А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Каабербол Лене

W.I.T.C.H.. Сердце саламандры


 

Тут находится бесплатная электронная фантастическая книга W.I.T.C.H.. Сердце саламандры автора, которого зовут Каабербол Лене. В электроннной библиотеке fant-lib.ru можно скачать бесплатно книгу W.I.T.C.H.. Сердце саламандры в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать книгу Каабербол Лене - W.I.T.C.H.. Сердце саламандры онлайн, причем без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой W.I.T.C.H.. Сердце саламандры = 88.4 KB

W.I.T.C.H.. Сердце саламандры - Каабербол Лене => скачать бесплатно электронную фантастическую книгу



Ведьма – 1

Скан – Дафна Хейл, вычитка – Дафна Хейл, Константин
«Ведьма. Сердце саламандры»: Эгмонт Россия Лтд.; 2007
ISBN 978-5-9539-2078-0
Оригинал: Lene Kaaberbol, “The Salamander's Heart”
Перевод: Елена Токарева
Аннотация
У Вилл появился новый сосед, Дэнни. Все девчонки в школе мечтали познакомиться с этим симпатичным и загадочным парнем, но только Вилл удалось подружиться с ним. И вдруг он пропал, а с ним – и Сердце Кондракара. Стражницы должны во что бы то ни стало вернуть талисман, ведь без него их магическая сила гораздо слабее. Следом за похитителем они переносятся в странный мир, где в небе парят удивительные саламандры, питающиеся энергией. Вскоре девочки выясняют, что Дэнни – не совсем человек. Кто же он на самом деле, и зачем ему нужно Сердце?..
Лене Каабербол
Сердце саламандры
(Ведьма-1)
1. Дэнни
Вечер, когда я познакомилась с Дэнни Новой, казался поначалу самым обыкновенным.
– Мама! – крикнула я, бросая спортивную сумку на пол в коридоре. – Я пришла.
Никто не ответил. Квартира была пуста. Что ж, в этом не было ничего особенного. Мама работает в компьютерной компании «Симультек» и занята там по горло. Надо сказать, я ею горжусь. Она настоящий мастер своего дела. И хотя у нее мало свободного времени, мы многое делаем вместе. По-моему, она даже понимает, что значит быть четырнадцатилетней. Я считаю, с мамой мне повезло. Просто иногда грустновато бывает приходить домой, когда там никого нет.
Я только что вернулась из бассейна. Волосы были еще влажные и немного пахли хлоркой, а желудку хотелось чего-нибудь посущественнее той банки тепловатой колы, которую я выпила по дороге домой. Я включила свет в кухне, отрезала хлеба и направилась к тостеру.
Холодильник прочистил горло.
– Гм… Мисс Вилл!
Не знаю, разговаривает ли с вами ваш холодильник. Мой, например, болтает без передышки. Не умолкает с тех пор, как я обнаружила, что я – чародейка и Стражница Кондракара. Моя стихия – энергия, поэтому у меня сложились особые отношения со всякими электрическими штучками.
– Да, Джеймс? – я называю его Джеймсом. Если бы вы пообщались с ним хоть немного, то поняли бы, что это строгое имя прекрасно ему подходит.
– У меня на второй полке стоит салат. Здоровая, питательная пища, много витамина С…
– Эээ… спасибо, конечно, но больше всего мне хочется поджаренного хлеба с вареньем.
Из-за верхней дверцы донесся явственный вздох.
– Конечно, мисс Вилл. Я уверен, это очень вкусно. Но позвольте заметить, что из трех основных групп питательных веществ в выбранном вами блюде присутствует только одна – углеводы, а результаты научных исследований указывают на прямую связь между…
– Ладно, ладно. Съем твой салат!
– Разумное решение.
Мне показалось, что в голосе Джеймса прозвучало самодовольство, но я еще не до конца научилась различать его интонации.
– Но только после хлеба с вареньем! – добавила я. Тостер хихикнул про себя и тихо зажужжал. В его гуле смутно слышалось: «Я нравлюсь ей бо-о-ольшшше, я нравлюсь ей бо-о-ольшшше», – но Фридрих говорит не очень членораздельно, и я не уверена, что поняла его правильно.
Джеймс снова вздохнул, на этот раз с мученическими нотками.
– Хорошо, мисс Вилл. Я всего лишь пытался дать вам скромный совет о правильном питании…
Если вам кажется, что только люди могут читать нравоучения, значит, вы еще не встречали холодильника с замашками дворецкого. Никто не умеет лучше Джеймса вкладывать в любые фразы один и тот же смысл: «Я здесь тружусь целыми днями напролет, делаю все ради нее, и смотрите, как она меня за это благодарит». По заботливости и занудности Джеймс переплюнет любых родителей.
Фридрих с излишним рвением подкинул в воздух два куска поджаренного хлеба. Конечно, все тостеры подкидывают хлеб, но заставить его сделать двойное сальто и затем поймать на лету – это уж явно напоказ.
«Я нравлюсь ей бо-о-олыпшше, я нравлюсь ей боо-ольшшше», – распевал Фридрих, и на этот раз я поняла его безошибочно.
Джеймс фыркнул, не удостоив соперника ответом. Я положила поджаренный хлеб на тарелку и нырнула в недра холодильника за маслом.
– Насыщенный животный жир? На второй полке сверху, мисс Вилл, – проговорил Джеймс ледяным, полным неодобрения голосом.
– Да хватит дуться, – отмахнулась я, намазывая хлеб маслом. – Я же сказала, что съем твой салат!
– Это вряд ли… – начал он. И вдруг замолчал, все его огоньки погасли.
Где-то в глубинах здания задребезжала охранная сигнализация. Однако в моей квартире стояла глухая, тревожная тишина.
– Джеймс? – неуверенно проговорила я. – Джеймс, ты живой?
Холодильник долго не откликался. Потом его огоньки тускло заблестели, и он снова заговорил дрожащим, оскорбленным голосом.
– Уже в третий раз за неделю. Ну как, скажите, можно работать в таких условиях? Если молоко прокиснет, я не виноват.
Я сочувственно вздохнула и похлопала его по дверце свободной от бутерброда, рукой.
– Сожалею, Джеймс. Понимаю, как трудно тебе приходится. В городской энергетической компании говорят, что работают над этим вопросом. Они еще не выяснили, в чем причина перебоев. – Я слышала об этом в новостях. За неделю в городе произошло несколько крупных отключений электроэнергии, одно из них – в разгар утреннего часа пик. Погасли все светофоры, центр Хитерфилда почти на час оказался наглухо забит гудящими машинами. Разумеется, такая ситуация никому не нравилась.
– Вы с вашими организмами, потребляющими углеводы, никогда не поймете, каково это – зависеть от более чистых видов энергии. Вы просто включаете нас и ждете, что мы будем работать, несмотря ни на что. Включил – выключил, включил – выключил. Обращаетесь с нами так, будто мы обычные механизмы…
– Понимаю, Джеймс, – примирительно сказа-лая. – Прости.
– В конце концов, у меня тоже есть своя жизнь! Мне надо с целым домом управляться!
– Конечно-конечно. Слушай, может, тебе не стоит так много разговаривать, когда электричество выключено? Тебя это утомляет… – Я знала: сейчас он работает только потому, что я рядом. Я и Сердце Кондракара. Вместе нас можно назвать одним из самых мощных источников энергии во Вселенной.
– О, простите, мисс Вилл, – Джеймс был оскорблен в лучших чувствах. – Если вам скучно, я могу и помолчать. Может, вам лучше побеседовать с тостером? Или с этой голосистой дребезжалкой в коридоре?
Он говорил о все еще воющей охранной сигнализации. Она, конечно, питается от батарей и обязана реагировать на любые нарушения в своей системе. Я с ней почти никогда не разговариваю. Сигнализации – злые, запуганные параноики, им кажется, что все только и хотят вывести их из строя. Но в эту минуту Джеймс и сам стал немножко походить на них.
– Джеймс, неужели ты думаешь, что кто-то нарочно отрубает энергию только для того…
И тут в дверь постучали. Я запнулась на полуслове и выронила бутерброд.
– Выключись, – прошептала я. – Кто-то идет.
– Если мои услуги больше не нужны… – оскорбленным тоном начал Джеймс.
– Не говори глупостей, конечно, нужны. Но подумай: не покажется ли гостям странным, что ты – единственный работающий холодильник во всем Хитерфилде? Просто… – я поискала слово, которое пригладит его встрепанные чувства, и нашла: – Просто будь осмотрительным. У тебя это хорошо получается!
Джеймс высокомерно улыбнулся. Не спрашивайте меня, как холодильники могут улыбаться – могут, и все. Щель между дверцами у них изгибается, что ли.
– Осмотрительность – мол, вторая натура, – самодовольно заявил он и выключился. Я пошла к двери.
Говорят, чародейкам положено предвидеть будущее… Иметь инстинкт, который предостережет их: не ходи туда-то, не делай того-то. Не знаю. Если у меня и были такие инстинкты, им бы в эту минуту следовало завопить не хуже охранной сигнализации: «Не открывай дверь! Не открывай!» Но они молчали. Даже не пискнули. Нет чтобы предостеречь! Я открыла дверь, и в мою жизнь вошел Дэнни Нова.
На первый взгляд в нем не было ничего особенного. Но в тот миг мне не удалось рассмотреть его как следует в полумраке коридора. Чуть повыше меня, может быть, немного постарше. По крайней мере, так мне показалось поначалу.
– Прости, что помешал, – вежливо начал он. – Но свет погас… а я только что переехал, и у меня нет даже фонарика. Не можешь ли ты одолжить мне пару свечей?
Голос у него был приятный. Звучный, полный жизни. И, хотя я плохо видела его лицо, мне показалось, что он говорит с улыбкой, будто посмеивается над собственной беспомощностью.
– Входи, – пригласила я. – Поищем в шкафах.
– Хорошо. Спасибо!
Он прошел за мной на кухню. Я пошарила по ящикам, нашла спички и несколько свечей, одну из них зажгла.
– О! – воскликнул он с необычайным удивлением. – Какие у тебя красивые волосы!
Волосы? А что такого с моими волосами? Или я, сама не зная, вдруг соорудила какую-то новую ультрамодную прическу? Я нервно накрутила прядь на палец.
– А что в них особенного? – выпалила я, сгорая от желания узнать, в чем дело.
– Они цвета молнии, – ответил он.
Волосы у меня рыжие. Не белые, не голубоватые… Рыжая молния? Бред какой-то. И вдруг до меня дошло. Ему и вправду нравятся мои волосы. Он не шутит. Не насмехается. Он бросил один-единственный взгляд на мои дурацкие рыжие волосы, и они ему понравились.
Я вспыхнула. Лицо залилось краской, жар поднимался, как кипящее молоко в кастрюле. Сейчас мои щеки наверняка сравнялись по цвету с волосами. Хорошо, что в кухне полумрак.
– Вот, – сказала я. – Свечки. – И неуклюже протянула их, как будто хотела проткнуть его.
– Спасибо. – На короткий миг его рука коснулась моей. И я почувствовала… почувствовала, будто легкий удар тока пронзил меня от головы до пяток. «Глупо, – сказала я себе. – Прекрати. Он всего лишь коснулся твоей руки, и все. Простая случайность». Но я не могла отвести от него глаз. Я попыталась держаться естественнее, не пялиться на него, будто намереваюсь составить его описание для полиции. Но продолжала глазеть.
Чуть повыше меня. Рыжевато-каштановые волосы, немного вьющиеся, но не чересчур. Красивые плечи – широкие, сильные на вид. Гладкая кожа. И удивительные глаза. Голубые. Нет, даже не голубые – ярко-синие, электрические. Сверкающие энергией.
– А нельзя ли в придачу несколько спичек? – попросил он.
– Да… конечно. Вот. Я обернулась за коробком. Хрусть! Громкий сухой треск. Я наступила на кусок поджаренного хлеба.
– Что это? – спросил он.
– Я… я только что жарила хлеб. – Я заморгала и принялась еще сильнее накручивать волосы на палец. – Хочешь?
Он с сомнением оглядел кучу крошек на полу.
– Нет… спасибо. Я недавно пообедал.
Я взглянула на остатки намасленного хлеба. «Я говорила не об этом куске! – хотелось воскликнуть мне. – Я поджарю тебе еще. Могу даже приготовить тебе ужин. Могу…»
Да заткнись же, велела я себе. Прекрати. Не выставляй себя полной идиоткой. Он всего лишь сказал, что у тебя красивые волосы.
– Значит, ты недавно переехал? – выдавила я наконец, ощущая, что румянец начал спадать.
– На прошлой неделе. Квартира 26Б. Чуть дальше по коридору. Дэнни Нова, – он протянул мне руку. Я неуверенно пожала ее. На этот раз электрического удара не было. Даже искорки.
– А я Вилл, – представилась я. – Вилл Вандом. В какую школу ты ходишь? – Я еще не видела его в Шеффилдской школе, но есть надежда…
– Школу? Это еще не… не решено окончательно. Я пока живу один. А ты в какой школе?
– В Шеффилдской. – «Видишь, – сказала я себе. – Совсем не трудно. Ты что-то говоришь. И он говорит. Это называется – беседовать».
– Хорошая школа? Я пожала плечами.
– Нормальная. У меня там много друзей.
– Друзья – это очень важно, – сказал он и улыбнулся мне.
И в этот миг электричество включилось. Загорелся свет, и автоответчик настырным писком возвестил, что надо восстановить запись.
Под яркими кухонными лампами Дэнни по-прежнему казался очень красивым. Я же, напротив, застеснялась того, что моя прическа напоминает мокрую копну сена.
Он протянул свечи.
– Пожалуй, они мне уже не понадобятся.
– Оставь себе, – сказала я. – Эти перебои с энергией за последнюю неделю нас совсем замучили. Могут снова отключить в любую минуту.
– Тогда, наверное, не стоит лишать тебя всего запаса. – Он осторожно задул свечу у меня в руке и разделил остальные на две равные кучки. Зазвенел домофон. Тишину разорвал голос моей мамы:
– Вилл? Дорогая, ты дома? У меня тяжелые коробки. Помоги, пожалуйста.
Надо же! Ну почему в такой неподходящий момент?
– Я пошел, – Дэнни помахал своей охапкой свечей. – Еще увидимся.
Он был уже на полпути к двери, а я все никак не могла найтись, что ответить. Тут он на миг обернулся.
– У тебя удивительные волосы, – сказал он. И исчез.
Мокрые сосульки, пропитанные хлоркой? Ну и вкус у него. Я медленно нажала кнопку домофона.
– Иду, мама.
Но сама еще на миг замешкалась у дверей, вспоминая удар тока, который пробил меня, когда наши руки соприкоснулись. Электричество. Я слышала, как другие говорят об этом, но не знала, что это надо понимать так буквально.
– Мисс Вилл!
– Да, Джеймс?
Наступило долгое, неестественное молчание. Будто холодильник хотел что-то сказать, но не мог найти слов. Я ждала.
– Не забудьте съесть салат, – наконец пробормотал он. Но мне почему-то казалось, что он имел в виду совсем не это.
Вот так я и познакомилась с Дэнни Новой. С обыкновенным соседским мальчиком. Встреча ничем не примечательная – по сравнению с тем, что произошло дальше.
2. Брейк-данс
«Бум, бум. Бум-бум-бум». Над автостоянкой гремел оглушительный ритм. Толпа школьников, возвращавшихся домой, сгрудилась вокруг небольшого пятачка и смотрела на танцоров.
– Кто это? – спросила Тарани, вытягивая шею.
– Не знаю, – пожала плечами я. – Пойдем лучше домой. Мама сказала, что вернется пораньше.
Публика разразилась аплодисментами и одобрительными воплями.
– Фантастика! – выкрикнул кто-то.
– Разве тебе не интересно посмотреть? – удивилась Тарани. Толпа все разрасталась, подходили новые школьники. Хлопки стали громче и ритмичнее. – Погоди минутку, Вилл, это ненадолго.
Я пожала плечами.
– Ладно, – мне и самой стало любопытно. Трое мальчишек танцевали брейк. Двое из них учились в Шеффилдской школе; я не знала, как их зовут, но встречала их на переменках. Они танцевали хорошо, знали много крутых движений. Но толпа собралась не из-за них. Все не сводили глаз с третьего парня. Он вертелся, скользил, кувыркался, садился на шпагат, а в следующий миг снова был на ногах. Ладный, стройный, он двигался точно в такт с раскатистым гулом барабанов. Казалось, все его тело пульсирует в одном ритме с музыкой. Зрители были правы – получалось у него просто фантастически. И этим танцором был Дэнни, тот самый Дэнни, мой сосед по лестничной площадке.
– Вот это да! – ахнула Тарани. – Ну и отплясывает!
Я молча кивнула, глядя на Дэнни, двигавшегося так, будто у него внутри бесконечная батарейка.
Музыка стихла. Двое шеффилдских ребят отдувались и вытирали пот, на их футболках выступили темные пятна, лица блестели. А Дэнни даже не запыхался.
И тут он заметил меня. Его лицо озарилось восторженной улыбкой. – Вилл! Я надеялся, что увижу тебя.
Все обернулись посмотреть, с кем это он говорит. Я оказалась в центре внимания целой толпы. На меня смотрели десятки глаз. Я прикусила губу и принялась нервно накручивать волосы на палец.
– Ммм, привет, Дэнни.
Тарани удивленно покосилась на меня.
– Ты его знаешь? – шепнула она.
– Новый сосед, – уголком губ прошептала я в ответ.
– Может быть, мы… сходим куда-нибудь? – предложил Дэнни. – В парк? Или на ярмарку? Покажи мне город.
– Хорошо, – мигом согласилась я. Потом вспомнила, что сегодня после обеда Тарани обещала подтянуть меня по математике. – То есть, Тарани… если ты не возражаешь… – я бросила на нее умоляющий взгляд.
Она тяжело вздохнула.
– Ну ладно. Я зайду попозже. Часов в семь?
– Ты лучшая подруга на свете, – я благодарно похлопала ее по руке. И, разумеется, осталась стоять, как идиотка, не зная, что сказать дальше. – Эээ… а куда мы пойдем? – выдавила я наконец.
Дэнни взглянул на мощный магнитофон, который один из шеффилдских ребят повесил на плечо.
– Покажи, где можно купить такую штуку, – попросил он. – Мне он очень нужен.
Я удивилась, что у него до сих пор нет магнитофона. Если парень научился так танцевать, он, наверное, должен был тренироваться каждую свободную минуту где угодно: на ярмарке, на автостоянке, на любом подходящем углу, пока его не прогонит хозяин соседнего магазина.
– Конечно, – сказала я. – Сходим в «Росинку». Там есть несколько хороших магазинов.
Мы пошли прочь, и я услышала, как за спиной школьники говорят о нас.
– Что это за парень?
– Не знаю, – отозвался один из танцоров. – Подошел к нам, посмотрел немножко и присоединился. Классно двигается.
– Еще бы не классно!
Я оглянулась. Представление закончилось, и толпа стала понемногу рассеивалась. Но один парень остался стоять, глядя на меня и Дэнни. Это был Мэтт.
Между мной и Мэттом в общем-то ничего нет. Пару раз он дружелюбно поговорил со мной, вот и все. Он из тех ребят, что приветливы со всеми. А я считала, что он симпатичный, и ничего больше. Так почему же я чувствовала себя виноватой?
Я смущенно махнула ему рукой. Он помахал в ответ. Потом сел на велосипед и уехал. А я повела Дэнни в торговый центр «Росинка» выбирать магнитофон. – Ну как? – спросила Тарани вечером, хлопнув по моему столу учебником математики. – Как дела?
– Ты о чем?
– Как прошло свидание?
– Никакое это не свидание, Тарани, я просто показывала ему город.
– Да, конечно.
– Он здесь новичок.
– Да-да.
– Я всего лишь вела себя… по-добрососедски.
– Гм-м…
– Тарани!
– Что?
– Прекрати смотреть на меня так! Она усмехнулась.
– Если будешь все время крутить волосы, у тебя получится больше кудряшек, чем у меня.
Я выпустила прядь, которую накручивала на палец. Я не всегда так делаю, только когда смущаюсь. А в смущении я нахожусь 95 % времени.
– У тебя нет кудряшек, – возразила я.
– Ну, тогда косичек. Тоже неплохо. И не уходи от разговора. Что в нем тебе понравилось? Кроме того, конечно, что он классный танцор и немного похож на Джо-Джо.
Джо-Джо со своим новым диском «У меня есть сила» в те дни мелькал на обложках всех музыкальных журналов, считавших себя модными. – Он и вправду здорово на него похож, – пробормотала я, только сейчас осознав это. – Но он не… Я хочу сказать, мы не… На самом деле я не… Я просто…
– Ого, – сказала Тарани, – плохо дело.
– Хватит меня дразнить!
В тот же миг Тарани стала серьезной.
– Вилл, это на тебя не похоже.
– Что не похоже? Что я понравилась мальчику?
– Ладно, не обижайся. Ты же знаешь, я не это имела в виду. Мне кажется, тебе надо разобраться с Мэттом.
– Неужели ты не понимаешь, на самом деле у меня с Мэттом ничего нет! Как ты этого не видишь? А Дэнни, по крайней мере, замечает, что я есть на свете. И я ему, кажется, даже нравлюсь. И мне с ним хорошо, Тарани. Разве это преступление?
– Нет.
– Тогда, – я открыла учебник, – объясни-ка мне лучше про эти квадратные корни. Надо же учиться в конце концов.
– Гм-м. – Но она не сразу приступила к объяснению, а еще долго сверлила мена странным, обеспокоенным взглядом.
– Что с тобой? – наконец спросила я. Она вздохнула:
– Обещай, что не рассердишься. Настала моя очередь вздохнуть.
– Ты моя лучшая подруга. Такая же чародейка, как я. Я когда-нибудь на тебя сердилась? – Я призадумалась. – По крайней мере, всерьез?…
– Понимаешь… Мне кажется, Дэнни опасен.
– Опасен? Ради бога, Тарани, объясни, в чем дело? Он что-то затевает? Собирается посадить меня в темницу? Скормит своему ручному дракончику?
– Не говори глупостей, – огрызнулась Тарани. – Даже в шутку. Ты же знаешь, какие невероятные события случаются с нами.
Она права. С волшебницами, Стражницами Кондракара, происходит всякое. Иногда мне кажется, что у нас пятерых – у меня, Тарани, Ирмы, Корнелии и Хай Лин – на лбу написано: «Беды, добро пожаловать на наши шальные головы!» Но Дэнни – разве может он быть опасным? Дэнни на вид совсем… ну, я бы не сказала – обыкновенный, но у него, по крайней мере, не растут клыки, когти, лишние головы и прочие чудеса, с какими нам не раз доводилось сталкиваться.
– Он обыкновенный парень. А я, как ты знаешь, чародейка. Я уж как-нибудь смогу справиться с четырнадцатилетним брейк-танцором. Даже если он похож на Джо-Джо.
Свет мигнул, снова зажегся, потом погас окончательно. Из кабинета, где работала мама, донесся горестный крик:
– Ох, только не это! Не может быть! Я этого не перенесу!
Через минуту мама постучала ко мне в дверь.
– Вилл, помоги, пожалуйста. Когда электричество включится, пусти в ход свое компьютерное волшебство. А то я опять потеряю двухчасовую работу.
– Постараюсь, – ответила я. Мама вовсе не имела в виду, что я в самом деле владею магией, она просто считала, что я унаследовала и развила ее способности к работе с компьютерами.
Мама вздохнула.
– Ты сейчас скажешь, что надо было почаще сохраняться. Да, конечно, но ты же знаешь, как это обычно бывает. Женщины никогда не делают резервных копий. А в случае чего просто рвут на себе волосы и плачут.
Тарани хихикнула. Мне показалось, что мама улыбнулась, но в полутьме я плохо разглядела.
– Пошли на кухню, – предложила я. – В термосе есть чай, и я зажгла пару свечей. Надеюсь, энергетики скоро наладят работу. Иначе во всем городе не останется ни одного компьютерщика в здравом рассудке.
Ныло так уютно сидеть на полутемной кухне с мамой и Тарани… Я ничуть не огорчалась оттого, что квадратным корням придется подождать. Беспокоило меня другое: Джеймс, и Фридрих, и компьютер Джордж, и старый телефон Билли, и все остальные электрические устройства были напуганы и обижены, а при маме я даже не могла их как следует успокоить.
– Что-то странное творится, правда? – сказала мама, прихлебывая чай. – Девятый или десятый раз за неделю отключают свет. Кто-нибудь должен в этом разобраться. Я поймала взгляд Тарани.
– Да. Кто-нибудь должен навести порядок.
3. Вода и энергия
– Просто сейчас слишком многие поставили у себя кондиционеры, – пояснила Корнелия. – И компьютеры. И стиральные машины. И миллионы других устройств, которые потребляют массу электричества.
– Еще не так жарко, чтобы все включали кондиционеры, – заметила Хай Лин. – Мне кажется, Вилл права. Тут что-то нечисто.
Мы сидели на заброшенной стройке в паре кварталов от торгового центра «Росинка». Это место нельзя было назвать туристической достопримечательностью Хитерфилда: большая яма в земле, несколько бетонных столбов без крыши, заросли бурьяна да лужи грязной, ржавой воды. Словом, не слишком подходящее место для гуляния. Но у стройки было одно преимущество: там почти никогда никто не появлялся, а значит, она как нельзя лучше годилась для наших тренировок. Вы думаете, чародейкам не надо тренироваться? Ошибаетесь.
– Хорошо, – подытожила Ирма. – Что будем делать? Спросим Оракула?
– Да брось ты, – отмахнулась Корнелия. – Как это будет выглядеть? Достопочтенный Оракул, у Хитерфилдской водопроводно-энергетической компании возникли трудности, не могли бы вы помочь справиться с ними?

W.I.T.C.H.. Сердце саламандры - Каабербол Лене => читать онлайн фантастическую книгу далее


Было бы неплохо, чтобы фантастическая книга W.I.T.C.H.. Сердце саламандры писателя-фантаста Каабербол Лене понравилась бы вам!
Если так получится, тогда вы можете порекомендовать эту книгу W.I.T.C.H.. Сердце саламандры своим друзьям-любителям фантастики, проставив гиперссылку на эту страницу с произведением: Каабербол Лене - W.I.T.C.H.. Сердце саламандры.
Ключевые слова страницы: W.I.T.C.H.. Сердце саламандры; Каабербол Лене, скачать бесплатно книгу, читать книгу онлайн, фантастика, фэнтези, электронная