А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Упругая округлость, как раз под его ладонь, завершала картину – все, перед Олежкой богиня! Та, о которой он грезил всю жизнь!
Увидев такую, Олег терял голову. Сон, покой, чувство реальности, все это и еще многое другое переставало для него существовать. Зато взамен приходило вдохновение. Влюбленность давала толчок его творческой природе, и он начинал рисовать. Рука словно сама собой летала над листом бумаги, штрих ложился к штриху, и постепенно появлялась картина. Настоящая картина, сильная, такая, от которой у тех, кто ее видел, дух захватывало. Правда, видеть ее могли только избранные. Олег не любил показывать свои работы. Он и сам не мог объяснить почему, просто чувствовал, что его творения не для праздного взгляда, не для выставок. И что самое поразительное, писал Олег вовсе не портрет очередной красотки. Если бы она увидела, на что вдохновила художника, это стало бы для нее потрясением. На бумаге – Олег обычно использовал не традиционный холст, а простой ватман, что всегда был под рукой, – появлялись существа, которых никто и вообразить не мог. Он рисовал монстров. Мускулистые, страшные, они до смерти пугали всякого, кто пытался краешком глаза подсмотреть через плечо мастера, что это он с таким увлечением рисует. Но такое случалось редко. Олег решительно пресекал попытки заглянуть в свою душу, а то, что он выплескивал на ватман, казалось ему не чем иным, как темной стороной его собственной сущности. И он стыдился этих монстров, ему казалось, что взглянувший на них заразится, запачкается злом, вберет в себя ту черную энергию, от которой он сам только что освободился.
Но как только рисунок был закончен, намеченная девушка тут же оказывалась в объятиях Олега. Чем объяснить эту странность своей жизни, Олег не знал, но догадывался, что, рисуя, он получал как бы психологический портрет своей пассии, после чего предугадать ее желания и выработать стратегию покорения не составляло труда. Хотя как можно, глядя на божественную красоту, видеть монстров, оставалось загадкой для всех, включая и самого Олега.
А может, все проще? Он парень видный, всегда пользовался успехом, и девушки сами не прочь ему покориться? А рисунок – это просто фишка такая? Бог его знает, Олег предпочитал в это не вникать.
Вот только в последнее время – то ли безденежье прибило, то ли постарел, – что-то в Олеге изменилось. Вот уже больше месяца он оставался без женской ласки. Нет, конечно, дежурные варианты существовали, и, когда гормоны били в голову, Чернову было кому позвонить, но вот для души… Для души нужны «богини», а их-то и не было. Перевелись они, что ли? Симпатичные девицы, конечно, попадались, но все это были так, матрешки, куколки, а богинь… хоть плачь, не было. Нигде.
Олег уж думал, что это с ним самим что-то нехорошее происходит, может, он вообще уже не найдет свой идеал, даже рисовать бросил… И вот на тебе, поехал зеленых Франклинов ловить, а тут такое волшебное создание! Да еще имя такое сказочное – Илса. А талия, грудь, глаза… Глаза у нее… Олег даже не сразу нашел, с чем можно сравнить ее глаза. Пожалуй, как… у рыси. Да-да, точно! Такие же большие и красивые. И цвет необыкновенный, серовато-голубой, с некоторой, едва заметной даже ему, прозеленью.
Олег рассеянно взглянул на опустевший стул и вдруг опомнился. Господи, она же ушла! Олег похолодел. А если она не вернется? Вот болван, прости Господи, вместо того чтобы пялиться на трость и сдерживать дрожь, взял бы да познакомился. Даже парой слов не успел перекинуться. Телефон надо было взять. Да что это с ним, растерялся, что ли? Или просто не чаял встретить в этой конторе самую очаровательную из женщин? Наверное, иначе с чего бы он вот так сидел с чужой тростью? Дурень дурнем.
Олег в недоумении повертел полированный кусок дерева. Чертова безделушка, вместо того чтобы бежать за девушкой, сиди и паяй крученое серебро. А теперь еще и изжеванное этой… муреной четвероногой.
Нет, не нужно отчаиваться. Илса же не просто так сказала, что может вернуться. Наверняка это был намек… Да и он, когда сделает трость, может пройтись по кабинетам якобы в поисках директорского. Точно, нужно быстрее заканчивать с заказом, получать грины – и вперед. И с заказчиком повезло, платит хорошо. Тут и на бензин и на котлеты хватит.
* * *
Лешка, как и предрекал Игорь, позвонил под вечер. Олег еле успел войти в квартиру, как раздался звонок. Еще не подняв трубку, Олег уже знал, кто будет на другом конце провода.
– Тарас, с днем рождения! – громко сказал он, еще никого не слыша, и собрался было продолжать стандартную поздравительную речь, но с языка сами собой сорвались простые, искренние слова:
– Хорошо, что позвонил.
И сразу куда-то отступило дурное настроение, в котором он пребывал несколько часов после того, как не нашел свою дневную богиню, даром что обошел все кабинеты. Илсу как будто спрятали! Он чуть не натрубил секретарше Вике, которая почти силком отвела его к Зубову. Там Олег машинально, думая совсем о другом, получил вторую половину гонорара и, условившись о дате, когда приступит к полной реставрации, ушел. Он сам не помнил, как оказался возле своей «восьмерки». Эх, дурацкая стеснительность, нужно было все же набраться смелости и спросить у секретарши, как найти Илсу. А может, завтра вернуться и спросить? А что, Вика наверняка знает и, если Олег пустит в ход свое обаяние, непременно скажет. Точно, так он и сделает. От этой мысли на душе у Олега стало еще праздничнее. Как же здорово все складывается, неужели везение стало возвращаться? Господи, пора бы уже, а то что-то тяжеловато…
– Какой хрен «с днем рождения»?! – Голос Алексея оторвал Чернова от дневных воспоминаний. – Ноги в руки и ко мне! Стол накрыт, только вас, балбесов, где-то черти носят. До Смолы еле-еле дозвонился, теперь вот еще ты дурика валяешь.
– Я? – удивился Олег. – Да еще и минуты не прошло, как ты меня пригласил, а уже упрекаешь в медлительности.
– А как же! – продолжал Алексей. – Как будто ты не догадываешься, что я жду тебя? Вы же с Игорем у меня… Ну, чего говорить, сам все знаешь!
– Хорошо, хорошо, еду! – засмеялся Олег. – Только ты учти…
– Олежка, мы же с тобой друзья, – затараторил Тарас. – Я все понимаю, но мне начхать на подарки. Мы все бываем на мели, так что не смей комплексовать и приезжай. А если все-таки без подарка не можешь, то привези мне один из твоих рисунков. Я знаю, ты не любишь их дарить, но для друга можешь сделать исключение…
Олег еще раз помянул добрым словом Игоря Смоленского и довольно усмехнулся. Что ни говори, а выручил его Игореха.
– Ты как был торопыга, так им и остался, – остановил он Алексея. – Никогда не дослушаешь до конца. Я всего-навсего хотел сказать, чтобы ты ко мне со спиртным не приставал. Мало того что я вообще не пью, так еще и за рулем. А ты в прошлый раз весь вечер меня донимал.
– Ну ты даешь! – возмутился Лешка. – Друг называется. Один раз напился, потом целый год помнит. Нет чтобы понять – я такой был в свой собственный день рождения. Не в твой. Так что нечего меня ругать.
– Ладно, ладно, успокойся! Все в порядке… А подарок я тебе уже приготовил, – не удержался Олег. Это была их общая болезнь еще со школы: не терпелось сообщить о подарке. Впрочем, сегодняшний заказчик тоже из таких. – Я тебе модем новый купил. Мне в магазине сказали, что это самый… Черт, как же слово это? Рульный, что ли?
– Темнота! – засмеялся Алексей. Он всю свою сознательную жизнь увлекался строительством радиостанций и занимался радиоспортом, что предполагало, кроме бессонных ночей, еще и близкое знакомство с паяльником. После того как стали доступны компьютеры и появилась электронная почта, увлечение радиоспортом прошло, уступив место блужданию по Интернету. Ну а что интернетчику дороже всего, если не быстрый доступ к сети? Продавец, по крайней мере, другого не знал, о чем и сказал Олегу, а тот его послушал. И, как оказалось, не прогадал, – Рулезный, наверное?
– Точно, рулез! – подтвердил Олег. – И чего вы, компьютерщики, так язык ломаете? Наверное, чтобы выделиться: вот, мол, какие мы крутые. Хакеры, фрикеры… чмокеры…
– Но-но! Я же тебя мазилкой не называю! – огрызнулся Тарас. – Ты же тоже любишь при случае завернуть. Ракурс, освещение, перспектива! Ладно, все, а то мне Верка уже кулаки показывает. Давай, ноги в руки, руки за баранку и вперед. Не нарушая правил движения – а то, не ровен час, менты тормознут, – выдвигайся ко мне. Отсчет времени пошел!
* * *
Олег конечно же опоздал. Да и как могло быть иначе, если ему пришлось еще заезжать за Игорем? Тот решил явиться на торжество со своей новой пассией, Мариной. Марина работала в том же офисе нефтяной компании, что и он, только в соседнем отделе, экономистом. Чернов ее уже видел. Так, ничего особенного. Не богиня, но и не брак. Игоря устраивает, и ладно.
Смоленский, в отличие от Чернова, был парень практичный и в подарок другу вез бошевскую кофеварку. На работе на День нефтяника каждому из сотрудников презентовали по такому бесценному прибору. А так как все шло к тому, что Марина вскоре переберется со всем скарбом к Игорю, то и надобность во втором агрегате отпала. Вот пусть Тарас и поит свежесваренным кофеем свою женушку. Или наоборот, с этим они сами как-нибудь разберутся.
Дождавшись, пока товарищ со своей подругой уселись наконец в машину – как все-таки «восьмерка» не любит пассажиров, – Олег снова принялся благодарить Игоря за выгодный заказ. Тот лишь отмахнулся. Ему всегда доставляло удовольствие оказывать услуги друзьям.
– Ерунда, Олег, с твоими-то руками, – Игорь сидел рядом с Мариной на заднем сиденье и украдкой гладил ее коленку, – ты бы мог такие деньги зарабатывать! Хочешь, я тебя познакомлю с одним парнем интересным? Татуировки делает. Он, правда, голубой, но зато мастер, каких в Москве мало. Жаком зовут. Был Жекой, стал Жаком. – Игорь рассмеялся. – Наверное, скоро станет Жаклин, но нам-то что, мы люди современные, в его личную жизнь не полезем. Зато знаешь, какие он бабки делает? Что косой косит! К нему вся модная тусовка Москвы в очередь становится. Клянусь, очередь на несколько дней вперед расписана.
– Очередь-то хоть на что? – шутливо спросил Олег. – А то ты меня так пристроишь…
– Ну не на… – Смоленский не сразу понял шутку, а когда до него дошло, залился смехом. Марина тоже не удержалась и прыснула.
– А что, в татуировке тоже нужно мастерство? – продолжал Олег. – Тоже мне, искусство нашли. Бери шаблон, прикладывай к коже и коли на здоровье. Правда, какое там здоровье, боль одна… да и инфекцию можно занести.
– Нет, брат, ошибаешься. – Игорь, оставив Маринино колено, со значением поднял вверх указательный палец. – Татуировка – это целое искусство. Это тебе не синь тюремная. Жак с тенями, да что с тенями, с красками работает! Вот если бы он хоть разок глянул на твои рисунки. Те, что ты ото всех прячешь. Знаешь, Марина, какую красоту создает этот здоровый обормот? Обалдеешь! Но не дай тебе бог услышать, как он потом со своими картинами обходится, в обморок упадешь!
– Как? – незамедлительно спросила девушка.
– Сжигает! Представляешь…
– Смола, кончай преувеличивать! – Чернов недовольно скривился. – Тоже мне, шедевры нашел.
– Да что ты понимаешь в шедеврах? – не унимался Игорь. Чувствовалось, что разговор об этом заходил не раз и был довольно болезнен для обоих. – Сколько раз я тебя просил – дай хоть одну картинку! Нет, ты как собака на сене – сам на своем таланте не зарабатываешь и другим не даешь.
– Ладно, крутой бизнесмен, приехали, – объявил Олег. Настроение у него было самое приподнятое. Ну не нашел он сегодня Илсу, что ж поделаешь? Завтра найдет. А не найдет, так другие появятся. Лешка пригласил на день рождения Веркиных подружек, по его словам, они очень даже ничего. Так что жизнь продолжается и нечего кукситься. Друзья рядом, машина слушается, грины в кармане, что еще нужно?
Олег повернул к знакомой улице, в самом конце которой стоял дом номер восемнадцать. Это была обычная двенадцатиэтажка, и для Олега вся ее примечательность заключалась в том, что в ней жил их общий друг Тарасов, Подрулив к подъезду, он повернулся к Игорю:
– Выйдите здесь и подождите у подъезда, я поставлю машину на стоянку и присоединюсь, – сказал Олег и тут же поправился:
– Нет, зачем заставлять мерзнуть такую красивую девушку! Холодно, словно не сентябрь, а ноябрь на дворе. А Марина легко одета. Лучше поднимайтесь наверх, а я вас догоню.
* * *
В дверь пришлось звонить дважды. Веселье было в разгаре, музыка на басах раскачивала стены, и Олег уже было решил, что придется ждать паузы между композициями, как вдруг дверь распахнулась, раскрасневшийся именинник вылетел на лестничную площадку и бросился к другу с раскрытыми объятиями.
– Сколько можно тебя ждать? – Было заметно, что виновник торжества уже изрядно подзагрузился спиртным. – Веркины подружки уже все в сборе, а вас с Игорем никак не дождешься. Не, братва, такие дела не пойдут!
– Тарас, может, ты бы попридержал коней? – Пользуясь правом длительной дружбы, Олег отважился еще раз одернуть друга. Он не любил выпивших и не скрывал этого. – Что-то ты часто мне в таком виде стал показываться. Не пора ли остановиться?
– Пора! Пора, Олежка, пора, но… – Алексея качнуло. – Слышь, друг… Чернов, ты мне друг или не друг?
– Если я сейчас скажу да, то ты сразу же потребуешь, чтобы я выпил, – засмеялся Олег. – Друг, Лешка, друг, но пить не буду.
– Это кто там пить не будет? – послышался грудной женский голос, и на площадку вышла девушка, наверное, одна из подружек Веры. Среднего роста, с аппетитными, грозящими, однако, вскоре превратиться в роскошные, формами, кареглазая шатенка плотоядно смотрела на Чернова. Волосы крупными красноватыми волнами тяжело ложились на покатые плечи, эффектно оттеняя белизну лица.
– Леша, ты садист! Такой экземпляр держишь в коридоре, – заявила она, не отводя больших глаз от нового гостя.
– Кариночка, это не экземпляр, – возразил именинник. – Олег мой старый и самый любимый школьный товарищ.
– Да нет, почему, экземпляр тоже неплохо звучит, – перебил его Олег. Теперь он уже точно знал, что спать одному ему сегодня не придется. Уж больно яркая красотка встретила его у входа. Такую просто нельзя пропустить. – Может, мы все-таки войдем? А то соседи, наверное, от дверей своих не отходят.
Вера, увидев Чернова, обрадовалась. Понимая, что Игорь и Олег чуть ли не единственные, кто по-настоящему любит ее мужа, она всегда старалась подчеркнуто гостеприимно встречать обоих. И хотя в этом был некоторый расчет, Вера в самом деле дорожила такой дружбой и не стеснялась это показывать. Ребята же, видя, что эта симпатичная женщина любит их товарища, старались поддержать ее во всем. Тем более что и сама Вера была настолько трогательна в своей заботе о муже, что не могла не понравиться его одноклассникам и вскоре стала совсем своей в их маленьком, но дружном коллективе.
– Олежка, как я тебе рада! – Вера от души чмокнула Чернова в щеку и тут же стала стирать с него помаду. – Какой ты сегодня… впечатляющий. Впрочем, правильнее сказать не сегодня, а всегда. Идем, я тебя со своими девчонками познакомлю. Есть очень красивые, между прочим. Обалдеешь, в твоем вкусе.
– Да я уж с одной познакомился, – с усмешкой сказал Олег. – Кажется, Кариной зовут.
– Каринка? А что, нормальная девчонка! – Хозяйка уловила иронию в словах гостя и поспешила вступиться за подругу. – Ну разве что немного меньше других прячет свой повышенный интерес к мужчинам. Так это ж вполне современно. Да и честнее. По крайней мере, в газетах пишут, что на Западе…
Дальше Олег не слышал. Едва он, увлекаемый хозяйкой, вошел в небольшую гостиную, заполненную людьми, как ему показалось, будто на него рушится потолок. Господи, да это же она, его сегодняшняя богиня! Вот так подарок! Он нашел ее! Нашел свою Илсу! Ту, про которую он думал, что уже безвозвратно потерял. Ту, ради которой он хотел с завтрашнего утра начинать дежурство у входа в офис фирмы с таким странным названием…
На этот раз Илса была в облегающем тонком светлом свитере, подчеркивавшем соблазнительную, хорошей формы грудь и тонкую талию. Из-под свитера выглядывала короткая кожаная мини-юбка, прикрывающая лишь верхнюю часть бедер, которые еще днем произвели на Олега неизгладимое впечатление.
Олег тихонько перевел дух. Вниз он старался не смотреть, прекрасно зная, как на него действуют красивые ноги. Нет, положительно сегодня его день! Второй раз судьба сводит его с этим чудесным творением природы, и он будет полным дураком, если упустит ее и на этот раз.
– Олег, это Лена. – Вера представила ему худенькую, очень симпатичную девушку, почти девочку. Та протянула ему узкую ладошку.
– Какой вы большой! – кокетливо заметила она. – Даже страшно.
– Не бойтесь, я не ем детей, – отшутился Олег, тревожно ожидая момента, когда его познакомят с Илсой. Он сказал это, просто чтобы что-то сказать. Ему было совсем не до разговоров, все еще не верилось, что могут быть такие совпадения. Но девчушка осталась недовольна.
– А я и не ребенок! – заявила она, гордо вскинув хорошенькую головку. – И вполне могу за себя постоять.
– Олег, а это Толик, наш товарищ. Лешка говорит, что Анатолий лучший программист из всех, кого он знает. Толик и Лена работают теперь вместе с Алексеем, – продолжала Вера. Словно извиняясь за неловкость, она мягко посмотрела в глаза подруге и успокаивающе подмигнула. Потом повернулась к другой гостье. Уж эта была явно не из тех, кто мог заинтересовать Олега. Светловолосая и полненькая – вот и все, что он увидел.
– А это наша Неля, – представила ее хозяйка дома.
– Мой ангел-хранитель, – добавил Алексей, – и вреднющий главный бухгалтер по совместительству.
– Ну вот, представил называется, – со вздохом сказала Неля. – Попробуй теперь прийти с не правильно оформленным отчетом.
– Нелька, не вредничай! – засмеялся Тарас. – А то Олежка подумает, что ты злобная фурия, а он у нас единственный не занятый кавалер на сегодня.
– Вы знаете, Олег, Леша много рассказывал нам о вас, – вмешался Толик. Он почувствовал, что Алексея заносит, и поспешил вступить в разговор. – Мы слышали, вы потрясающий художник.
Олег вздрогнул. Вот черт, и кто Тараса за язык тянул? Вечно болтает! Олег считал свое увлечение делом сугубо интимным, никакая реклама ему была не нужна.
– Это преувеличение, – сказал он.
– Нет, правда, вы зря скромничаете, – сказала Неля, довольная тем, что разговор больше не о ней. – Здесь же все свои, показали бы!
– Вам прямо сейчас? – Олег насмешливо поднял бровь. – Или есть возможность немного подождать?
– Олежка, ну не сердись! – Вера шутливо дернула его за руку и виновато улыбнулась. – Все мы знаем твою скромность, но ведь ты же талант, и всем очень хочется посмотреть твои работы. Мы даже нашу Илсу заманили сюда, обещав ей встречу с великим художником. Лешка показал нам рисунок, который ты ему подарил в прошлом году, и теперь все как больные сидят. Олег действительно подарил Тарасу один из своих рисунков. Вернее будет сказать, тот так долго клянчил, что Олегу пришлось быстренько набросать ему что-то в стиле фэнтези. Он уже и не мог вспомнить, что нарисовал, но еще раз пожалел о сделанной уступке. Чуткая Вера вовремя уловила возникающую напряженность и, опередив события, повернулась к единственной не представленной гостье. Взяв девушку за руку, она подтолкнула ее к Чернову.
– Вот, Илса, знакомься, это тот самый обещанный Олег, – сказала она.
Олег почти не слышал, что говорит Лешкина жена. Он оторопело смотрел в огромные серые глаза и думал: все, теперь он уж точно пропал. Он просто не сможет отвести глаз и будет вот так стоять как последний идиот и молчать. Хорошо еще, что хоть Вера не молчала.
– Илса моя школьная подруга, но ты ее раньше не видел, они с мамой только недавно вернулись из-за границы, – продолжала она, мастерски исполняя роль хозяйки дома. – С их отъездом из Испании тамошний дипломатический корпус сразу же опустел, но зато ко мне вернулась моя подруга. Ну вот и все, теперь все в сборе, все представлены, прошу за стол! Давайте, давайте, Лешка, ну приглашай, а я сейчас…
Вера убежала на кухню, но гости не спешили следовать приглашению и продолжали знакомиться друг с другом. Кое у кого на уме было нечто иное, а праздничный стол отошел на второй план.
– Так, девочки, первой Олег будет рисовать меня. – Карина уверенно взяла художника под руку и, прижавшись к нему упруго-мягким бедром, заглянула в глаза. – Я первой его заметила.
– Вы ошибаетесь, – сказал Олег, больше всего желая прекращения этого разговора. Он не отстранялся от девушки, но голос его звучал холодно и отчужденно. – Я не пишу портретов.
– Судя по тому, что нам здесь показали, ваш стиль фэнтези, это так? – поспешила заменить хозяйку Лена.
– Значит, фэнтези…
Это сказал Анатолий, программист. Было непонятно, то ли он спрашивает, то ли утверждает, а потому Олег лишь неопределенно кивнул головой. Даже если этот Анатолий и хотел спросить, он все равно не станет отвечать. Как они не поймут, что он не хочет быть заказным портретистом?! Он вообще не умеет рисовать на заказ. Разве люди поймут, если Олег им скажет, что, садясь перед чистым листом, он еще не знает, что на нем будет. Не знает, и все. Просто душа… или, может, еще что-то требует, чтобы он дал выход своей энергии в рисунке. В такой момент он просто не может не водить стержнем шариковой ручки по бумаге. Авторучка заменила ему кисть. Он сам не знал почему, но рисовать мог только ею. И как рисовать! Штрихи, тонкие и четкие, ложились так, что буквально в течение нескольких минут изображение приобретало выпуклость, объемность… Кое-кто из немногочисленных счастливчиков, видевших его творения, говорил потом, что рисунки сделаны в цвете, хотя на самом деле это было не так. Чернов использовал только двухцветные комбинации: белая бумага, черный стержень.
– Я не готов определять свой стиль. Я не зарабатываю этим деньги, а потому могу не ограничивать себя рамками какого-либо жанра… – Олег мягко высвободился из рук Карины и обвел взглядом стоявших около него девушек. Он почувствовал, что разговор принимает слишком серьезный характер, и решил перевести все в шутку:
– Да и зачем, если действительность краше? По крайней мере я вижу, что природе удалось создать шедевры, не подвластные кисти художника. Такие красавипы, какие собрались здесь, просто не заслуживают того, чтобы мы говорили о каких-то жалких копиях. Смотрите на оригиналы и наслаждайтесь!
Тут Олег спохватился, что несет что-то не то, и пустил в ход свое обаяние, которого у него было в избытке.
Высокий, метр восемьдесят девять, широкоплечий, он брился наголо, но при этом оставлял рыжеватую бородку, которая прекрасно шла к его светлым серо-зеленым глазам на узком лице. С мощным, сухим, без единой жиринки, торсом на длинных, подвижных ногах, он мог показаться кому-то немного тяжеловатым, но, если бы этот «кто-то» так подумал, он скоро бы убедился в том, что ошибается. Чернов был очень подвижен и гибок. Все, кто видел его в спортзале, отмечали удивительное сочетание быстрой, практически мгновенной реакции с известной всем силой. Ко всему этому надо было прибавить легкую походку, грациозные, по-кошачьи мягкие движения.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов