фэнтези - это отражение глобализации по-британски, а научная фантастика - это отражение глбализации по-американски
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


– Вау, Беликов? – мужчина сидящий за соседним столиком так скалился, словно хотел похвастаться великолепными, снежно-белыми, идеально ровными зубами.
«Америкос» – подумал я. И не ошибся, хотя акцента в его произношении почти не было.
– Алексей Андреевич?
Мне оставалось только кивнуть и слегка поморщиться. Неожиданная встреча с незнакомцем могла разрушить планы, и мне это уже не нравилось. Кто сказал, что мужчины сплетничают меньше женщин?!
– Читал, читал Ваши «Хроники невойны», – продолжал незнакомец. – Замечательно! Особенно, если умеешь читать между строк.
– Это ошибка корректора, – довольно-таки грубо ответил я. – Между строк не пишу.
Совершенно неожиданно, американец громко засмеялся.
– Замечательно! – снова сказал он, подтвердив опасения по поводу испорченного вечера. – Не много есть журналистов, обладающих чувством юмора.
– Не знаю, – угрюмо пробормотал я и попробовал привлечь внимание пробегавшего мимо официанта. Лесть меня никогда не радовала.
– Нет. Без смеха, – незнакомец продолжал улыбаться, но я почувствовал, что шутки кончились.
– Можно? – «зубастый» иностранец стремительно перебазировался за мой столик и разрешение ему, похоже, не требовалось. Я пожал плечами.
– Я не представился, – догадался мой мучитель. – Меня зовут Джо Якобссон. Ха-ха-ха. Всех американцев зовут Джо! Правда?
– Иван Иванов, – вяло пожимая протянутую руку, пробормотал я.
Американец снова засмеялся и пока он был занят, я успел поймать за локоть официанта.
– Без смеха, – снова принялся за свое Джо. – Я о «Хрониках». Они, без сомнения, лучшие истории о вашей борьбе с террористами на Северном Кавказе! Если бы, Вы были американцем, премия Пулитцера была бы Ваша!
– Если бы у бабушки были... она была бы дедушкой, – я опять грубил, но американцу было на это наплевать.
Улыбку к его физиономии приклеили патентованным клеем. Якобссон был явно озадачен, но улыбаться не перестал.
– Вы ведь свободно владеете английским? – наконец поинтересовался американец, прекратив попытки понять игру слов с ближайшими родственниками. Я привычно пожал плечами. Разговор мне не нравился и я не находил причин, почему должен был его продолжать.
– О! Я не дал информацию о роде своей деятельности, – сделал вид, что смутился американец.
– Не важно, – пробурчал я себе под нос. – Все равно соврешь!
– Я занимаю должность пресс-секретаря посла Соединенных Штатов в Российской Федерации, – Якобссон, на счастье, не расслышал меня. Или ему было все равно. – У меня есть связи на Родине. Я могу оказать Вам... протекцию, если Вы примите решение работать в Америке.
Джо, как мне показалось, снова был озадачен. По его мнению, я, видимо, должен был закричать от радости и броситься ему на шею. Так и не дождавшись ответной реакции, он к чему-то сказал:
– Халява! – и засмеялся.
– Простите, мистер Якобссон, – даже не потрудившись дождаться, когда он перестанет пугать посетителей своим ржанием, сказал я. – У меня уже есть предложение о работе, и оно подходит мне больше.
– Британия? Израиль? – резко прекратив мучить мои уши, прервал свой дрессированный смех америкос.
Я покачал головой.
– Кто же тогда? – наморщил лоб тот. – Неужели немцы?
– О чем это Вы? – удивился я. – Неужели я настолько хорош? Прямо, на вес золота...
– Золото? – Джо прищурил глаз, делая вид, что подмигивает. – Нет проблем!
У меня возникло ощущение, что мы с ним разговариваем на разных языках. Звуки вроде знакомые, а вот смысл все время ускользал...
– Вы не ошиблись адресом, мистер пресс-секретарь... посла... Соединенных Штатов? Я – Алексей Беликов. Журналист. Таких как я только в Москве – пара тысяч!
– Нет. Я не ошибся! – уверенно заявил американец. И патентованный клей впервые подвел его: улыбка вдруг куда-то пропала. – Это Вы ошибаетесь. Вы единственный и неповторимый...
«Как Ария» – ухмыльнулся я. И каково же было удивление, когда Якобссон, словно прочитав мои мысли, сказал:
– Как Ария.
– У России, вообще, остались какие-нибудь тайны от вас?
– Да, – нехотя признался шпион. – И это нас очень беспокоит.
– Да, пошел ты, мистер Америка, – я уже окончательно разозлился. И больше всего бесила эта, чисто америкосовская, непробиваемая наглость хозяев жизни.
В любом цивилизованном обществе после такого моего ответа разговор должен был закончиться. Но у Якобссона было свое представление о правилах хорошего тона.
– Не нужно горячих слов, Алексей Андреевич, – улыбка Джо снова всплыла, и болталась на его лице вместо американского флага. – Мы с вами взрослые люди. А значит, способны вести диалог.
В детстве я, бывало, мечтал стать разведчиком. Как-то не сложилось...
И вот появился реальный шанс принести какую-то пользу стране. Я отхлебнул чуть теплого кофе, поморщился и перешел в атаку.
– Ну ладно, что вам известно об Арии?
– Вот это уже деловой разговор, – обрадовался шпион. – Знал, что мы сможем договориться!
– Я задал Вам вопрос! – я пер напролом и знал, что поступаю правильно.
– Нам стало известно, что Вы, Алексей Андреевич, сейчас заняты... м-м-м... работами по популяризации сделанного русскими учеными определенного открытия, которое может... м-м-м... в некотором роде, изменить геополитическую систему мира, – по тому, как тщательно «пресс-секретарь» подбирал слова и, как плавала его улыбка, стало ясно, что он боится выдать слишком много. Или хотел бы скрыть, что знает слишком мало...
– Это общие слова, – я либо получил от него информацию, либо закончил этот скользкий разговор. Тайна Арии преследовала даже за стенами «санатория».
– А Вы хитрец, – оскалился Джо. – Думаете, я могу рассказать то, что знаю и не получить ничего взамен?
– Вы можете отправиться в... вместе со своими знаниями, – настал и на моей улице праздник. – Либо получить что-то от меня. Не я начал этот разговор!
– Хорошо, – сдался Якобссон. – Но какие Вы даете гарантии, что обмен информацией произойдет?
Я привычно пожал плечами и ласково улыбнулся.
Шпион тяжело вздохнул.
– Начните Вы, – предложил он.
– Нет!
Еще один вздох.
– Почему, едва начинаю беседовать с русскими, у меня появляется чувство, что по уши в экскрементах?! – посетовал он.
– Мы, попросту, открываем вам глаза на истинное положение. Рассказывайте!
Я разглядывал морщины вокруг рта моего американского «друга», стараясь не обращать внимания на волны сомнения, прокатывающиеся по его лицу. И чувствовал себя Штирлицем.
– Нам стало известно, что ваши ученые открыли метод мгновенного передвижения из одной точки пространства в другую. И что этот проект называется – «Ария», – наконец выдавил он.
– Это знаю и без вас, – отмахнулся я. – Скажите то, чего я не знаю, и получите то, чего не знаете вы. Ни какой халявы!
– Так дело не пойдет! – зло прошептал американец. – Назовите Вашу цену и дайте мне информацию. Иначе...
– Иначе, Вам придется признать, что вы не знаете ничего! – так же агрессивно выговорил я. – Это тупик?!
– Разговор не окончен, – справившись с эмоциями, ровным голосом заявил Джо. – Я Вас найду.
«Пресс-секретарь» встал и стремительно вышел из кафе.
В принципе, я мог расслабиться. Да только кое-что в словах американского разведчика заставляло снова и снова напрягать свои бедные мозги.
Опять, разгадка тайны Арии была где-то рядом. Прямо над головой, в небе. А в руках – только общипанный воробей осколков правды...
Не интервью.
Ежовые рукавицы
– Впредь, постарайтесь избегать подобных разговоров, – генерал Греников не советовал, он приказывал. – А наша задача Вам в этом помочь...
Петр Дмитриевич сверкнул очами в сторону виновато смотрящего в пол «серого» Виктора:
– Осознал?
– Так точно, товарищ генерал.
– У нас правовое государство и мы обязаны блюсти авторские права Алексея Андреевича, – возвращение примитивных шуток Греникова служило сигналом, что буря прошла. Все остались живы. И, Слава Богу! – Да и незачем нашим стратегическим партнерам раньше других в пекло.... По перед батьки...
– Мы можем идти? – слегка расслабившись, спросил Виктор.
– Куда ты пойдешь, Витяня?! – генерала несло. – Что еще ты умеешь делать? Кому ты нужен?!
Виктор благоразумно смолчал.
– Кто у вас там на очереди?
– Ольга Эдуардовна Наумова, – заглянув в свой блокнот, тут же отозвался моя «тень».
– Оленька? М-м-м... – Греников улыбался в точности, как тот злосчастный америкос из кафе. Но, почему-то, это не царапало глаз. – Ольга Эдуардовна Наумова, профессор, действительный член Российской Академии наук.... И самый высокооплачиваемый молодой специалист в России.
Седой разведчик вычурно потер указательным пальцем кончик носа.
– Ну что ж. Я думаю – пора.
Теперь мы с Виктором могли уходить.
– Теперь за Вами будут присматривать, – так же безапелляционно, как минутой до этого генерал, поставил меня в известность «серый». – Постоянно! Круглые сутки.
Интервью третье.
Карта космоса
Это было, как в дешевых американских фильмах про русскую мафию. Сначала дверь просто приоткрылась на десяток сантиметров. Потом, секунд через пять, в комнату вошел суровый мужчина в черном костюме и темных очках. Ну, естественно, он сделал вид, что внимательно осмотрел помещение на предмет притаившегося ворога. Что, интересно, он мог разглядеть сквозь черные стекла в сумеречной комнате?
Я не сомневался – за дверью скрывался еще один дылда.
Не трудно догадаться, что последовало за этой идиотской демонстрацией приступа паранойи: бугай широко распахнул дверь, и вошла она.
Каблучки процокали по паркету, в ноздри попали первые атомы аромата баснословно дорогих японских духов и Ольга Эдуардовна Наумова, наконец, примостилась на самый краешек кресла по ту сторону моего стола.
Виктор так громко хмыкнул, что мне даже стало за него стыдно. Впрочем, женщина едва ли обратила на «серого» внимание.
– Здравствуйте. Алексей Андреевич. Кофе, – такая у нее было манера говорить. Отрывистыми фразами. Так, словно слова – это формулы и ей нужно обязательно решить это уравнение.
Клянусь, мышцы напряглись, подталкивая черт, знает куда. За кофе. Для Наумовой. И расслабиться смог только, когда увидел, что за напитком отправился телохранитель.
Женский магнетизм – страшная сила!
– Здравствуйте, Ольга Эдуардовна, – почему-то хрипло, отозвался я.
«Серый» хмыкнул второй раз.
– Предлагаю. Сразу перейти. На «ты», – вывела новую формулу гостья. – И давай. Перейдем. К делу. У меня. Мало. Времени.
– Согласен, – хотелось бы видеть ее лицо, если бы я отказался. – Кто и как догадался о предназначении Арии?
– Не стану утверждать, что догадалась я. Впрочем, это не трудно было сделать... Гипотезу высказал мой одногруппник, Петя Мальцов. Мне оставалось только проверить ее и создать физико-математическую базу.
– По подробнее, пожалуйста.
Ольга слегка улыбнулась.
– Фотография раскопок в Арии висела на стене в комнате общежития, где жил Петя. Однажды, я попала к нему в гости, и он сказал, толи в шутку, толи всерьез: «Вот, смотри, Оленька! Это чертеж древнейшего ускорителя элементарных частиц. Единственная ошибка – в том, что разогнанный пучок энергии концентрируется в самом центре сооружения и если»...
Даже списывая «гипотезу Пети» с диктофона так и не смог уловить ее смысла.
– Нельзя ли попроще. Так, словно вас слушают не специалисты?!
– Очень просто, – засмеялась Наумова. – Петя решил, что если найти метод передачи энергии из одного помещения Арии в другое, то в самом центре комплекса сформируется поле такой мощности, что объект попавший в это поле, будет вынесен за пределы Солнечной системы. Со скоростью света!
– И что? – в голосе проносились отрывки разговоров с американцем – «метод мгновенного передвижения из одной точки пространства в другую», и с профессором Ветлицким – «универсальна интерпретация мандалы, как модели Вселенной, «карты космоса»». – Ты так легко поверила в эту гипотезу?
– Поверила? – женщина взяла в руки малюсенькую чашечку великолепно пахнущего кофе, – Я и не поверила. Это была, скорее, физико-математическая игра. Просто решила забыть о некоторых постулатах современной физики и вывести формулы, при которых гипотеза могла бы стать законом.
– Насколько я понимаю, тебе это удалось.... И что дальше? Как же идея переросла в опыты?
– Свои выкладки я заявила на Ежегодной Студенческой Научной конференции. Примерно на середине моего доклада в зал вошла группа молчаливых господ в дешевых серых одинаковых пиджаках и арестовала меня.
– Не выдумывай, – третий раз хмыкнул Виктор. – Те пять скучающих оболтусов, которые пришли послушать доклады, чуть тебя не заплевали. Мы тебя просто спасли!
– Чип и Дейл спешат на помощь, – беззлобно отшутилась физик. – Хотя, этот сексот прав. Если бы они не забрали меня оттуда, диплома мне не видать, как антивещества!
– А дальше?
– Дальше? Дальше была какая-то военная база возле городка под названием Юрга. Компьютерная модель эффекта. Опыты... Скучно и ни чего примечательного...
– И, наконец, наступил момент реконструкции, – подсказал я.
– Ну, да! – легко согласилась она. – Ой, Алеша, ты бы видел, что случилось с Ветлицким, когда солдаты начали копать траншеи под фундаменты!
– Представляю, – припомнив гневный рев профессора по поводу навсегда утраченного памятника архитектуры, хмыкнул я. – А что, нельзя было построить модель где-нибудь в другом месте?
– Он рассказывал тебе, как идеально точно был сориентирован комплекс? – поинтересовалась женщина, имея в виду конечно Виктора Павловича, – Ты знаешь, что погрешность ориентации главных осей сооружения по сторонам света не превышала одну угловую секунду? Пирамиды в Египте строили какие-то дети, по сравнению с создателями Арии! Зачем, по-твоему, им нужна была такая точность?
Я выжидающе молчал.
– Мы пришли к выводу, что это должно иметь какой-то смысл. И не ошиблись!
– Так понимаю, вы запустили машину?
– Ну конечно! Они тебе не рассказали?
– Алексей Андреевич проводит журналистское расследование, – растянув губы в глупую улыбку, поделился Виктор страшной тайной.
– И вы скармливаете ему информацию маленькими дозами?! – обвиняющим тоном констатировала Ольга. – Это так на вас похоже...
Наумова, удивительно знакомым жестом, махнула в сторону «серого».
– Не расстраивайся, Алеша. Они без этого жить не могут.
– Машина подана, – в полголоса сказал телохранитель. – Нас ждут.
– Приятно было поболтать, – совсем по-детски проговорила Ольга, вставая. И только тогда я разглядел густую россыпь юношеских веснушек на ее маленьком носике.
Выходила вся честна компания в обратном порядке.
Услышав, как каблучки Ольги простучали по мраморным ступеням на улице, я подошел к окну. От подъезда, визжа шинами, стартовал правительственный ЗИЛ с эскортом мотоциклистов.
– Ей уже четыре раза предлагали уехать за рубеж, – тоже наблюдая из окна за кортежем, негромко сказал Виктор. – И однажды пробовали выкрасть...
– Когда книга выйдет, она получит Нобелевскую премию.
– Это точно.
Мы молчали, пока черный лакированный аппарат не превратился в точку на горизонте.
– Соберите вещи, – словно проснувшись, сказал, наконец, Виктор. – Завтра мы едем на Змеиные Горы.
Интервью четвертое.
Колдуны
– Времени у Вас много, – кричал мне в ухо Виктор. – Перелет займет часа четыре.
Винты военно-транспортного самолета с ревом рвали воздух аэродрома.
– А нельзя было лететь на гражданском судне? – прокричал я в ответ.
– Нельзя!
Я пожал плечами и посмотрел на человека, который, по замыслу моих нанимателей, должен был скрасить путешествие. Сергей Сергеевич Канунников был похож на байкера. На осколок хиппи или рокера-переростка. Но уж на роль главного инженера комплекса Арии он точно не походил.
– Слышь, Леха, – немедленно отозвался «хиппи». – Ты спрашивай, давай. Я тебе много чего могу порассказать...
К моему удивлению, голос главного инженера легко перекрывал вопли взлетающего транспортника. И, при этом, он даже не напрягался.
– Во дает! – тоже удивился «серый». – Серега, ты, где такой командный голос поимел?
– Да, этими чудаками на букву «м» на стройке покомандуешь, еще не так заголосишь!
Самолет оторвался от земли и, закладывая крутой вираж, повернулся на Восток.
– Вы не обращайте на него внимания, – громким шепотом поделился Виктор. – Он со всеми так, на «ты». Буйная молодость, знаете ли.
– Расскажи, как ты попал в проект, – осторожно начал я «допрос» Сергея.
– Как все, – разулыбался тот. – Приехал Витька, поболтал с моим шефом и вот: я в Юрге. У меня, слышь, все приборы работают! Если что-то, вообще, может работать, у меня заведется!
– Самородок, – кивнул Виктор.
– Ага, – засмеялся Канунников. – Сам родился!
– А, что? – я думал, что задаю коварный вопрос. – На Арии что-то не работало?
– Что-то? – обрадовался «хиппи». – Да, там все не работало. Оленька-то, может, и верную модель в компьютере нарисовала, но когда дело до жизни дошло...
Инженер махнул рукой.
– Только силу тока подбирали целый месяц! Пока догадались, что откуда бы древние взяли энергию.... И знаешь, что получилось? Машина работает при микротоках! С ТОЙ СТОРОНЫ систему запускают, вообще, несколько колдунов с энергией своего тела. Беруться за руки, как дети и, кобздец котятам.... Представляешь!
Наверное, мне нужно было продемонстрировать восхищение, но, во-первых, я упустил чему именно восхищаться, а во-вторых, не знал что такое «с той стороны».
– И потом, слышь, перемещение, по Олькиным законам, должно тянуться несколько десятков лет. А реально – несколько часов. Ошибочка вышла...
– А что значит – «с той стороны»? – ненавязчиво поинтересовался я и краем глаза взглянул на Виктора. Тот молчал. Наверное, пришло время узнать ответ на главный вопрос.
– Ну, на Арии, – поморщился Сергей. – Там...
Его глаза округлились.
– На другой планете, – быстро проговорил он и, так же, как и я несколькими секундами раньше, взглянул на разведчика. – Где же еще?!
– Можно, можно, – оскалился Виктор. – Теперь можно.
– Давай-ка поподробнее.
– Это тебе нужно с Вовкой Артемьевым поговорить. Он может и поподробнее.... Я-то с той стороны еще не был. Все времени нет....
– И все-таки...
– Да, чего там.... Ну, построили Арию по чертежам Олькиным. Стали подбирать токи....
Сергей снова озадаченно посмотрел на Виктора. Тот кивнул.
– Ха! Когда токи подобрали и машину включили, такая пылища поднялась!!! И столбом в небо! Представляешь, сколько дерьма на Арию вывалилось! Потом командиры решили заслать живой организм.... Долго спорили, пока Ветлицкий не выспорил корову. Мол, у древних корова была священной тварью и там.... – Инженер крутанул рукой вокруг головы. – Это должны нормально воспринять.
– Расскажи про венки, – хохотнул «серый».
– Ага, – тут же с готовностью заржал Канунников. – Когда, слышь, скотину вернули... ну просто сменили течение тока на обратное, она вся была увешана венками, как новогодняя елка! Это те колдуны, с той стороны, решили, что боги им сигналят...
– А Артемьев...
– Вовка? Он спецназовцами рулил. Которые первыми на ту сторону прыгнули. Уже после коровы.
– С ними был Иван Сергеевич Пахов, – отбросив в сторону юмор, напомнил разведчик. – Не забывай!
– Сергеевич? Конечно, был. Кто бы еще....
– Не забывай!
– Как уж тут забыть. Самый странный дипломат, каких только знаю...
– Этот Пахов был в составе первой экспедиции? – не скажу, что жаждал встретиться с «самым странным дипломатом», но в интересах книги об Арии, стоило этот факт уточнить.
– Ага. Ветлицкому нельзя было самому отправиться черт знает куда.... Не могли же мы лишить мир выдающегося деятеля науки! Вот он и отправил вместо себя Пахова.
– А Артемьев? Я могу с ним встретиться?
– Вы уже разговаривали с ним, – после минутного раздумья, нехотя выговорил «серый». – Это тот самый офицер, с которого Вы начали знакомство с проектом.
– Значит, никаких проблем со встречей не будет?
– Конечно.... Только позже....
– Он, что? На другой планете?
– На Арии? – удивился «хиппи». – Если это и так, то мне ничего об этом не известно.
– Он... в отпуске, – выдавил из себя Виктор. – Сейчас не самое подходящее время для встречи с ним.
Я подумал, что бравый армейский разведчик снова выполняет какие-то «приказы командования» в очередной горячей точке и поспешил сменить тему. Тем более что сурового вида офицер принес ужин.
– Когда съедите, еще раз вернемся к теме «гражданских авиакомпаний», – хмыкнул «серый».
Принесенная еда выглядела так аппетитно после многочасового ожидания в негостеприимных серых комнатах военной базы в Подмосковье, откуда началось наше путешествие, что я не решился спорить.
– Вовка рассказывал, что местный падишах на Арии закатил в их честь такой пир... – восторженно воскликнул Сергей, но, споткнувшись о выпученные глаза «серого», примолк и занялся поглощением пищи.
Возникло ощущение, что что-то они все-таки не договаривают. Не смотря на кажущуюся развязанность моих собеседников. И даже желание расспрашивать пропало. В конце концов, решил, что все равно скоро попаду на эти самые таинственные Змеиные Горы, в загадочный городок под названием Юрга, и там все увижу своими глазами.
В общем, непринужденной обстановки не получалось.
Пока не появилась водка.
Всюду одно и то же. Стоит сесть в поезд, как появляется она. Стоит собраться вместе двум военным – она. Стоит забраться в брюхо огромного транспортного самолета – опять она. Путешествия и водка не отделимы, как, Правда и Ложь.
После пары стаканов вечно недоговаривающий Виктор начал говорить. Да так рьяно, что не затыкался до самого приземления. В основном, это были ностальгические стоны о «старых добрых временах», когда КГБ значило больше чем КПСС...
Сергей принялся, было, рассказывать о концерте Мика Джаггера в Лужниках, но что-то ему помещало закончить, и уже двумя минутами спустя, пел какие-то смутно знакомые песни. Голос Канунникова еще больше окреп и легко глушил нескончаемый поток слов разведчика.
Я бы, может быть, и послушал словоизлияния «серого», тем более что диктофон продолжал тихонько шуршать в кармане. Однако удавалось мне это сделать только в те краткие мгновения, когда «хиппи» набирал новую порцию воздуха.
К слову сказать, музыкального слуха у Канунникова практически не было.
Посадка на бетонку военной базы неподалеку от Юрги была... словно... словно сортир после пяти литров пива!
– Знаешь, приятель, – вдруг совершенно трезвым голосом тихо выговорил Сергей, когда Виктор сбежал вниз по пандусу на встречу встречающему нас офицеру. – Похоже, Вовка Артемьев сейчас не в чести у них. Что-то он там напортачил.... Но ты его обязательно найди. Если, конечно, тебе нужна Правда!
В ноздри ударил густой аромат Новой Тайны. Чего-то настолько таинственного, что уж точно не должно быть в первой книге об Арии.
И чего-то такого, что очень хотелось знать.
Экскурсия первая.
Новый город
– Позвольте Вам представить, – сквозь зубы, чтобы не дышать перегаром на сурового вида гражданина, буркнул Виктор. – Шпеер Отто Яковлевич – директор проекта «Ария». Мы его пригласили...
– Да брось ты, – ничтоже сумняшеся, гаркнул Сергей.
1 2 3 4
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов  Цитаты и афоризмы о фантастике