, чтобы это были вы, чего бы это ни стоило. Вы это знаете, – сказал Пирс. – Здесь, в округе, нет никого, независимо от возраста или имени, кто бы не послушался вас беспрекословно. Ни о ком другом этого не скажешь. Вы думаете, их беспокоит тот факт, что физически вы уже не та, что прежде? Они хотят вас.
Аманда глубоко вздохнула. Она это предчувствовала. Он продолжал.
– Я уже сообщил Арвиду Джонсону и Биллу Этайеру – Клетус оставил их, чтобы организовать оборону планеты. Учитывая положение Бетты, мы бы к вам не обратились, если бы был какой-либо иной выбор, но сейчас его нет…
– Хорошо, – сказала Аманда. Бессмысленно пытаться избежать неизбежного. Фал Морган придется оставить пустым и незащищенным перед захватчиками. Нет другого выхода. Бессмысленно и спорить с Пирсом. Ясно, что он измотан продолжающимся приступом астмы. – Я рада, что во мне действительно нуждаются, вы это знаете. Вы уже сообщили Джонсону и Этайеру, что я это сделаю?
– Я просто сказал, что попрошу вас.
– В этом нет необходимости. Можете на меня рассчитывать. Мне позвонить и сказать им об этом?
– Думаю… они с вами свяжутся.
Аманда посмотрела на свой браслет. Действительно, на нем мигал крохотный красный огонек – сигнализируя, что на очереди стоит еще один вызов. Он мог начать мигать в любой момент в течение последних минут; но ей следовало заметить это раньше.
– Думаю, они сейчас на связи, – сказала она. – Я заканчиваю. И я обо всем позабочусь, Пирс. Постарайтесь немного поспать.
– Я засну… скоро, – ответил он. – Спасибо, Аманда.
– Чепуха. – Она прервала связь и коснулась браслета, принимая второй вызов.
Контраст был характерен для Дорсая – сложная аппаратура связи установлена в доме, построенном вручную, из местного дерева и камня. Экран стал серым, а потом снова цветным: появилось изображение рабочего кабинета, которое почти полностью заслоняло широкое лицо светловолосого человека лет двадцати пяти – лицо, которое когда-то могло казаться мальчишеским, но сейчас в нем появились твердость, спокойствие и ожидание, преждевременно делавшие его старше. На воротнике его серого полевого мундира блестела остроконечная звезда вице-маршала.
– Аманда ап Морган?
– Да, – подтвердила Аманда. – Вы Арвид Джонсон?
– Он самый, – кивнул он. – Пирс предложил нам попросить вас взять на себя командование округом Форали.
– Да, он только что звонил.
– Мы понимаем, – Арвид пристально смотрел на нее с экрана, – ваша правнучка беременна…
– Я уже сказала Пирсу о своем согласии. – Аманда изучающе разглядывала Арвида. Он был одним из двоих, от кого зависят они все – в отсутствие Клетуса Грэйема. – Если вы знаете этот округ, вы понимаете, что здесь нет никого больше, кто мог бы за это взяться. За исключением, возможно, Ичан Хана, но, видимо, его зять просто посоветовал ему быть свободным для других задач.
– Мы знаем, что Клетус просил его пока не принимать в этом участия, – сказал Арвид. – Извините, что вам пришлось…
– Не извиняйтесь, – ответила Аманда. – Я делаю это не ради вас. Мы все делаем это ради самих себя.
– Что ж, так или иначе, спасибо. – Он устало улыбнулся.
– Как я уже сказала, благодарить не за что.
– Как хотите.
Аманда продолжала пристально изучать его через пропасть разделяющих их лет. В нем чувствовалась уверенность в себе, которая отличала людей из окружения Клетуса. В Арвиде было что-то такое, что делало его несокрушимым, словно гора.
– Что вы хотите от меня в первую очередь? – спросила она.
– Сегодня в 9.00 утра состоится собрание всех командующих округов этого острова, в Саут-Пойнте. Мы хотели бы, чтобы вы были там. Кроме того, поскольку именно в Форали собирается вернуться Клетус – если он вернется, – следует ожидать, что внимание несколько повысится к вам; и мы с Биллом хотели бы с вами об этом поговорить. Мы можем подбросить вас с аэродрома в Форали-Тауне, если вы будете ждать там через час.
Аманда быстро прикинула:
– Давайте через два. Мне нужно сначала кое-что сделать.
– Хорошо. Значит, через два часа, Форали-Таун, аэродром.
– Не беспокойтесь, я запомню.
Она прервала связь и какое-то мгновение сидела, приводя мысли в порядок. Потом позвонила в поместье Форали, дом Клетуса и Мелиссы Грэйем.
Последовала короткая задержка, затем на экране появилось лицо Мелиссы – дочери Ичан Хана, жены Клетуса. Волосы ее были взъерошены, а глаза заспаны.
– Кто… о, Аманда, – удивилась она.
– Я только что получила предложение от Пирса взять на себя командование округом, – сказала Аманда. – Приближаются захватчики, и мне придется через час покинуть Фал Морган и отправиться на собрание в Саут-Пойнте. Я не знаю, когда вернусь, и вернусь ли. Вы могли бы взять к себе Бетту?
– Конечно. – Мелисса окончательно проснулась. – Как она, скоро?
– В любой момент.
– Она может ехать?
– Не верхом. На всем остальном – да.
Мелисса кивнула.
– Я буду на скиммере через сорок минут. – Она взглянула с экрана на Аманду. – Я знаю – вы бы предпочли, чтобы я осталась с ней там. Но сейчас я должна быть в Форали. Я обещала Клетусу.
– Понимаю, – сказала Аманда. – Вы знаете, когда вернется Клетус?
– Нет. В любое время – как Бетта. – Ее голос слегка изменился. – Я никогда не бываю уверена.
– Нет. Полагаю, с ним ничего не может случиться. – Аманда посмотрела на молодую женщину. – Пока вы добираетесь сюда, Бетта будет готова. До свидания.
– До свидания.
Аманда прервала связь и начала поднимать и одевать Бетту. После этого нужно было подготовить дом к возможному отсутствию его обитателей в течение нескольких дней. Тепло укутанная Бетта сидела в кресле в кухне, ожидая, пока Аманда закончит программировать автоматику дома на время их отсутствия.
– Ты будешь звонить мне в Форали, – сказала Бетта.
– Когда представится такая возможность.
Она обернулась и увидела обычно открытое, дружелюбное лицо своей правнучки, которое теперь выглядело одутловатым и бледным над воротником укутывавшего ее красного шерстяного джемпера. В обычные времена Бетта была более чем смышленой девушкой, и лишь в подобных критических ситуациях у нее опускались руки. Аманда подавила в себе собственное критическое настроение. Бетте было нелегко ждать ребенка, когда ее муж, отец и брат находились за пределами планеты, на войне, и – такова уж суть войны – вполне возможно, что никто из них не вернется назад. В семье ап Морган на данный момент оставалось лишь трое мужчин и две женщины; и теперь одна из этих двух, сама Аманда, собиралась принять на себя обязанности, которые вполне могли завершиться виселицей или расстрелом, поскольку она не обольщалась по поводу войск Альянса и Коалиции. Вряд ли они будут так же сдержанны в отношении гражданских лиц, как солдаты с более молодых планет, чем Земля.
Но теперь уже ничто не могло им помочь. Снаружи послышалось приближающееся гудение, которое достигло максимума прямо за самой кухонной дверью и прекратилось.
– Мелисса, – произнесла Бетта.
– Идем, – сказала Аманда.
Она вышла из дома. Бетта слегка неуклюже последовала за ней, и Мелисса с Амандой помогли ей сесть в открытую кабину турбореактивного скиммера.
– Я свяжусь с тобой, когда у меня будет время. – Аманда коротко поцеловала правнучку. Бетта в отчаянии обхватила ее руками.
– Манди! – Ее уменьшительное имя, которое употребляли лишь маленькие дети, и внезапное отчаяние в голосе Бетты вызвали в ней прилив сочувствия. Из-за плеча Бетты Аманда видела лицо спокойно ожидавшей Мелиссы. В отличие от Бетты, в критических ситуациях Мелисса становилась сама собой – в обычное время дочь Ичан Хана часто терялась и не могла найти нужных слов.
– Не беспокойся за меня, – обратилась Аманда к внучке. – Со мной все будет в порядке. Позаботься о себе.
Она с усилием освободилась и помахала им на прощание. Еще секунду она стояла, глядя, как скиммер с гудением удаляется вниз по склону. Прощание с Беттой лишь пробудило в ней прежнюю грусть. Мелисса и Бетта. В любом случае, сейчас Аманда не могла считать себя просто женщиной. Жизнь требовала, чтобы она была готова ко всему.
В этом заключалась проблема имени-талисмана, вроде ее собственного. С таким именем она должна быть готова к действию в любое время. Когда в семье родится кто-то, обладающий подобным качеством, она сможет передать ей имя Аманда, которое она до сих пор отказывалась дать любому ребенку женского пола в семье. Так же, как она отказалась дать его ребенку Бетты. И все же… все же не следовало оставлять это имя за собой навсегда. По мере того как каждое поколение отдалялось все дальше от ее собственного времени, это время и связанные с ним события становились все более и более легендарными, все более нереальными…
Она в тысячный раз выбросила эти мысли из головы и вернулась к программированию автоматики Фал Морган. Проходя по длинному холлу, она на мгновение провела пальцами по черной обшивке стен. Она почти ощущала живое тепло дерева, биение сердца дома. Но сейчас она ничего больше не могла сделать, чтобы его защитить. В ближайшие дни ему тоже придется полагаться только на себя.
Пятнадцать минут спустя она уже вела собственный скиммер, направляя его вниз по склону в сторону Форали-Тауна. На спине – рюкзак значительно меньших размеров, чем они упаковали для Бетты. На поясе – тяжелый энергопистолет, полностью заряженный и в отличном состоянии. В длинном багажном отделении скиммера находился древний дробовик, вычищенный и вполне приличный ствол которого был заменен несколько минут назад на ржавый и старый, но вполне работоспособный. Когда она достигла основания холма, поле ее зрения полностью заполнили горы, отодвинув на какое-то мгновение Фал Морган в глубь ее мыслей.
Скиммер с гудением поднимался вверх по склону, лишь в нескольких футах над поверхностью земли. Сквозь кроны елей и сосен ярко сияло высокогорное солнце. Воздух был холодным и легким, еще не нагретым солнцем. Она глубоко вздохнула. «Утреннее вино» – так называла подобный воздух ее мать, почти столетие тому назад.
Она поднялась к вершине хребта, и со всех сторон ее окружили горы, плечом к плечу, словно друзья-великаны; она перевалила через хребет и начала спускаться по противоположному склону к Форали, который теперь был виден далеко внизу, у изгиба реки. Небо ярко сияло светом нового дня. Лишь небольшие случайные облачка тут и там нарушали его совершенство. Горы стояли, глядя вниз. Некоторых, кто жил здесь, раздражал их голый камень, их далекие ледяные вершины, но она считала их настоящими, надежными, сильными и неподкупными, братьями по духу.
Она любила этот мир – даже больше, чем построенный ею дом. Она любила его так же, как своих детей, детей своих детей и трех своих мужей – каждого по-разному, каждого по-своему.
Аманда любила этот мир, не в большей степени, но так же, как она всю жизнь любила своего первенца, Джимми. Но почему она так любила Дорсай? В Уэльсе были горы – прекрасные горы. Когда же она впервые оказалась здесь после смерти своего второго мужа, она услышала голос этой земли, этой планеты, отличный от тех, что она слышала прежде. Она и этот мир каким-то странным образом срослись, стали неотделимы друг от друга. У нее возникла странная, могучая, почти болезненная привязанность к нему. Почему обычная планета, с обычной водой, землей, воздухом и небом, произвела на нее столь глубокое впечатление?
Но сейчас Аманда быстро скользила вниз вдоль плавной, длинной, извилистой линии склона, к Форали-Тауну. Теперь она могла видеть коричневую линию дороги, повторявшей изгибы голубой ленты реки, которая уходила на восток через расщелину между горами, а в другом направлении от города – на запад и вверх, пока не исчезала в каменных складках в вышине, где находился ее исток в вечных ледяных пластах на высоте в семнадцать тысяч футов. По мере того как Аманда спускалась, внизу появлялись очертания города. Двадцать минут спустя она достигла дороги и реки возле города и повернула налево, вверх по течению к близким уже зданиям.
Она вынырнула из-за группы невысоких деревцев и скользнула мимо завода и городской свалки, которые теперь отделяли ее от реки и пристани, примыкавшей к заводу. В этот ранний час здесь было тихо; лучи раннего солнца освещали груду мусора, металлических обломков и разнообразных отходов в небольшой яме.

Дорсай - 3. Аманда Морган - Диксон Гордон Руперт => читать онлайн фантастическую книгу далее


Было бы неплохо, чтобы фантастическая книга Дорсай - 3. Аманда Морган писателя-фантаста Диксон Гордон Руперт понравилась бы вам!
Если так получится, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Дорсай - 3. Аманда Морган своим друзьям-любителям фантастики, проставив гиперссылку на эту страницу с произведением: Диксон Гордон Руперт - Дорсай - 3. Аманда Морган.
Ключевые слова страницы: Дорсай - 3. Аманда Морган; Диксон Гордон Руперт, скачать, бесплатно, читать, книга, фантастика, фэнтези, электронная, онлайн