А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Чейз Джеймс Хэдли

Ловушка для простака


 

Тут находится бесплатная электронная фантастическая книга Ловушка для простака автора, которого зовут Чейз Джеймс Хэдли. В электроннной библиотеке fant-lib.ru можно скачать бесплатно книгу Ловушка для простака в форматах RTF, TXT и FB2 или же прочитать произвдеение Чейз Джеймс Хэдли - Ловушка для простака онлайн., причем без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Ловушка для простака = 131.91 KB

Ловушка для простака - Чейз Джеймс Хэдли => скачать бесплатно электронную фантастическую книгу




Джеймс Хэдли Чейз
Ловушка для простака
ВВЕДЕНИЕ
За открытым окном пляжного коттеджа взору Чеда открывались вяло накатывающиеся прибойные волны и широченная полоса песка, золотившегося под немилосердно палящими лучами знойного солнца. Правее вдаль уходили горбатившиеся горы, между которыми змеилась дорога… по ней должен был приехать Ларри.
В коттедже стояла духота. Электрический вентилятор, монотонно жужжа, обдувал раскрасневшееся от жары, покрытое капельками пота лицо Чеда.
Чед скинул пиджак и сидел в рубашке с закатанными рукавами. Ею мясистые, сильные руки покоились на столе, а в крепких пальцах тлела забытая сигарета.
Он был крупный, мощного телосложения. От частого пребывания на солнце кожа его приобрела оттенок красного дерева. Лицо правильной формы, хорошо очерченное, тонкие черные усики, выдающийся раздвоенный подбородок, волевой рот и глаза цвета морской волны делали его настоящим красавцем.
Чед потянулся к бутылке, стоявшей возле магнитофона, и плеснул в стакан щедрую порцию виски.
Отхлебнув немного, он слегка ополоснул рот, прежде чем проглотить жгучую жидкость, потом взглянул на наручные часы. Стрелки показывали без двадцати три. До приезда Ларри оставалось два с половиной часа. Чед прикинул, что если сразу начнет диктовать, то за пару часов управится и будет иметь еще полчаса в запасе. Вполне достаточно.
Он отпил еще немного, отодвинул стул и встал на ноги ероша пальцами густые черные волосы на затылке.
Потом с крайней неохотой заставил себя перевести взгляд на диван у дальней стены.
Солнечный луч падал прямо на мертвую женщину, лежавшую, распростершись, на спине. Голова и плечи свешивались вниз, так что лица не было видно. Чед был рад этому. Ни за что на свете он не хотел вновь увидеть распухшее, до неузнаваемости почерневшее лицо с выпученными глазами и неестественно разбухшим языком, вывалившимся изо рта.
Чед отвел глаза в сторону и подошел к тому месту, где оставил тяжелый гаечный ключ, который взял из багажника машины.
Он отнес инструмент на стол и положил так, чтобы легко было до него дотянуться. Потом сел и зажег новую сигарету.
Несколько минут он сидел, глядя на магнитофон и собираясь с мыслями, но те вновь и вновь возвращались к мертвой женщине, к тому выражению животного ужаса, которое появилось в ее глазах, когда пальцы Чеда сомкнулись вокруг ее мягкого горла.
— Ладно, хватит! — скомандовал себе Чед внезапно охрипшим голосом. — Выбрось ее из головы. Она мертва. Ты должен теперь позаботиться о себе. Ты угодил в переплет, и надо придумать, как из него выбраться. Давай, приятель, принимайся за дело.
Чед потянулся к магнитофону и включил кнопку записи. Бобины начали вращаться, и Чед приник к микрофону.
Он торопливо заговорил, слова полились изо рта, в то время как узкая лента плавно и неторопливо перематывалась с одной катушки на другую.
— Лично в руки окружному прокурору, Джону Харрингтону, — продиктовал Чед. — Мистер прокурор, я, Чед Уинтерс из Клифсайда, Литл-Иден, Калифорния, признаюсь в том, что совершил убийство. Сегодня, 30 сентября, время — два часа сорок пять минут пополудни.
Чед примолк, окинув взглядом золотистый пляж, пронзительную голубизну тихоокеанских волн, монотонно разбивающихся об отдаленные скалы. Потом, придвинув стул поближе к столу, продолжал:
— Проще всего мне было бы рассказать о том, как я совершил убийство и почему лейтенанту Леггиту не удалось сразу арестовать меня, но не это главное. Я хочу, чтобы вы получили четкое представление о случившемся, о том, как и из-за чего началась вся эта история и почему она завершилась убийством.
Запаситесь толикой терпения, мистер прокурор, и слушайте мою исповедь. Обещаю, что скучать вам не придется; расслабьтесь и слушайте.
Глава 1
Примерно в начале мая прошлого года я сидел за своим столом в главной конторе «Пасифик Банкинг Корпорейшн», занимаясь своими делами и делая вид, что это дела банка. В то время я был помощником страхового клерка, а я хочу, чтобы вы поняли, что мне всегда претило быть банковским служащим. Меня тошнило от одной мысли о том, чтобы целый день корпеть за столом и заботиться о чужих деньгах.
В то памятное майское утро в моем бумажнике лежали пять писем, которые прибыли утром по почте. Четыре были от торговцев, которым я изрядно задолжал и которые грозили пожаловаться на меня руководству банка, а в пятом — знакомая девица уведомляла о своей беременности и вопрошала, что я собираюсь в связи с этим предпринять, «черт бы меня побрал».
Честно говоря, на девицу мне было наплевать. С женщинами я всегда управлялся без всяких проблем, но вот торговцы — другое дело. Я уже столько раз «вешал им лапшу на уши», обещая расплатиться, что точно знал — на сей раз номер не пройдет. Нужно срочно раздобыть где-то денег, иначе меня в два счета выставят из банка, и тогда мне конец.
Поскольку занять мне было не у кого, я начал подумывать о том, что придется обратиться к ростовщикам. Я отдавал себе отчет, что если попаду в их паучьи сети, то с меня сдерут три шкуры, но другого выхода не было. Я уже потянулся к телефонному справочнику, чтобы найти номер Ловенштейна, когда задребезжал стоявший у меня на столе внутренний телефон.
— Уинтерс слушает, — я постарался вложить в свой голос максимум деловитости. Пусть я и не слишком перетруждался в банке, но демонстрировать отсутствие усердия было ни к чему.
— О мистер Уинтерс, зайдите, пожалуйста, в кабинет мистера Стернвуда.
Я похолодел. Стернвуд вызывал к себе сотрудников только тогда, когда собирался всыпать им по первое число.
Признаюсь честно, струхнул я изрядно. Неужто один из проклятых торгашей наябедничал на меня Стернвуду? Или эта маленькая потаскушка Паула? А может, я допустил промашку в работе?
Пока я продвигался вдоль нескончаемых столов по направлению к кабинету Стернвуда, клерки провожали меня взглядами. Они знали, куда я иду.
Все они были трудолюбивые и добропорядочные. Большинство — отцы семейств, любящие мужья и папаши, остальные же, похоже, ждали, пока сама мисс Добродетель возжелает связаться с ними матримониальными узами.
За исключением разве что одного Тома Ледбитера, никто из них меня на дух не выносил. Им претила моя манера одеваться, волочиться за молоденькими стенографистками, не говоря уж о том, что я не слишком горел на работе. Они не скрывали своего отношения ко мне и старались просто не замечать мою персону. Кстати, меня это не слишком огорчало. Друзей у меня было предостаточно, и вполне приличных — не каких-то занюханных банковских крыс.
Постучавшись в дверь кабинета Стернвуда, я повернул ручку и вошел.
* * *
Старый Стернвуд с детства дружил с моим отцом. Именно Стернвуд вбил себе в голову идиотскую идею, что я должен стать банкиром. Со мной даже не посоветовались. Мой старик от радости подпрыгнул до потолка, и с тех пор я стал «белым воротничком».
Последний раз я был в кабинете Стернвуда в тот день, когда вернулся в банк, отслужив пять лет в армии. Тогда Стернвуд был само обаяние. Битый час распылялся о том, какой я герой и какую сказочную карьеру я теперь сделаю.
На сей раз что-то подсказывало мне, что он не собирается лобызать меня и заключать в жаркие объятия.
— Входи, Чед, присаживайся, — сказал он, откладывая в сторону стопку бумаг.
Я уселся, стараясь выглядеть как можно более деловито. Стернвуд придвинул ко мне золоченый портсигар. Мы оба закурили, потом он заговорил:
— Сколько тебе лет, Чед?
— Тридцать два, сэр.
— С тех пор как закончилась война, ты работаешь у нас уже четыре года?
— Да, сэр.
— И еще три проработал перед войной?
— Совершенно верно, сэр.
— А Ледбитер пришел к нам пять лет назад? Как случилось, что он уже помощник управляющего, а ты так и не продвинулся?
— Полагаю, что у него больше способностей, чем у меня, сэр, — просто ответил я, будучи совершенно убежден, что Стернвуд ждет от меня именно такого ответа.
Старик потряс головой.
— Нет, Чед, дело в том, что он очень увлечен работой и не щадит своих сил, тогда как ты стараешься делать так мало, как только возможно.
— Это не совсем так, сэр… — начал было я, но осекся, заметив выражение его глаз. Стернвуд славился крутым нравом и был скор на расправу, когда что-то было ему не по нутру. Взгляд, которым он меня окинул, не предвещал ничего доброго.
— Я не хочу выслушивать твои оправдания, Чед. Я изучил твои ежемесячные отчеты и внимательно следил за твоей работой в последние несколько недель. Я убедился, что ты отлыниваешь от работы и дела твоего отдела тебя совсем не интересуют.
Во рту у меня внезапно пересохло. Похоже, старик собирался вышвырнуть меня вон, а я вовсе не тешился надеждой, что мне удастся найти подходящую работу в другом банке.
— Будь на твоем месте другой, я бы давно указал ему на дверь, — продолжал Стернвуд. — В чем дело, Чед? Тебе надоело у нас?
Я не ожидал, что он вдруг заговорит отеческим тоном, но быстро нашелся.
— Нет, что вы, сэр! Я и в самом деле лоботрясничал в последнее время и искренне в этом раскаиваюсь. Обещаю, что больше такое не повторится.
Стернвуд поднялся на ноги и мерил шагами кабинет.
— Мы были близкими друзьями с твоим отцом. Ради него я дам тебе последний шанс. Правда, тебе придется заняться другим делом.
Я вздохнул с облегчением.
— Благодарю вас, сэр.
— Не спеши с благодарностью. — Стернвуд вернулся к столу и уселся на место. — Это особое дело, Чед, и, если ты не возьмешься за него со всей мыслимой серьезностью, оно окажется тебе не по зубам. Так что отбрось прочь все праздные мысли. Если не справишься, будешь уволен. Увы, я говорю то, что есть. Это твой последний шанс. Чтобы немного поднять тебе настроение, я с сегодняшнего дня буду платить тебе на сто пятьдесят долларов больше. Но не заблуждайся на этот счет: тебе придется отработать каждый цент.
Я сидел как каменный. Лишь одна работа подходила под это описание: работа, которой все боялись как огня, банковский ночной кошмар, работа, от которой Ледбитер облысел как коленка за каких-то полгода.
Стернвуд внезапно расплылся в улыбке.
— Я вижу, ты уже догадался, Чед. С сегодняшнего дня ты целиком и полностью несешь ответственность за «счет Шелли».
* * *
Вы, должно быть, знаете всю историю Джоша Шелли, о том, как он заработал миллионы на комбайнах, а потом удвоил состояние, перестроив свои заводы на выпуск танков.
Но вы можете не знать, что после его смерти в 1946 году все его имущество, а также семьдесят миллионов долларов достались по наследству его единственной дочери Вестал.
Управление финансовыми делами покойный завещал «Пасифик Банкинг Корпорейшн» с одним условием: случись так, что Вестал не понравится, как банк ведет ее дела, она вправе перевести свой гигантский счет в любое другое место.
Банков и фирм, которые мечтали бы заполучить такого клиента, было хоть пруд пруди, и «Пасифик» вскоре убедился, что извлекать прибыль из миллионов мисс Шелли — дело крайне непростое.
Скажу без обиняков: такой стервы, как мисс Шелли, свет божий еще не видывал. Долгие годы она терпела диктат отца, а не мне напоминать вам, что это был за самодур. Тому существованию, какое она влачила вплоть до самой смерти старика, никто бы не позавидовал. Джош был невероятно скуп, всячески унижал дочь, держа ее в ежовых рукавицах, не позволяя заводить знакомства с молодыми людьми, и за всю жизнь не устроил для нее ни одного праздника. Первые двадцать лет Вестал жила в затворничестве, как монашка.
Будь Вестал по натуре добра и великодушна, ей можно было бы даже посочувствовать, но она не была ни добра, ни великодушна. Она пошла в отца и отличалась скупостью, мстительностью и властолюбивым, собственническим нравом. Поэтому, когда старый скряга наконец откинул копыта, оставив своему чаду семьдесят миллионов долларов, Вестал вырвалась на свободу из своего одиночного заключения, словно разъяренный бык, жаждущий крови.
За шесть лет пятнадцать лучших клерков «Пасифик Банкинг Корпорейшн» поочередно занимались счетом Шелли. И если они сами не отказывались от неравной борьбы, то Вестал добивалась их увольнения за некомпетентность.
Ледбитер продержался дольше всех. Вот уже восемь месяцев он был персональным рабом Вестал, и, если бы вы видели его до того, как он взялся за непосильную ношу, вы бы поняли, какое дикое испытание выпало на мою долю.
В банке не было никого, кто не знал бы о счете Шелли. Многие отпускали по его поводу едкие шуточки, но, поверьте, тому бедолаге, которому приходилось заниматься этим счетом, было не до смеха.
Не откладывая дела в долгий ящик, я отправился к Ледбитеру и поставил его в известность о случившемся.
Он поднялся и… вы не поверите — он дрожал с ног до головы, как осиновый лист.
— Ты не шутишь? — пролепетал он.
— Нет. С этой минуты ты сдаешь мне дела.
— Тогда пойдем прямо в комнату Шелли и я тебе все покажу.
Комната Шелли с пола до потолка была уставлена стеллажами и картотечными ящиками. В ней хранились все документы, расписки, квитанции, арендные договоры и любые другие бумажки, имевшие хоть малейшее отношение к собственности и финансам мисс Шелли.
Пятнадцать вассалов поочередно пытались, пыхтя в этой комнате до седьмого пота, разработать надежную систему, которая позволяла бы с минимальной потерей времени дать мисс Шелли любую информацию на тот случай, если бы самодурствующей миллионерше взбрело в голову внезапно затребовать данные о состоянии той или иной ренты или каких-нибудь дивидендов.
Когда Ледбитер подступил к стеллажу, обозначенному «А», явно намереваясь сидеть в этой комнате, пока мы не дойдем до «Я», я остановил его.
— Постой, старина, — сказал я, усаживаясь на стол. — Я не хочу слушать про всю эту дребедень. Не трать время.
Он уставился на меня так, будто я признался, что умертвил собственную мать.
— Но ты должен это знать! — голос его сорвался на визг. — Здесь все сведения о счете мисс Шелли. Ты сам не понимаешь, что говоришь. Ты должен знать, с чего начать, — продолжал Ледбитер внезапно дрогнувшим голосом. — Ты еще не осознал, какая колоссальная ответственность выпадает тому, кто занимается счетом Шелли. Мисс Шелли исключительно требовательна. Этот счет — один из самых крупных в нашей стране. Ни в коем случае нельзя терять его.
Я зажег сигарету.
— Между нами, мне глубоко наплевать, если наш банк потеряет его, — сказал я. — Если ты или Стернвуд думаете, что я стану корпеть здесь бессонными ночами, то вы глубоко заблуждаетесь.
Он не ответил. Он молча стоял спиной ко мне, склонив голову и вцепившись пальцами в картотечный ящик.
Я заметил, что он дрожит.
— В чем дело. Том? — резко спросил я. — Тебе нехорошо?
И тут случилось такое, чего я не забуду до гробовой доски; такое, от чего моя спина похолодела до основания.
Он уронил голову на руки и начал всхлипывать, словно женщина в истерике.
Что-то в его рыданиях было настолько трогательное и волнующее, что я вместо презрения преисполнился сочувствием к этому вконец сломленному человеку. Нет, он не от малодушия плакал — передо мной был человек, дошедший до совершенного предела сил и возможностей.
— Ну, не надо, — я потрепал его по плечу. — Успокойся же, старый дружище. Не стоит так, право.
Ледбитер вынул носовой платок и утер лицо.
— Извини, — пробормотал он. — Сам не знаю, что на меня нашло. Нервы, должно быть, ни к черту… Прости, Уинтерс.
— Ладно, — улыбнулся я. — Но вид у тебя тот еще… Это она тебя так загоняла? Да?
— Если бы ты знал, что это за женщина! — вдруг вырвалось у него. — Господи, как я лез из кожи вон, чтобы угодить ей! Я ночей не спал! Я так хотел продержаться. Стернвуд обещал повысить мне жалованье к концу года. Для меня это очень важно, ведь мой старший сын пойдет в школу. Мисс Шелли каким-то образом пронюхала про повышение. Она всегда что-то вынюхивает. Ох, и взялась же она за меня! Ты не представляешь, что я вынес за последний месяц. И теперь все кончено, хотя Стернвуд мне и слова не сказал.
— А почему она противилась повышению жалованья? — спросил я, думая про себя, не свихнулся ли бедняга от непосильного труда.
— Погоди, — выдавил он. — Сейчас ты в себе уверен, но посмотрим, что будет позже. Она терпеть не может, когда кому-то хорошо. Она ненавидит, если у кого-то хорошо идут дела, если кто-то счастлив или преуспевает. Тебе может показаться, что ты с ней справляешься, но немного погодя ты вдруг убедишься, что она опять заправляет всем, как хочет. Она никогда не оставит тебя в покое. Может позвонить среди ночи, чтобы ты не расслаблялся и не забывал, что служишь ей. За эту неделю она трижды поднимала меня из постели в три часа утра. Дважды вызывала меня днем, и мне приходилось бросать работу, ехать к ней и часами дожидаться, пока секретарша не говорила, что мисс Шелли занята и не сможет меня принять. И я сидел ночами, чтобы наверстать упущенное. Через несколько месяцев с тобой будет то же самое, что происходит сейчас со мной.
— Ты думаешь? — спросил я, задрав голову. — Нет, старина, ты ошибаешься! Вот, что я скажу: я знаю, как обуздать любую женщину. Этой твари со мной не справиться. Потерпи, сам увидишь.
Глава 2
Я записал в ежедневнике, что должен нанести визит Вестал Шелли пятнадцатого мая в одиннадцать утра.
За прошедшую неделю я не слишком утруждался работой и не особенно ломал голову над тем, как подготовиться к встрече. Я уже немного ориентировался в каталогах, но даже не пытался вникать в детали.
От Ледбитера толку было мало. Его хватило лишь на то, чтобы ввести меня в курс основных затруднений, сложившихся в отношениях между «Пасифик» и мисс Шелли, но зато это было и в самом деле весьма важно.
За последнее время Вестал выдвинула три требования, и, поскольку Ледбитер никак не соглашался удовлетворить их, она стала давить на Стернвуда, чтобы тот уволил беднягу, Во-первых, она просила, чтобы недавно приобретенное ею норковое манто стоимостью в двадцать пять тысяч долларов было отнесено к накладным расходам, что позволило бы не платить с этой суммы налог, Ледбитер резонно заметил, что такая просьба нелепа и в налоговом управлении посчитают, что в банке все с ума посходили.
Во-вторых, Вестал потребовала увеличить на пятнадцать процентов арендные выплаты со всех обитателей «кварталов Шелли» — многоквартирных домов, протянувшихся на добрых пару миль в южной части Истсайда.
Ледбитер напомнил, что лишь в прошлом году она уже добилась повышения ежемесячных выплат и дальнейшее повышение попросту неразумно. В этом его полностью поддерживала «Харрисон и Форд», фирма, занимавшаяся управлением недвижимостью, которая вела дела «кварталов Шелли». Фирма настаивала, что квартплата и так совершенно несоизмерима с плачевным состоянием домов, и никакие сборщики не сумеют выбить из жильцов лишние деньги.
В-третьих, мисс Шелли потребовала, чтобы банк устроил продажу многоквартирного жилого дома № 334 по Вестерн-авеню, который ее отец приобрел еще в 1914 году. Казалось бы, в этой просьбе ничего предосудительного не было, поскольку недвижимость резко возросла в цене. Однако среди постоянных жильцов этого дома были пятеро, которые проживали в нем с тех самых пор, как дом купил старый Шелли. В банке считали, что интересы таких жильцов должны быть соблюдены, А Вестал получила предложение продать этот дом от некоего Моу Берджеса. Предложение было весьма щедрым, поскольку Моу рассчитывал открыть там первоклассный публичный дом.
Так что помимо любых каверзных вопросов, которые мисс Шелли могла передо мной поставить, мне предстояло каким-то образом справиться с этими тремя требованиями, если я, конечно, рассчитывал продержаться хоть какое-то время.
Утром пятнадцатого мая в самом начале одиннадцатого я на такси отправился из банка в свою однокомнатную квартиру и переоделся. Когда Ледбитер ездил в Клифсайд, резиденцию Шелли, он неизменно облачался в строгий темно-серый костюм. Я решил, что Вестал заслужила большего разнообразия.
Я нацепил белую спортивную рубашку с желтым шейным платком в горошек, канареечный полотняный пиджак спортивного покроя с накладными карманами, габардиновые брюки военного образца и мокасины из оленьей кожи.
Я выглядел скорее как преуспевающий киноактер, нежели как занюханный банковский клерк. Впрочем, именно на такое впечатление я и рассчитывал.
Частная дорога к резиденции Шелли была прорублена среди скал. Она петляла и извивалась добрых три мили, карабкаясь все выше и выше, покуда не уперлась в массивные ворота из кованого железа высотой в пятнадцать футов ярдах в трехстах над уровнем моря.
При виде дома, внезапно показавшегося за поворотом аллеи, я остолбенел.
Я, конечно, ожидал увидеть не простую лачугу, но передо мной был даже не особняк, а настоящий дворец.
Он высился на огромной природной террасе — исполинский сказочный чертог из белоснежного мрамора.
Когда я преодолел сотню мраморных ступеней вверх по лестнице и остановился перед парадным входом, ноги мои с непривычки изрядно подустали.
Не успел я отыскать звонок или дверной молоточек, как одна из дверей распахнулась и в проеме вырисовался Харджис, дворецкий Вестал.
Он был высокого роста, довольно полный, с холеным аристократическим лицом архиепископа, и его бледно-серые глаза обдали меня пронизывающим холодом, словно сибирский ветер.
— Меня зовут Уинтерс, — представился я. — Я хочу видеть мисс Шелли.
Он величаво отступил, пропуская меня, и я оказался в вестибюле размером с Пенсильвания-стейшн.
— Присядьте, сэр.
Он удалился размеренной поступью, с важно задранной головой и спиной настолько прямой, будто проглотил шест.
Я начал осматривать обшитые мореным дубом стены, вдоль которых стояли и висели рыцарские доспехи, секиры, пики и мечи, тускло отблескивавшие в свете, лившемся через высокие окна.
Несколько развешанных на стенах картин, с которых улыбались откормленные розовощекие кавалеры, вполне могли принадлежать кисти Франса Хальса, хотя я мог и ошибаться.
Обстановка стала меня потихоньку угнетать. Я даже пожалел, что вырядился как павлин. И вдруг почувствовал, что побаиваюсь встретиться с Вестал Шелли лицом к лицу.
Мысленно я представил себе Тома Ледбитера в строгом темно-сером костюме, судорожно сжимающего потными пальцами портфель, в ожидании аудиенции в этом давящем холле, уставленном рыцарскими трофеями… в ожидании схватки, в которой — и Том это прекрасно знал — его ждало неизбежное поражение.
Харджис воротился через несколько минут.
— Прошу вас следовать за мной…
Он двинулся по коридору, и я зашагал за ним.
Мы миновали коридор, достаточно широкий, чтобы по нему проехал десятитонный фургон, и остановились перед двустворчатой дубовой дверью.
Харджис негромко постучал, повернул ручку и распахнул дверь.
— Мистер Уинтерс из «Пасифик Банкинг Корпорейшн», — провозгласил он таким тоном, будто представлял третьеразрядного шута из дешевого водевиля. Я глубоко вздохнул, взял себя в руки и вошел. Светлая небольшая комната была вся уставлена цветами. Двустворчатые окна выходили на широкую террасу, с которой открывался изумительный вид на расстилавшийся внизу сад и океан вдали.
Возле окна стоял большой стол, за которым сидела девушка с темными волосами, гладко зачесанными назад и собранными в пучок на затылке;

Ловушка для простака - Чейз Джеймс Хэдли => читать онлайн фантастическую книгу далее


Было бы неплохо, чтобы фантастическая книга Ловушка для простака писателя-фантаста Чейз Джеймс Хэдли понравилась бы вам!
Если так получится, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Ловушка для простака своим друзьям-любителям фантастики, проставив гиперссылку на эту страницу с произведением: Чейз Джеймс Хэдли - Ловушка для простака.
Ключевые слова страницы: Ловушка для простака; Чейз Джеймс Хэдли, скачать, бесплатно, читать, книга, фантастика, фэнтези, электронная, онлайн