фэнтези - это отражение глобализации по-британски, а научная фантастика - это отражение глбализации по-американски
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Аллен Роджер Макбрайд

Кореллианская трилогия - 1. Западня


 

Тут находится бесплатная электронная фантастическая книга Кореллианская трилогия - 1. Западня автора, которого зовут Аллен Роджер Макбрайд. В электроннной библиотеке fant-lib.ru можно скачать бесплатно книгу Кореллианская трилогия - 1. Западня в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать книгу Аллен Роджер Макбрайд - Кореллианская трилогия - 1. Западня онлайн, причем полностью без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Кореллианская трилогия - 1. Западня = 261.12 KB

Кореллианская трилогия - 1. Западня - Аллен Роджер Макбрайд => скачать бесплатно электронную фантастическую книгу



Звездные войны: Кореллианская трилогия - 1

Роджер Макбрайд Аллен
Западня

Глава первая. СЕКРЕТЫ ПОЛИШИНЕЛЯ
- Ну, Чуви, с богом. - Хэн Соло с озабоченным видом сунул переговорное устройство в карман и отступил немного назад. Теперь-то уж наверняка сработает. Впрочем, он думал так же и в прошлый раз, и в позапрошлый. За иллюминатором в рубке возникло лицо Чубакки. Похоже, он также не особенно уверен в успехе. Чуви склонился над пультом управления. Хэн вдруг понял, что стоит затаив дыхание, и заставил себя сделать выдох.
Слегка дрогнув корпусом, "Сокол" отлип от эстакады и стал медленно подниматься в прохладный вечерний воздух. Как только посадочные подушки оказались на уровне глаз Хэна, корабль завис в воздухе. "Молодчина, Чуви!"
Хэн осторожно вынул из кармана переговорное устройство:
- Так, нормалек. Теперь включай защитные экраны.
Воздух вокруг корабля начал светиться. Хэн опасливо отступил от корабля еще на пару шагов. Самое время вырубить репульсорные системы.
Хорошо, Чуви. Вырубай их!
Свечение репульсоров померкло, и "Сокол" резко подался вниз. Футах в трех от площадки он снова замер. Промежуток между днищем корабля и поверхностью стенда заполнился пульсирующими вспышками света.
- Отлично, - сказал Хэн. - Пять с плюсом. Теперь бы еще пальнуть разок - в упор - из турболазера, для проверки, и можно сказать, что защитные системы в полном ажуре. Если уж эти устройства выдерживают вес космического корабля, то…
Внезапно под второй посадочной подушкой искрение усилилось.
- Чуви! Врубай репульсоры! Иначе…
Неожиданная вспышка - и кормовые экраны словно бы взорвались. Кормовая часть корабля грохнулась об эстакаду. Хэн споткнулся и упал. Носовая часть продолжала висеть в воздухе, а кормовая покачивалась на амортизаторах.
В тот момент, когда амплитуда колебаний кормы корабля стала максимальной, носовые репульсоры отключились. Одновременно вспыхнули кормовые. Сильный удар о платформу, по всей видимости, повредил обмотки кормовых генераторов. И все-таки Чуви точно рассчитал маневр. Хэн не раз наблюдал, как при неудачной попытке использовать для подъема защитные экраны корабли просто опрокидываются.
Плавно посадив "Сокола", Чуви вырубил все посадочные системы. В следующую минуту на землю опустился трап. В проеме люка появился сам Чуви, мрачнее тучи. Издав звук, похожий на трубный зов, он скрылся внутри корабля и через минуту появился снова, держа в руках прибор для регулировки защитных экранов.
Мертвому припарки, вот как это называется. Проработав бок о бок с Чуви много лет, Хэн знал: когда вуки в расстроенных чувствах, ему не следует заниматься ремонтными работами. Вместо того чтобы отладить генератор, он его вконец испортит.
- Слушай, Чуви, по-моему, на сегодня хватит. Давай лучше завтра с утра, на свежую голову…
Чубакка с рыком швырнул сумку на землю.
- Знаю, знаю, - сказал Хэн. - Возни действительно слишком много. Тебе надоело ковыряться в подсистемах, которые мы отрегулировали всего неделю назад. Но с этим ничего не поделаешь. Такой уж это корабль. Тут все узлы взаимосвязаны. Аукнется в одном месте, а откликнется сразу во всех. Выход один - выбросить "Сокола" на свалку и пересесть на другой корабль. Но разве у тебя хватит духу выбросить его на свалку?
По выражению, с которым Чуви посмотрел на корабль, Хэн понял, что затронул больную тему. В отличие от него самого, вуки никогда не испытывал особо нежных чувств к "Соколу". Хэн и сам понимал: рано или поздно "Сокола" придется разрезать на запчасти. А может, лучше превратить его в музей? Мысль интересная. Разве "Сокол" не заслужил такой чести?
Но сейчас главное - это утихомирить Чубакку или отвлечь его внимание от регулировки экранов. А еще лучше - сделать и то и другое.
- Завтра, - продолжал Хэн. - Завтра продолжим. А сейчас ну его к богу. Лея там, наверное, уже на стол накрывает.
При этих словах лицо Чуви просветлело. Что, собственно, и требовалось. Справиться с вуки - задача нелегкая. И почему все-таки он с ним, Хэном, так покладист? Откуда эта невероятная преданность? Подумаем об этом в другой раз. На сегодня достаточно.
Удивительное дело, как все-таки меняется время, как время меняет жизнь! Минуты, когда жизнь Хэна висела на волоске, сражения, плен, рискованные операции, победы - все это осталось позади. Теперь у него одна забота - не опоздать домой к ужину. К своему удивлению, Хэн убедился, что стал примерным семьянином. Но, что самое удивительное, ему это нравилось.
Хэн Соло посмотрел на вечереющее небо. Что там теперь? Неужто прошло восемнадцать лет? Целых восемнадцать лет с тех пор, как он взялся подвезти сумасшедшего старика по имени Бен Кеноби и юнца с Таттуина по имени Люк Скайвокер. С тех пор жизнь его коренным образом изменилась. Да, по большому счету, изменился и весь ход истории галактики.
После разгрома Великого Адмирала Трауна и Темного Мастера Джедая минуло девять лет. И столько же времени прошло с момента рождения двойняшек, и чуть больше семи лет назад появился на свет Анакин.
- Капитан Соло? - Незнакомый женский голос вывел Хэна из задумчивости. Голос был низкий, хрипловатый. В нем звучала скрытая угроза: слишком уж он был тих, спокоен, холоден.
- Да, - медленно повернулся Хэн к говорящей. - Меня зовут Соло. - Из вечерних сумерек в дверях ангара возникла невысокая худенькая темнокожая женщина. На ней была синяя униформа, какую носят служащие республиканского ВМФ. Впрочем, Хэн мог и ошибиться. Он плохо себе представлял, какая нынче форма у флотских.
- А вы кто такая?
Женщина со спокойной улыбкой подошла ближе. Молодая, лет, наверное, двадцать пять. Широко расставленные холодные глаза. И при этом вроде бы косит. Хотя взгляд направлен на Хэна, кажется, будто смотрит не на него, а за него, даже не за него, а куда-то вверх. Черные как смоль волосы заплетены в косу, аккуратно уложены на темени.
Уверенной походкой женщина подошла к Хэну.
- Рада с вами познакомиться, - проговорила она. - Можете звать меня Календой.
- Великолепно, - отозвался Хэн. - Я зову вас Календой. Ну и?
- У меня есть для вас работа…
Хэн Соло хотел было оборвать незнакомку, но затем передумал. Она, по всей видимости, знала, кто он такой. Хотя, с другой стороны, кто ж его не знает? Ведь Хэн, Лея и Люк известны всей Республике. Но если она его знает, то должна знать и то, что у Хэна нет необходимости подрабатывать. Тут что-то другое.
- Продолжайте, - произнес Хэн, стараясь придать своему голосу бесстрастное выражение.
Какой у нее все-таки странный взгляд. Хотя теперь она смотрит в сторону Чубакки.
- Нельзя ли переговорить с вами с глазу на глаз? - тихо проронила женщина.
Чуви что-то прорычал, но Хэн даже не оглянулся на него. Он и без того знал, какое сейчас у Чубакки лицо.
- Может, не стоит? - возразил Соло. - Не хочу, чтобы вы сообщали мне нечто такое, чего не может услышать Чубакка.
- Что ж, - согласилась незнакомка. - Давайте поговорим втроем.
- Ладно, - сказал Хэн Соло. - Тогда потрудитесь подняться на борт "Сокола".
Календа нахмурилась. Предложение Хэна ей, видимо, пришлось не по душе. Ведь "Сокол" был территорией, принадлежавшей Хэну Соло.
- Хорошо, - отозвалась женщина.
Хэн махнул в сторону корабля и насмешливо поклонился:
- Милости просим.
Над стеной ограждения площадки для стендовых испытаний беззвучно завис Зонд-дройд. Быстро оценив ситуацию, он спустился вниз и юркнул в груду ящиков, прячась от посторонних взглядов. Окрашенный в матово-черный цвет, он был почти незаметен в сгущающихся сумерках. Он внимательно разглядывал людей и вуки, поднимающихся по трапу.
Дройд выдвинул аудиозонд и нацелил его на "Сокола". После секундного колебания он придвинулся еще ближе к кораблю. Хозяева должны получить качественную запись предстоящего разговора, так что риск вполне оправдан.
Календа вошла внутрь корабля. Хэн и Чуви проследовали за ней. Вежливей, конечно, было бы войти первыми, но Хэну хотелось позлить незваную гостью, а у него было как. раз такое ощущение, что она не любит, когда у нее за спиной кто-то стоит. Он не удержался от соблазна досадить дамочке.
Оказавшись на борту "Сокола", Календа уверенно зашагала прямиком к кают-компании. Когда туда вошли Хэн и Чубакка, она как ни в чем не бывало сидела уже в самом удобном кресле.
Хэн не сразу сообразил, что женщина здесь прежде никогда не бывала. Она, видно, успела надыбать где-то план корабля и запомнить расположение его помещений. И тем самым дала понять, как основательно она подготовилась к этой встрече, как много она знает о Хэне.
Что ж, поделом. Хэн решил подколоть Календу, и, естественно, она отплатила ему той же монетой.
- Недурственно, - заметил Хэн, усаживаясь в кресло. Чуви на всякий случай остался у люка, заслонив собой вход в помещение. - Все-то вам обо мне известно. Даже синьку с чертежей корабля изучить не поленились, - продолжал пилот. - Но это же все домашняя заготовка. Так что не особенно впечатляет.
- Пожалуй, так, - согласилась Календа. - Похоже, произвести на вас впечатление не очень-то просто.
- Рад стараться, - отозвался Хэн. - Ладно, шутки в сторону, Я очень спешу домой, меня ждут жена и дети. Что вам от меня надо?
- Ах да, жена и дети, - не моргнув глазом, парировала Календа. На сей раз взгляд ее был тверд и определенно направлен на Хэна.
Тот напрягся и всем корпусом подался в сторону Календы. Чуви оскалил зубы. Слишком часто семья Хэна подвергалась опасности, и к любому намеку на угрозу он относился более чем серьезно.
- На меня не производят впечатления и угрозы, - холодно произнес Хэн. - Когда рядом со мной Чубакка, те, кто мне угрожает, живут не слишком долго. Так что, как говорят у меня на родине, фильтруйте базар, сударыня.
В отсеке на мгновение повисла тишина. Календа внимательно посмотрела на Хэна. Взгляды их встретились.
- Вашей семье я не угрожаю, - возразила она бесстрастным голосом. - Но разведслужба Новой Республики намерена использовать членов вашей семьи в одном деле. Да и вас самого тоже.
Разведслужба Новой Республики? С какой это стати понадобился разведке он, Хэн Соло? Его же каждая собака знает - ему теперь даже контрабандой заниматься нельзя, а тут шпионаж. Кроме того, он терпеть не может шпионов, на кого бы они ни работали.
- По моему, жить вам все-таки поднадоело, - отозвался пилот. - Что вам от нас нужно и что это еще за "использовать"?
- По нашим данным, вы намерены совершить путешествие на Кореллиану?
- М-да, высший класс, - съязвил Хэн. - Да у вас там, должно быть, работает целая плеяда блестящих специалистов, как вам удалось пронюхать о нашем полете на Кореллиану? Об этом же в новостях сегодня сообщалось пять раз!
Действительно, предстоящий полет обсуждался во всех средствах массовой информации. Лея входила в состав делегации Корусканта, которая должна была отправиться на Кореллиану для участия в важной конференции по вопросам торговли.
Конференция эта имела шанс стать первым шагом к возобновлению связей со всем Кореллианским Сектором. Этот Сектор всегда был "себе на уме" - и в годы имперского владычества, и при Старой Республике. А к тому времени, когда Хэн Соло покинул свою родину, из "себе на уме" Кореллиана превратилась в "нелюдимку" и жила скрытно и взаперти.
Судя по сообщениям, мало что изменилось там и после образования Новой Республики. Редко можно было встретить какое-либо известие относительно Кореллианского Сектора, где его не награждали бы такими эпитетами, как "замкнутый", "параноический" или "недоверчивый". Факт, что кореллиане готовы принять у себя делегатов конференции, был воспринят Леей как триумф внутренней политики Новой Республики.
- Действительно, в сводках новостей упоминалось об участии вашей жены в конференции, - согласилась Календа. - Но мало где шла речь о том, что ее будете сопровождать вы и ваши дети.
- А что тут такого? - возразил Хэн. - Моя жена отправляется на конференцию, которая состоится в моей родной планетной системе. Так? Так! Я лечу с ней, и мы берем с собой своих детей. Должны же они знать, где родился их отец. Что в этом подозрительного? В чем тут криминал?
- Ни в чем. Но мы хотим, чтобы выглядело это подозрительным.
- Ну все, с меня хватит. Чуви, если эта дамочка не объяснит мне сию минуту, что она тут наговорила, можешь делать с ней что угодно.
Чуви издал нечленораздельный звук, похожий не то на лай, не то на рычание, который, должно быть, не на шутку перепугал гостью.
- Он только и ждет такой возможности, - заметил Хэн, - У вас осталась последняя возможность объяснить, в чем дело. Хватит говорить загадками.
Календа, похоже, утратила свое самообладание. Да и немудрено. Большинство людей при малейшем намеке на то, что им придется иметь дело с Чуви, делаются тихими и избегают резких движений.
- В Кореллианском Секторе назревают важные события, - проговорила Календа. - Важные и весьма неприятные. Какие именно, нам неизвестно. Известно одно. Мы отправили туда с полдюжины агентов, но ни один из них назад не вернулся. Не смог даже прислать донесение.
Слова Календы действительно произвели впечатление на Хэна. Служба разведки Новой Республики отлично знала свое дело. Она была преемницей прежней агентурной сети, созданной повстанцами еще во время войны с Империей. Поэтому лицо или организация, сумевшая обезвредить или захватить агентов разведслужбы Новой Республики, - сила серьезная.
- Весьма сожалею, - отозвался Хэн. - Но какое это имеет отношение к моей семье?
- Мы намерены послать туда еще одну группу. Для этого нам нужно прикрытие. Вот вы и станете этим прикрытием.
- Послушайте, Календа, или как вас там. Если кореллиане такие параноики, какими вы их рисуете, то они, очевидно, уже подозревают меня. Не гожусь я для шпионажа. Даже для разового поручения. Человек я прямолинейный. Чего стоят ваши досье, если в них не отмечено это обстоятельство?
- В том-то и дело, что отмечено, - возразила Календа. - Хотя в этом нет особой нужды, поскольку это общеизвестный факт. Кореллиане будут следить за вами, как ястреб за курицей. От вас ничего не требуется. Кроме одного - вести себя подозрительно.
- Не понял, - признался Хэн.
- Нам нужно, чтобы вы вели себя как можно более подозрительно, - продолжала разведчица. - Обращайте на себя внимание. Будьте на виду. Задавайте неуместные вопросы. Предлагайте взятки кому попало и когда попало. Действуйте как шпион-любитель самого низкого пошиба. Нам необходимо, чтобы вы привлекли к себе внимание. А мы в это время внедрим настоящих агентов.
- А как быть с моей семьей? - поинтересовался Хэн. - С моими детьми?
- По правде говоря, ваши дети уже успели зарекомендовать себя самым наилучшим образом. Не думаю, что мы стали бы затевать с вами этот разговор, если бы они не вписывались в картину. Полагаем, что ваши наследники и без инструкций сумеют доставить немало хлопот оппозиции.
- Будут ли они в безопасности? - настаивал Хэн. - Если дела там так плохи, как вы говорите, то я не уверен, стоит ли вообще брать их с собой.
- Обстановка на Кореллиане нестабильная, - после некоторой паузы ответила Календа. - Это однозначно. Однако, насколько можно судить, роль, которую мы вам предлагаем, не сопряжена с каким-то особенным риском для ваших детей. И поныне семья на Кореллиане - дело святое. Впутывать детей в конфликты считается там последним делом. Кому как не вам знать это.
В голосе Календы было нечто такое, что заставило Хэна задуматься. Казалось, она ведет речь не о древней планетарной традиции, а о том, что касается его, Хэна, судьбы. Но что именно имела в виду Календа? Неужели разведке известно о прошлом Хэна такое, чего не знает он сам? Взглянув в эти какие-то нездешние глаза, Хэн не решился задать такой вопрос.
- Насколько я понял, - сказал он, - то, о чем вы меня просите, не сделает Кореллиану более опасной для моих детей. Верно?
- Да, - ответила Календа.
Такой ответ Хэна не удовлетворил. У него было чувство, что, сказав "да", Календа не солгала, но и не сказала всей правды.
- Ну хорошо, - произнес он. - Задам вам следующий вопрос как отец, как кореллианин, который считает последним делом впутывать детей в конфликты. Взяв с собой детей, я подвергну их жизнь опасности?
Календа словно обмякла в кресле и вздохнула. Налет уверенности исчез с ее лица, взамен появились сомнение и нерешительность. Казалось, вместо разведчицы появился какой-то другой человек.
- Я не буду ходить вокруг да около, если вы ставите вопрос таким образом. Но, клянусь темными солнцами, лучше бы вы мне его не задавали, - отозвалась Календа. - Скажу вам честно: не знаю. Нам совершенно неизвестно, что именно происходит на этой планете. Потому-то мы и должны любой ценой внедрить туда своих людей. Но ведь в данный момент на Кореллиане находятся дети. И, быть может, им что-то угрожает? Быть может, Кореллиана более опасная планета, чем Корускант? Почти наверняка так оно и есть. Но насколько? Этого я не знаю. И вообще путешествовать опаснее, чем сидеть дома. Возможно, вам совсем не следует куда-то лететь. Если единственная ваша забота - избежать какой бы то ни было опасности, тогда забирайте своих детей, прячьте их в какую-нибудь пещеру. Тогда вы будете спокойны за их жизнь. Но разве же это жизнь?
Хэн посмотрел в глубину этих странных глаз, которые видели то, чего не видел он сам. В прежние времена, когда он был сорвиголовой, он не задумываясь полетел бы хоть в самое пекло. Но, став отцом, Хэн изменился. Мало того, что он не хотел подвергать своих ребятишек опасности, он не хотел без надобности подвергать опасности и самого себя. Смерти, как таковой, он не боялся. Он боялся сделать своих детей сиротами.
Ну, допустим, действительно, спрячет он своих детей куда-нибудь в пещеру и приставит к ним телохранителей, которые станут их охранять день и ночь. А тут - раз! - и оползень. Даже если ему удастся защитить своих чад от любой опасности, что это будет за жизнь? Приживутся ли они в мире, полном тревог и опасностей, когда станут взрослыми, если вырастут в тепличных условиях?
Не находя ответа, Хэн терялся в догадках, одолеваемый сомнениями. Ведь риск - неотъемлемый элемент жизни. Идти на риск - столь же естественно, как пить, есть, дышать. Но ведь существуют такие понятия, как честь и долг. Сейчас у него на родине, возможно, случилась беда, и что он будет за человек, если, имея такую возможность, не поможет своим соотечественникам?
Не следует забывать и еще одно обстоятельство. Ведь Лея - глава государства. Она давно получает доклады разведслужбы относительно положения на Кореллиане. Она должна быть хорошо осведомлена о том, что там происходит. Вполне вероятно, ей известно и об исчезновении агентов, заброшенных на эту планету. И все же, несмотря на это, она намерена взять с собой детей. Эта мысль вывела Хэна из угрюмой задумчивости.
- Спасибо, - наконец отозвался он. - Ценю вашу прямоту. Мы отправляемся на Кореллиану. Сделаю все, что смогу, чтобы навлечь на себя подозрения. Тем более что по своей натуре я такой человек, который не может не вызвать подозрений.
- Как лицо официальное, - ответила Календа, - я рада такому ответу. Но, как лицо частное, я не стала бы вас укорять, если бы вы решили вообще не лететь.
- Мы полетим, - заявил Хэн. - Чему быть, того не миновать.
- Даже так? - удивленно подняла брови Календа. - И не станете вдаваться в подробности? Сведения, которыми располагает наша разведслужба, не слишком обширны, но разве вам неинтересно узнать то, что нам известно?
Чуви издал гортанный звук, что на языке вуки означало хихиканье. Затем что-то прорычал.
- Что тут смешного? - спросила Календа. - Что он хочет этим сказать?
Хэн улыбнулся, хотя именно он вызвал насмешку Чубакки.
- Хочет сказать, что я, не зная броду, лезу в воду. Или что-то вроде этого. По правде говоря, чем меньше буду знать, тем больше у меня будет шансов влипнуть в какую-нибудь дурацкую историю. Если вам нужно, чтобы я был полным идиотом, пусть так оно и будет.
- Приблизительно на такой ответ мы и рассчитывали, - призналась Календа.
- Раз уж вы меня так хорошо изучили, то вас не удивит, если я скажу, что сейчас все нормальные люди ужинают в семейном кругу и нас тоже ждут к столу, - отрезал Хэн.
- Хорошо, - поднялась с кресла Календа. Уставившись на Чуви, который преграждал ей путь, она проговорила: - Не будет ли ваш друг настолько любезен?
Вуки с ворчанием пропустил молодую женщину. После того как она ушла, он взглянул на Хэна.
- Чуви, только давай без занудства, я и так знаю, что ты хочешь сказать, - проворчал Хэн. - Дескать, не моя это забота и не лез бы я на рожон… Но ведь наши агенты исчезают на моей родной планете. Неужели в этом повинны мои земляки? По словам этой женщины, в Кореллианском Секторе, в моих родных местах, творится что-то неладное. Неужели я должен поджать хвост? Скажи мне, как я должен был ей ответить?
Чуви не нашелся что сказать. Что-то буркнув, он пошел в рубку. Хэн последовал за ним, чтобы помочь вуки обесточить бортовые системы.
Но у самого входа в рубку вуки застыл на месте, и Хэн воткнулся лбом в его волосатую спину.
- А, чтоб тебе! - воскликнул он. - Ты что, обалдел?..
Чуви протянул левую руку назад и жестом велел Хэну замолчать, затем подался всем корпусом вперед и выглянул в иллюминатор. Из-за широкой спины вуки ничего не было видно. Но Хэн догадался, что дело нечисто. Чуви что-то заметил. Зонд-дройд или живой шпион - другого объяснения быть не могло.
- Ну, что будем делать с экранами? - делая вид, что ничего не произошло, спросил Хэн.
Чубакка, подыгрывая Хэну, что-то проворчал и плюхнулся в кресло второго пилота. Хэн проследил за взглядом Чуви, склонившегося над панелью управления. Хэн заметил, что глаза Чуви направлены в сторону штабелей упаковочных ящиков, находившихся с краю площадки для стендовых испытаний. Ах вот в чем дело!
Хэн опустился в кресло пилота и стал лихорадочно соображать. Их разговор с Календой кем-то или чем-то прослушивался. И шпик, видимо, продолжал оставаться рядом, рассчитывая узнать что-то еще. Иначе он исчез бы сразу после ухода молодой женщины.
Выходит, единственный способ поймать этого паршивца - или паршивку - состоит в том, чтобы занять его чем-то, пока они с Чубаккой что-нибудь придумают. Лучше всего затеять какую-нибудь работу, которая заинтересует чужака.
- С репульсорами, похоже, все так и есть, - заговорил Хэн. - Но если эта дамочка права, регулирующие устройства не доставят нам особых хлопот.
Чубакка с недоумением посмотрел на Хэна.
- Уж это точно, - продолжал импровизировать пилот. - Если верить ее словам, то на обратном пути нам будет о чем потолковать. Сорвем приличный куш, если сделаем все как надо. - Подобные речи должны были заинтересовать незваных гостей. Хэн жестикулировал, стараясь, чтобы снаружи его рук не было видно. Он указал на себя, затем двумя пальцами изобразил ходьбу, скосил глаза на иллюминатор и нажал на воображаемый курок.
Чуви едва заметно кивнул, ткнул себя пальцем в грудь, затем вниз, потом потрогал кнопки нижней лазерной пушки. Чубакка пробурчал, изображая радость по поводу предстоящего заработка, затем энергично закивал головой, желая убедить в этом наружных наблюдателей.

Кореллианская трилогия - 1. Западня - Аллен Роджер Макбрайд => читать онлайн фантастическую книгу далее


Было бы неплохо, чтобы фантастическая книга Кореллианская трилогия - 1. Западня писателя-фантаста Аллен Роджер Макбрайд понравилась бы вам!
Если так получится, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Кореллианская трилогия - 1. Западня своим друзьям-любителям фантастики, проставив гиперссылку на эту страницу с произведением: Аллен Роджер Макбрайд - Кореллианская трилогия - 1. Западня.
Ключевые слова страницы: Кореллианская трилогия - 1. Западня; Аллен Роджер Макбрайд, скачать бесплатно книгу, читать книгу онлайн, полностью, полная версия, фантастика, фэнтези, электронная
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов