А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

В Митине не дороже других программ продается. Просто его дохленький пень, что гордо зовется процессором, не потянул бы ее по своей немощности…
На проходной проблем не возникло, временный магнитный пропуск турникет принял так, как будто всю жизнь ждал именно его, а знакомая со вчерашнего дня дорога в вычислительный центр заняла от силы пять минут.
Рык так резво влетел в машинный зал, словно вот-вот должна была стартовать первая межзвездная экспедиция и все зависело только от него…
Что за наваждение? В пяти метрах от Филипенко сидела его вчерашняя девушка! Та самая, которая лишила Толика аппетита! Который, впрочем, вернулся… Да еще так, что утром они со Стэном сбегали в булочную и купили хлеба. А потом классно перекусили. Холодильник завыл от возмущения, что опять его уполовинили, да еще ясно просматривалась перспектива вообще остаться пустым. Ничего, пусть не ноет, и не такие времена бывали!
Вчерашнее невесомое создание сидело за большим дисплеем, тоненькие пальчики носились над клавой как над клавишами рояля. Интересно, а читать-то она успевает, что из-под ее рук выходит? Должно быть, а то чего бы это она, наморщившись, стала вглядываться в набранное? Секунда на исправление, и вновь заиграла беззвучная симфония в исполнении феи толяновских грез. Боже, как же он теперь работать будет?
– Толик, – сисадмин стоял рядом и наблюдал за Рыком, – ты не против, если я тебя так фамильярно? Тезка как-никак!
Новоявленный сотрудник «Шаталовки» непонимающе уставился на своего шефа.
– Что? – спросил он. – А-а, вы об этом… Да, да, конечно… А где я буду работать?
Филипенко хитро улыбнулся и, бросив быстрый взгляд на девушку, показал на дверь в соседний зал.
– Если не возражаешь, то тебя ждет машина, которая будет следить за безопасностью в нашей внутренней сети. А с ней вместе и отдельный кабинет. Я надеюсь, что ты как опытный взломщик найдешь все дыры в нашей защите. Согласен?
Он что, издевается? Еще спросил бы, согласен ли он дышать, пить, есть… Да конечно, согласен! Тем более что теперь есть возможность показать девчонке за соседним столом, что он совсем не лопух с разинутым ртом, каким, наверное, показался ей вчерашним вечером.
– Ну вот и хорошо! – сказал Филипенко, не дожидаясь ответа от своего тезки. – Пошли, я покажу тебе твой арсенал.
В другой раз Рык задохнулся бы от восторга, в его распоряжении оказался четырехпроцессорный «Хьюлит-Паккард» с RAID-процессором и большущим массивом памяти. К серверу были подключены двухгигагерцевый «Компак» и высокоскоростной модем. Последний был предназначен как резерв, на случай выхода основной линии, но, как объяснил Анатолий Викторович, предшественник Толяна использовал его, чтобы скачивать необходимую информацию на еще один компьютер. Это был не подключенный к сети, отдельно стоящий «Делл». На нем получаемая информация проверялась на всевозможные и невозможные вирусы и только после этого она могла поступить внутреннему потребителю ФАЗМО. А могла и не поступить, и тогда просто хранилась на винчестере «Делла». Наверное, поэтому машину и прозвали отстойником.
– Не страшно? – спросил Филипенко. – Справишься?
Рык хмыкнул. Опять странные вопросы! Он ли не справится! Да он в лепешку разобьется, но в грязь лицом не ударит! Пусть только кто-то попробует сунуть нос в его епархию!
– Да ты не бойся! – Усмешку Толика Филипенко понял по-своему. – Тут все настроено и само все работает. Фирмы, работающие в сфере безопасности, нам первым присылают обновление софта, так что тебе только и остается, что вовремя его инсталлировать. Ну и еще следить за сбоями, если такие вдруг появятся. А уж если совсем запаришься, то смело проси помощи. Или я, или Ленка Панина, ну та, что сидит в основном зале, обязательно поможем. И еще лучше будет, если ты, прежде чем что-то сделать, посоветуешься со мной. Хотя бы на первых порах… Лады? Ну вот и чудненько! Да, и еще…
Анатолий Викторович повернулся к книжному шкафу и начал доставать с полки толстые фолианты.
– Вот мануалы. – Под тяжестью книг столешница как будто прогнулась. – С английским, я думаю, ты знаком? Читать можешь?
Не только читать, но и писать на языке Вильяма Шекспира Рык мог. Конечно, не как великий драматург, но все-таки неплохо. Да и говорил он довольно хорошо, все-таки образование у него солидное. О чем он тут же и сообщил своему новому шефу.
Тот лишь усмехнулся и, пожелав успехов и осторожности, вышел.
Bay! Трижды вау!! Десять, сто раз вау!!! Наконец он наедине с такой техникой! Боже, да он только в толстых и дорогих журналах читал о такой! Четырех-процессорный сервер! «Компак» и отстойный, нет, отстойник «Делл»! «Делл» в отстое, обалдеть можно! Просто фантастика!
Рык благоговейно дотронулся до клавиатуры. Боже, как бы не облажаться.
И не сделать чего-нибудь такого, за что потом стыдно будет. Может, и вправду с манов начать? Не зря же сисадмин весь стол ими забросал!
Толик придвинул к себе первый том…
ГЛАВА 2
– Это ты Рыков?..
Толик, услышав над головой мелодичный голос, поднял голову. И по мере того как его глаза сканировали снизу вверх стоящее рядом чудо, ему становилось ясно – он в раю! В настоящем программистском раю! Первое, что он увидел, была пара стройных, едва тронутых загаром ног. Далее взгляд Рыка проследовал мимо плоского животика и тонкой талии к небольшой, но высокой, красивой формы груди. Господи, вот это великолепие! А какая тонкая, высокая шея! Нежный подбородок… Боже, какая чистая кожа! С ума можно сойти! Толик чувствовал, что по мере осмотра все сильнее и сильнее влюбляется, и с замиранием сердца продолжил приятное занятие. Девичьи пухлые губки улыбались, выше был тонкий небольшой носик, а глаза… Боже, что это были за глаза! Огромные, карие, в обрамлении пушистых ресниц, они, казалось, лучились неземным сиянием! Тонкие брови вразлет завершали дело. Рык был покорен раз и навсегда.
– Ты что, не слышишь? – От девушки не ускользнуло, какое впечатление она производит на этого симпатичного парня. Он так трогательно растерялся! Разве это не лестно, когда на тебя так реагируют? – Твоя фамилия Рыков?
– Да! – Толику даже не пришло в голову спросить, а кто еще здесь мог быть Рыковым, если он здесь сидит один? – А ты… вы…
– Я – Панина Елена. Можно просто Лена. Работаю в соседнем зале. – Девушка улыбнулась. – И мне не нужно выкать! Я еще совсем нестарая!
– Вы… Ты…
– Так, шеф сказал, чтобы я взяла над тобой шефство и показала, где здесь что, так вот начнем со столовой! Тем более что пришло время обеда и у нас есть все шансы опоздать. – Панина бросила взгляд на часы. – Так ты идешь со мной или нет?
Как время обеда? Рыков удивленно посмотрел на дисплей. Там, в правом нижнем углу, цифры показывали 13:15. Вот черт, он-то думал, что и двенадцати нет!
– Ну так что решил? – поторопила его Лена. – Если нет, то я сама пойду! Кстати, готовят здесь неплохо!
– Спасибо, но я… Я хочу еще почитать! – неожиданно для себя выпалил Толик. «Дур-рак, да иди же с ней!» – мысленно кричал он сам себе, но… остался сидеть пень пнем. – Может быть, в другой раз…
– Как хочешь! – Панина, удивленная таким странным ответом, вышла.
Осел! Дубина! Господи, какой же он дурак! Вот же твой шанс, используй его! Держи ее, уговаривай, уламывай, рассказывай всякие байки, анекдоты да просто глупости, но только не отпускай от себя! А ты, баран, взял и отказался. Идиот!
Рык ругал себя последними словами. Он перечеркнул все свои шансы! Лена теперь не захочет с ним даже здороваться. Еще бы, после такого гениального бреда: «Я хочу еще почитать!»
А какая она все же красивая! Глаза, брови… грудь! А талия? Ножки? И вообще она эталон женщины! Не зря же ее Еленой назвали. Как ту, из-за которой война началась. Теперь понятно, что есть такие женщины, ради которых не страшно и на бой выйти.
Вот-вот, люди на турнирах за их внимание бьются, а ты, когда Лена подошла к тебе, чушь какую-то сморозил!
– Сидишь? – услышал Толик голос шефа. – Разве Ленка тебя не взяла с собой? Я же сказал ей, чтобы она показала тебе, где здесь что!
– Нет-нет, она предлагала, но я отказался, хотел еще почитать, – вступился за Лену Толик. – Здесь столько…
– А вот этого делать как раз и не нужно. Совсем не нужно, – недовольным тоном сказал Анатолий Викторович. – Аврала никакого нет, а значит, и портить желудок ни к чему. Если ты освоишь технику на два-три дня позже, ничего страшного не произойдет. Если хочешь, могу тебе помочь. Спрашивай, если что неясно.
– Да нет, мне все понятно, я просто восстанавливаю в памяти некоторые вещи. Я вовсе не стараюсь вам понравиться, как это может показаться… – Толик чувствовал, что несет чушь, но никак не мог остановиться. Он вообще не понимал, что с ним сегодня происходит. Может, это все оттого, что он попал в незнакомую обстановку?
– Слушай, а может, у тебя напряженка с деньгами? – перебил его Филипенко. – Так у нас в столовой цены как при коммунизме! Да и в принципе нет проблем. Нужно, скажи, я до получки могу тебе подкинуть деньжат.
– Анатолий Викторович, спасибо, но дело не в деньгах. – Черт, ну чего они все его донимают? – Просто я… Ну вы поймите, я такую технику даже на фотографиях не видел… Даже отходить от нее не хочется!
Бородач удивленно посмотрел на Рыка и прыснул.
– Вот теперь я вижу, как успел постареть! Наверное, я должен был сам это понять, но, – шеф отдела автоматизации развел руками, – как-то привык, что техника другой и не бывает. Или хорошая… или это не техника, а просто металлолом. Хотя сам когда-то начинал с «Синклеров». Ты, скорее всего, о таких и не слышал. А я сам паял их… Я ведь до того, как увлечься программированием, был хорошим радиоэлектронщиком. Но, к сожалению или, может, к счастью, кто как посмотрит, сейчас паяльником не проживешь. Импортная аппаратура ломается редко, а отечественная… Те, кто не может себе позволить перейти на более качественную, они и за ремонт нашей не в состоянии заплатить. Жалко людей, но семью-то кормить нужно. Вот и пришлось переквалифицироваться.
– Так, раз ты не пошел… – Елена влетела в кабинет и, увидев начальника, смутилась. В ее руках были две пластмассовые тарелочки, сложенные одна на другую. – Ой, Анатолий Викторович, и вы здесь! А я… Ну вы сказали взять шефство над новичком, а он не захотел идти в столовку… Вот я и принесла ему…
– Ну вообще-то у нас не приветствуются обеды в обнимку с техникой, но раз принесла, то корми своего парня, – с усмешкой произнес Филипенко и вышел. – Резвитесь, пока есть такая возможность!
Лена и Толик остались одни. Пунцовые пятна украсили щеки обоих.
– Ну вот, влетело из-за тебя! – смущенно пробормотала Панина. – Пошел бы в столовую, как все, и не было бы ничего!
Она хотела еще что-то добавить, но спохватилась: принести еду, а потом упрекать за это – не слишком красиво. Быстро положив чистый листок бумаги на стол, она поставила на него тарелки, достала из кармана такую же пластмассовую вилку и предложила:
– Давай садись! И попробуй только не съесть. – Лена попыталась грозно свести свои чудные бровки. – Я с тобой тогда… здороваться не буду! Вот!
Рык оторопел. Вот так влип! Что ж, сидеть теперь перед ней и в одиночку жевать? Но если начнешь упираться и строить из себя сноба – «я такое не ем», – то она уж точно обидится не на шутку.
Делать нечего, Толян придвинул тарелку. На ней оказался весьма аппетитный винегрет и большая котлета. Тоже, кстати, вкусная – даже мясо чувствовалось! Совсем как домашняя!
– Класс! – признал он, встретившись глазами со своей кормилицей. – Очень прилично!
– Да? Ну ты это поварам скажи! – Девушка улыбнулась. Поварам не поварам, а она ведь тоже что-то сделала хорошее. Да и парень ей понравился. Только вот смущается все время. – А ты на чем пишешь? Ассемблер знаешь?
Толик кивнул. Рот был забит и отвечать было трудно.
– Угу! – Для убедительности он кивнул. – Еще Си, простой и вижал, Барсик такой же… а еще SQL и Информикс. Телнет, ДОС и прочая древность не в счет!
– Ух ты! Я и половины не знаю! – удивилась Елена. – А для Интернета… Ну Ява, Перл…
– Не вопрос! И Ашмаэль, и Асп! – Толик покончил с обедом. – Ну спасибо! Я даже не знал, что успел проголодаться! А ты здесь кем работаешь?
– Так, на подхвате, – отмахнулась Лена, – Если у кого из бухгалтеров или еще у кого затычки в программах возникают, бегу и тычу их носом туда, куда они свои кривые руки протянули. Вот и стала для всех вредной и сварливой! Наверное, за моей спиной все косточки промыли. Ну и черт с ними, пусть себе ворчат. Хотя лучше бы матчасть изучали.
– Не обращай внимания! – Рык не мог не сказать слова поддержки. Он готов был с кулаками доказывать не правоту тех, кто осмелился бы сказать что-нибудь нехорошее о Лене, – Это они от зависти!
– Ну ладно, спасибо за поддержку, но мне пора бежать, работа не ждет. – Лена бросила ненужный пластик в корзину для мусора и направилась к двери. – Будет скучно, заходи, босс после шестнадцати на совещании, так что можно будет поболтать.
Толик посмотрел на закрывшуюся дверь. Заходи. Да он хоть сейчас, но вот как это будет со стороны выглядеть? Не успел и дня проработать, а уже за сотрудницами бегает. Но и к Лене поближе быть хочется! Какая она… хрупкая и красивая. Так и хочется оберегать ото всех! Вот только конкретно от кого оберегать свою избранницу, Толик не знал. Он вообще здесь еще никого не знал. Ладно, ближе к шестнадцати видно будет.
Время в ожидании бесконечно далекого вечера тянулось мучительно долго. Толик пытался вчитываться в маны, но даже такая интересная литература, в чем, правда, большинство с ним не согласилось бы, сегодня не могла отвлечь Рыкова от мыслей о соседке. Это же просто наваждение какое-то! Услышал бы от кого, сказал бы, что выдумывает, а на деле еще круче оказалось. Вчера увидел, влюбился, а сегодня вот встретил и запросто с ней говорил. Это же не просто так! Это сама Удача покровительствует ему! Нет, не может быть, чтобы вот так все совпало лишь для того, чтобы взять и заглохнуть. Раз произошла такая удивительная завязка, то и продолжение должно быть просто феерическим.
– Не начитался еще? – спросила Лена, заглядывая в дверь. – Может, «Героев» по сетке погоняем? Или ты только Кваку признаешь?
– Почему, кроме Кваки еще и «Красный шторм», «Дюну 3», «Контр страйк». Да много еще чего! – отозвался Толик. – Но «Героев» больше всего люблю. Правда, давно новой версии не было…
– Да? А наш Анатолий Викторович сам новые карты рисует! Такие классные, вот когда играть начнем, увидишь! – похвасталась Лена. – Только нужно его расшевелить, он не всегда соглашается поиграть…
– Правда? Вот это терпение! – удивился Рык. – У меня есть редактор, но лень этим заниматься. Времени не хватает. А что, у вас его так много, что даже на создание игрушек остается?
– Так техника-то какая! – заулыбалась Лена. Теперь она вошла вся, и Толик вновь залюбовался ее фигуркой. Словно статуэтка из фарфора, которые он оставил стоять на телевизоре и после смерти бабушки. – Если ламеры… Ну если пользователи наши не напортят, то и делать ничего не приходится.
– Странно, а зачем тогда такой штат программистов? – не унимался Толик, стараясь подольше задержать девушку разговором. – Зарплаты большущие, а работы практически нет.
– Для того и штат, чтобы работы не было! – Лена пожала худенькими плечами. Чего, мол, такие вопросы глупые задаешь? – А что касается зарплаты, то для нашего завода это не деньги. Вот когда пойдешь в бухгалтерию программу латать, тогда и посмотришь, какие у нас обороты. Может, тогда только и поймешь, какие деньги сюда поступают. Наверное, во всей стране нет таких!
– Ну да! Пусть я дуб в бухгалтерии, но все равно не поверю! – с сомнением сказал Толик. – Как бы то ни было, но даже я понимаю, что, допустим, АЭС или оборонка ваш завод вообще не почувствует! Там такие бабки, что вам и не снились!
Лена молча подошла к «Компаку» и, введя свой логин и пароль, вошла в сеть. Затем, перейдя на сервер руководства, повторила операцию по идентификации и запросила отчеты.
– Вот смотри! – она ткнула пальцем в строки дисплея. – Видишь, какие цифры? Это ежедневные обороты! И если ты думаешь, что это рубли, то глубоко ошибаешься!
– Доллары? – удивился Рык. – Вот это да!
– Нет, это евро, – пояснила Лена. – Руководство считает, что это самая надежная валюта. Теперь у нас расчеты только в этой единице. Тем более что у них почти один и тот же.
– А чем же ваш… наш завод занимается? – Толик заинтересовался не на шутку. – За что ему так платят? Лекарства вроде бы везде одни и те же… Ну, пусть у вас… у нас они чуть лучше, но не волшебные же они!
– В том-то и дело, что волшебные! – засмеялась Лена. Звонкий голос заполнил помещение, и у Рыка на душе стало еще светлее. Нет, молодец мамуля, очень вовремя воткнула его в эту фирму! – Лекарство «Авиценна»… вернее комплекс лекарств, мазей, кремов и витаминов, которые мы выпускаем, возвращает людям молодость. Женщинам красоту и упругость кожи. Мужчинам силу и бодрость. Даже волосы восстанавливаются! Уходят животы, исчезает жир! Да за такое любая женщина не то что все деньги, душу отдаст!
– Ну тебе, допустим, это ни к чему, – нашелся, как перевести разговор в нужное русло, Толик. Он даже сам себе не верил, что так ловко разговаривает с девушкой, которую увидел впервые лишь вчера, да и то на какую-то минуту. – У тебя и так все в порядке!
– Да, но это только пока мне двадцать! – возразила Лена. – А что будет потом? Кому я потом буду нужна?
– Мне! – вдруг вырвалось у Толика. Вот черт, что же он сказал такое? Он же, честное слово, не собирался это говорить! – Мне будешь нужна!
Услышанное ошеломило девушку. Не то чтобы она не слышала раньше комплиментов, вовсе нет. Чего-чего, а этого добра хватало! Но вот так искренне и… бесхитростно, а оттого трогательно, впервые.
– Перестань! – тихо попросила она. – А откуда ты знаешь столько языков? Молодой еще совсем… Наверное, и институт совсем недавно закончил…
– Не знаю. – Толик и сам был рад уйти от щекотливой темы. Он был еще не готов к таким разговорам. – Мне всегда легко давалась учеба. Начал еще в школе. Все друзья… многие из них сейчас сами преподают, а тогда мы вместе сидели над распечатками хелпов. А с языками, сама знаешь, выучил один, второй легче идет. Изучил второй, третий вообще как семечки. А следующие только в мелочах отличаются. Тем более что основа в языках английская, а с ним у меня вообще дружба.
– Ну понятно, я так и думала! – Лена тоже была рада, что разговор перешел на другое. – Так играть будем или нет?
* * *
– Таким образом, я считаю, что статья в «Экологическом вестнике» наносит ущерб имиджу нашего предприятия. – Лосев Евгений Яковлевич, помощник генерального директора по связям с общественностью, сделал паузу, ожидая реакции на свои слова, и, не дождавшись, продолжал:
– Мы не можем позволить какому-то журналистишке порочить славное имя завода и репутацию комплекса «Авиценна». Мы возвращаем молодость…
– Евгений Яковлевич, мы не на митинге, как ты, надеюсь, заметил, не нужно громких слов, – перебил его генеральный. Должанский Вадим Александрович был человеком щуплым и невзрачным, что, впрочем, с успехом компенсировалось его властным характером и влиятельностью. Едва возвышаясь над столом, несмотря на высокое кресло, он тем не менее умудрялся смотреть на всех свысока, да притом был остер на язык. Некоторые называли это хамством, – между собой, конечно, – но большинство считало, что у Должанского просто такой своеобразный юмор. – Журналист делает свою работу, привлекает издательству читателей. И, нужно сказать, делает это хорошо. А вот вы как пиарщик плохо! Почему при тех средствах, что мы выделяем вашей службе, эта статья оказалась для вас как снег на голову посреди лета? Как так получилось, что вы не знали о готовящейся публикации? Да вы не знали даже о том, что журналист… Как его фамилия?
– Джавров! Джавров Юлий Иванович! – подсказал Сериков Николай Николаевич, начальник службы безопасности «Шаталовки». – А главный редактор там Горгалидзе Маргарита Арчиловна. Крутая баба, я вам скажу! Жути нагонит на любого!
При этих словах на устах собравшихся появилась легкая улыбка. Уж больно трудно было представить женщину, способную напугать крупного и шумного Кокаколу. Кокаколой Серикова прозвал индонезийский партнер Должанского. Плохо выговаривая иностранные слова, он решил таким образом сократить имя и отчество Николая Николаевича. Он стал звать его Колей-Колей, а затем перешел к Кокаколе. Сериков пытался поначалу протестовать, но потом махнул рукой, перестал злиться и стал откликаться на это обращение. Хотя, конечно, легкомысленный напиток мало вязался с впечатляющей наружностью Николая Николаевича. Рост метр восемьдесят пять, квадратные, мощные плечи и пудовые кулаки отбивали у любого желание испробовать на себе его силу. Откровенно говоря, никто и не помнил, чтобы Кокакола сам с кем-нибудь разбирался. Для этого существовали другие люди. Но впечатляющий внешний вид как нельзя лучше подходил к его должности, что и отмечали все, кто посещал завод и знакомился с Сериковым. Его даже пытались переманить на другие предприятия, но он преданно служил Вадиму Александровичу и не поддавался ни на какие посулы.
– А ты бы ее обольстил своей улыбкой, – буркнул Евгений Яковлевич. Уязвленный тем, что Кокакола его опередил, информацию о журналистах должен был дать он, а не охранник, Лосев зло сверкнул глазами. – Раз так хорошо Марго знаешь, мог бы и не допустить публикации!
Кокакола остановил тяжелый взгляд на пиаршике.
– Я ее вообще не знаю! – заявил он. – Но работу свою делаю и информацию на тех, кто вредит нашему делу, имею. Чего и другим советую!
Ну ладно, степень действия и бездействия членов нашего коллектива мы потом посчитаем, – вмешался в перепалку генеральный. – Лучше давайте решать, что делать будем?
Лосев кашлянул и распрямил плечи. Что-что, а это он готов доложить.
– Мы подготовили целый ряд акций, – сообщил он. – На ОРТ и на РТР выйдут передачи, в которых расскажут о наших социальных программах. А НТВ выступит с разоблачением акций российского Гринписа и его изданий. В частности, пойдет разговор об ангажированности Джаврова.
Должанский кивнул.
– Хорошо! Но впредь сделать все, чтобы предотвратить утечку, – размеренно заговорил он, обводя взглядом своих помощников. – Наш завод должен быть вне всяких подозрений. Если уж не можете скрыть какие-то негативные явления, которые имеются на всяком производстве, списывайте все на хулиганов. Николай Николаевич, займись этим. А вы, Владимир Арамович, будьте добры давать Серикову каждый день сводку по здоровью персонала.
Зырянов, начальник медицинской службы ФАЗ-МО, подобострастно закивал головой:
– Конечно-конечно! Каждый вечер будет! Все сделаем!
Невысокого роста, с большим отвисшим животом, неопрятный, со всклоченными сальными волосами, Владимир Арамович Зырянов тем не менее занимал одну из ведущих позиций в руководстве предприятия. Но при этом ухитрялся представить дело так, что со стороны казалось, будто все решения, и уж тем более самые ответственные, принимаются без всякого участия начмеда завода. Однако очень сильно ошибся тот, кто бы так подумал.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов