А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Черити объял ужас: теперь она лишилась последней защиты. Следующий выстрел может убить ее.
– О Боже, – произнес Скаддер. – Я подумал, что все кончено. Ты лежала как мертвая.
Черити растерянно посмотрела на него. Что-то в его словах было очень важным, но что именно, она не знала.
Сейчас Черити не радовало то, что Скаддер помог ей встать. Подошли остальные. Френч немного прихрамывал, в остальном отделавшись испугом.
Взглянув на убитого морона, Черити снова ужаснулась. Удары Скаддера разбили череп морона, и теперь тот лежал скорчившись, прижав свои шесть конечностей к туловищу… Именно так лежала и Черити, пытаясь не потерять сознание. Этот вывод показался важным для нее, так же, как и слова Скаддера. Он сказал то же самое о ней. Черити вдруг поняла, что сможет разгадать эту тайну, если найдет время и возможность спокойно обо всем подумать.
– Куда теперь? – спросил Гурк, остановившись.
Черити пожала плечами. Затем нерешительным жестом показала налево.
– Я думаю, туда.
– Речь идет о людях? – осведомился Скаддер. Френч сделал жест, как у моронов.
– Я очень торопился, – сказал он. – Думаю, что впереди есть камера с кассетами воздуха. Люди в убежище погибнут, если не будет кислорода.
Черити и Скаддер обменялись быстрыми взглядами. Френч много говорил об убежище и людях, но его трудно понять. Из сказанного им было ясно, что выжившие на борту космической станции люди имели трудности с обеспечением воздухом.
Они пошли дальше. На этот раз Черити предоставила Скаддеру следовать за Френчем и отстала на несколько шагов, дожидаясь Стоуна. Тот двигался медленно, ссутулившись. Наверное, он тоже страдал от повышенной силы притяжения. Стоун заморгал, увидев ее. Он понял, что Черити хочет с ним поговорить.
– Что это, Стоун? – спросила она.
– Откуда мне знать? – угрюмо ответил Дэниель. – Они здесь…
– Вы хорошо знаете, что я имею в виду, – резко прервала его Черити. – Мы в городе на орбите. Я хочу знать, что они здесь сделали.
– Я не знаю, – упорствовал Стоун. Он избегал ее взгляда. – Я никогда не был здесь: ни до, ни после нападения.
– Не был, – с сарказмом произнесла Черити. – Вы были губернатором…
– Губернатором планеты, – прервал ее Стоун. – Вы думаете, что я все знаю? Вы полагаете, что они мне все говорили? – он мрачно покачал головой. – Не знаю, как вы себе это представляете, капитан Лейрд, но я был рабом.
– О, да, – насмешливо заметил Скаддер не оборачиваясь. – Это заметно.
Стоун сердито посмотрел в спину индейца, но ничего не возразил.
– Они действительно сделали что-то здесь. Но я не знаю, что. Они мне не сказали, а я не спрашивал их об этом. Меня это не интересовало.
– Наверное, ты был занят охотой на своих братьев-рабов, – произнес Скаддер.
– Да что же это, черт возьми? – Разгорячился Стоун. – Я на вашей стороне. Что еще нужно сделать, чтобы доказать это?
– Пусти себе пулю в лоб: это меня убедит, – предложил Скаддер.
– Послушай, Скаддер, – устало произнесла Черити. – Я ему верю. Мне безразлично, что он делал до этого. Теперь он на нашей стороне. Или?
– Да, – гневно ответил Скаддер. – У него не оставалось выбора. Я не люблю предателей. Даже тех, которые изменяют моим врагам.
Черити остановила спор. Стоун пошел еще медленнее, так что Френч и Скаддер ушли вперед на шесть метров.
– Что с бомбой? – спросила Черити. – Она здесь?
– Не знаю, – ответил Стоун. – Поверьте, я говорю правду. Я действительно не знаю.
Черити вздохнула.
– Нам нужно подробнее поговорить об этом, Стоун, – сказала она. – И как можно скорее.
ГЛАВА 2
Гартман пристально смотрел на расположенные в четыре ряда экраны, тщетно пытаясь найти на них нечто другое, чем то, что показывали мониторы. У него появлялось все большее желание схватить тяжелую стеклянную пепельницу с письменного стола и запустить в экран. Может, хоть это принесло бы облегчение.
Капитан Гартман всегда гордился своим самообладанием. Но пришел час, когда он проклял все.
Наверное, он все-таки сделает это.
Гартман протянул руку к пепельнице, взял ее и взвесил в руке, однако снова поставил на стол. Запасные части были дефицитом. Половина этих проклятых мониторов и так уже не работала.
Гартман услышал шум открывающейся двери, резко повернулся на вращающемся кресле и снова расслабился, увидев вошедшую Нэт. Несколько недель назад эту безмолвную незваную гостью нашли в святая святых базы сопровождавшие капитана Черити Лейрд. Все, включая Гартмана и его людей, отнеслись тогда с большим недоверием к юной жительнице пустыни. Несмотря на это, сейчас он почти обрадовался, что пришла именно она, а не кто-то из его подчиненных. В последние дни его солдаты имели обыкновение сообщать только печальные вести.
Некоторое время Гартман рассматривал Нэт, как бы спрашивая себя, о чем думает эта темноволосая девушка. Она на их стороне, в ее лояльности не было сомнений. Но иногда Нэт оглядывалась со смущенным, даже испуганным выражением лица. Это беспокоило Гартмана. Нэт никогда не высказывала своих мыслей, но Гартман знал, что она не чувствует себя здесь хорошо. Ей не нравился этот новый и вместе с тем старый мир. Она боялась всех этих аппаратов, инструментов, приборов и оружия, шума и суеты, всего того, чем оснащен бункер. Гартман разговаривал о ней больше с другими, чем с ней самой, пытаясь узнать о жизни жителей пустыни. Нэт выросла в ином мире. Ее жизнь состояла из горя и лишений, из борьбы за выживание и страха перед будущим. Бункер в Айфеле должен казаться ей раем, так как он предохранял от атомных бомб, обеспечивал безопасность и запас пищи. Однако взгляд Нэт выражал обратное.
– У вас есть новости о Черити? – спросила девушка.
Гартман покачал головой. Вопрос Нэт его не удивил. За последние сутки она задавала его несколько раз. Капитан Лейрд и другие запаздывали. Последнее, что слышал Гартман о группе, был искаженный сигнал SOS, который прервался прежде, чем его успели передать. Но он умолчал сейчас о сигнале.
Это был автоматический сигнал, транслируемый бортовым компьютером самолета во время гибели. Гартман пытался успокоить себя, уверяя, что группа действительно на что-то наткнулась. Однако не было уверенности в том, что все идет по плану.
Гартман еще раз покачал головой и повернулся в кресле. Его взгляд опять устремился на мониторы.
– Что там происходит, черт возьми? – пробормотал он.
Нэт не ответила, так как этот вопрос относился не к ней. После некоторых колебаний она подошла к столу и остановилась рядом с Гартманом. В последнее время капитан занимался созданием системы наблюдения, используя небольшие спутники. Это позволяло следить за обстановкой не только вокруг бункера, но и в городе. Снаружи что-то происходило. Уже несколько дней среди моронов наблюдалась лихорадочная активность. Планеры прибывали и улетали, забирали и увозили грузы, муравьи двигались взад-вперед, и все чаще появлялись в небе с небольшими транспортными средствами большие военные корабли моронов. Гартман сожалел о невозможности увидеть весь город и руины собора. Все ретрансляционные зонды, посланные им, были уничтожены раньше, чем в их поле зрения попадало здание собора. Гартман не отважился послать своих людей на поиски. Он знал, что они не вернутся.
Гартман снова повернулся к письменному столу и нажал кнопку переговорного устройства. Караульное помещение внизу служило также и спальным помещением и было еще не занято. Кто-нибудь из пяти человек должен быть на месте и ответить. Гартман обрадовался, услышав ответ.
– Лейтенант Штейнбергер, ударный национальный комплекс, – донесся искаженный помехами голос.
– Гартман, – последовал короткий ответ. – Есть какие-нибудь изменения?
– Нет, – ответил Штейнбергер, и Гартман внутренне облегченно вздохнул. – Ничего. За последние четыре часа с их стороны было предпринято девять атак.
В глубоком раздумье, не сказав больше ничего, Гартман прервал связь. В сущности, он давно знал об этом и боялся потерять своих людей, находящихся в спальном отсеке: и тех, кто ждал очереди поспать, и тех, кто еще спал. В первые дни короткого, но ожесточенного и бессмысленного сопротивления две трети его людей были уведены джередами. Гартман знал, что теперь они находятся в Кельне. Из людей их превратили в нечто, что было непонятно и ужасало. Капитан Лейрд пыталась объяснить это. Она говорила что-то о телепатии, о слиянии различных сознаний в какое-то другое, нового вида.
Но Гартман из всего этого ничего не понял. Он пытался осознать, но все в нем содрогнулось при мысли, что кроме мира, в котором он жил, и планеты завоевателей, видимо, существовал еще третий, невидимый уровень существования. Несомненным фактом оставалось то, что его люди постоянно исчезали. Только бы не слышать об этом. Пройдут недели, месяцы, а может быть, и годы, пока последний человек не станет частью того гигантского коллективного сознания, которое называется «Джеред» и обладает тысячами тел. Наверное, однажды это случится и с ним. Эта мысль ужаснула его. Гартман вспомнил короткий разговор – с Кайлом. Он поверил тогда в то, что рассказал ему мега-человек: он ничего не боится. Это не смерть, не превращение в нечто чуждое, не потеря человеческих качеств, а преобразование в более сильное и новое. Да, он поверил Кайлу. Но Гартман видел джередов: пустое выражение на лицах и безразличие к своей жизни. Это привело Гартмана к тайному решению: его пистолет на поясе всегда был заряжен, и одна из пуль предназначалась ему самому.
Гартман отогнал эту мысль и сосредоточился на одном из экранов: если он не ошибался, экран показывал приготовления захватчиков.
Это казалось невозможным. Численность моронов, прибывших в последние дни в окрестности Кельна, достигала десятков тысяч. У них накопилось достаточно оружия, чтобы сжечь маленькую планету. Мысль о том, что его отряд сможет противостоять муравьям, была смешной.
– Сколько времени осталось? – спросила Нэт. Гартман взглянул на красный светящийся циферблат часов, висящих на стене между экранами.
– Не более 36 часов, – ответил он.
Тридцать шесть часов. Взгляд Нэт, как завороженный, устремился на светящиеся цифры часов. Она снова спросила:
– Вы это сделаете?
Если бы он знал ответ на этот вопрос!
– Я думаю, – уклончиво произнес он, – не играет никакой роли, хочу я или нет.
– Я не об этом, – сказала Нэт.
– Я знаю, – проворчал Гартман.
Он подумал, что Нэт доставляет удовольствие ставить его в неловкое положение. Гартман тут же понял, что неправ, и мысленно извинился перед Нэт. Вопрос не в том, сделает ли он это. Нэт волновало, сделает ли она это. Если он скажет «да», то часть ответственности падет на Нэт, независимо от того, кто нажмет на спуск.
Гартман откашлялся, подождал, пока Нэт посмотрела на него и ответил твердым голосом:
– Да, я сделаю это. И скажу вам почему. Речь идет не о том, что я уничтожу капитана Лейрд и других. Если они справились с заданием, они будут находиться в безопасности, когда ракеты попадут в цель. Если нет, тогда так или иначе мы все погибнем – днем раньше, днем позже.
Нэт не произнесла ни слова. Они оба знали, что это неправда. Все имело значение. Даже если бы речь шла о нескольких часах, днях или годах, все равно считалось бы, что уничтожил их Гартман, а не новая бомба моронов.
Вопрос Нэт был поставлен несколько неверно. Ему не нужно больше ничего делать. Просто Гартман должен дать событиям идти своим чередом. Через тридцать шесть часов компьютер подаст сигнал на расположенную в сотнях километров отсюда электронную машину, и тотчас одна за другой стартуют четыре ракеты СВМ, уже восемнадцать лет ждущие запуска. Гартман ни секунды не сомневался в том, что ракеты находятся в боевой готовности. Их достаточно, чтобы превратить Черную крепость моронов в радиоактивное облако.
При мысли об этом Гартманом овладело какое-то особое чувство: не просто страх, а ощущение совершения преступления. Мир атомных бомб ушел в небытие полвека тому назад, и Гартман не имел права возвращать прошлое. Он спрашивал себя, все ли извлекли урок из того, что случилось с их планетой.
Встретившись взглядом с Нэт, Гартман прочитал тот же вопрос в ее глазах. Он резко, почти с испугом обернулся и посмотрел на часы. Они показывали еще…
ГЛАВА 3
– 35 часов и почти 50 минут, – сказала Черити, приподняв рукав и посмотрев на часы.
– Сколько? – спросил Стоун.
– Я сказала: около 36 часов, – ответила Черити, – до того времени, когда Гартман запустит ракеты. – И после некоторой паузы добавила: – Если есть что-то, о чем вы, Стоун, забыли нам рассказать, вам следует поторопиться.
Стоун уставился на нее с неподдельным возмущением.
– Я думал, что вы, капитан Лейрд, убедились в моей преданности.
Черити ничего не ответила, и Стоун продолжил укоризненным тоном:
– Это была полностью моя идея, разве вы уже забыли?
– Ну да… – ответил Скаддер с сомнением.
– Оставь его, – заметил Гурк насмешливо. Он демонстративно обернулся: – После всего, что произошло, я бы сказал, что это сумасшедшая идея. При этом мы могли погибнуть.
– Нет, – спокойно произнес Скаддер. – Это у нас еще впереди, малыш.
– Послушайте, – резко сказала Черити, чтобы не столько прекратить серьезную ссору между ними, сколько по причине того, что эта тема была ей неприятна. – Кому хочется говорить о собственной смерти?
Гурк хотел возразить, но предусмотрительно промолчал. Черити быстро прошла мимо них к Френчу.
Френч все еще слегка прихрамывал: очевидно, при падении он ударился сильнее, чем показалось на первый взгляд. Черити с сожалением подумала о том, что произошел еще один из глупых непредвиденных несчастных случаев, которых просто не должно быть. Она боялась думать о том, что бы случилось, если бы Френч был серьезно ранен.
– Далеко еще до твоих людей? – спросила она. Лицо в насекомообразной маске взглянуло на Черити. Ответ прозвучал после некоторых колебаний:
– Недалеко. Но я не знаю, удастся ли нам дойти.
– Почему? – спросила с тревогой Черити. Инстинктивно она посмотрела вперед, где коридор через дюжину шагов снова разветвлялся. Френч угадал ее мысли и покачал головой:
– Здесь, внизу, редко встречаются пауки, но мы должны пересечь мертвую зону.
Черити не спросила, что он имел в виду под понятием «мертвая зона». Объяснения Френча было трудно понять. Иногда они вообще с трудом его понимали, хотя его язык напоминал английский. Он разговаривал так, как человек, который вырос в совершенно другом окружении: употреблял те же слова, что и Черити со спутниками, но часто они имели совершенно другой смысл.
Черити хотела сказать ему что-нибудь успокаивающее, но в этот момент почувствовала короткий, но ощутимый толчок под ногами, а спустя мгновение раздался приглушенный грохот.
– Что это? – испуганно спросил Скаддер.
Черити остановилась и подняла голову, прислушиваясь. Раскат грома постепенно затихал, и пол больше не дрожал. Она слишком часто слышала такой грохот, чтобы не знать, что он значит.
– Взрыв, – прошептала она.
– Похоже, у наших друзей появились проблемы, – насмешливо произнес Гурк.
Скаддер вопросительно посмотрел на Черити:
– Лестер?
– Один против всех на космической станции? – Черити покачала головой.
Если их предположение верно, тогда Лестер уже не является человеком. Тем не менее… Он противостоял тысячам врагов.
– Он отлично справляется с ними, – ухмыляясь произнес Скаддер. – По крайней мере, благодаря ему мы еще живы.
Черити не успела ответить. Новый, более сильный взрыв потряс станцию. Спустя мгновение до их слуха донесся тонкий свист. Наверное, сигнал тревоги моронов.
Черити обратилась к Френчу:
– Пошли дальше. Чем дольше их отвлекают, тем больше у нас шансов.
Поколебавшись мгновение, Френч решительно повернулся и терпеливо заковылял по коридору.
Рев сирены и дрожание пола прекратилось, а затем снова раздался грохот. Теперь уже Черити больше не сомневалась, что это взрывы. Двигаясь за Френчем по причудливому лабиринту коридоров, она вновь ощутила леденящий душу ужас при мысли о том, что натворили тут мороны. Станция очень изменилась. Огромный искусственный мир в 36-ти тысячах километров от поверхности Земли состоял из своеобразных осколков разных культур.
На первый взгляд город на орбите остался прежним: коридоры и помещения были разделены так же, как и до захвата; лифты и воздушные шлюзы находились на привычном месте; у дверей висели указатели, помогавшие незнакомым с городом посетителям не заблудиться в бесконечных коридорах. Но эта иллюзия длилась недолго. Кажущиеся привычными коридоры теперь смотрели на людей неподвижным взглядом электронных машин, хозяева которых покорили и разграбили Землю. И принцип действия этих устройств Черити еще не сумела постичь. Наряду со сложнейшими приборами имелись примитивные аппараты, как будто собранные ребенком.
Стены коридоров были чем-то покрыты, и капитан Лейрд сразу вспомнила об огромной паутине в Кельнском соборе – паутине, состоящей из серых липких нитей, по которым двигались большие пульсирующие комки.
Черити заметила, что Френч боится коснуться этих комков.
– Туда. – Он показал рукой на едва приметную дверь, практически почти полностью скрытую в паутине. – Думаю, здесь мы найдем баллоны с воздухом. Но я не уверен. Когда я был здесь в последний раз, все было… по-другому.
– Я верю тебе, – сказал Гурк. – Иначе ты вряд ли был бы здесь.
Черити с раздражением взглянула на карлика, а тот пошел в конец коридора, бормоча:
– Те тоже хотели бы оказаться здесь.
Черити, Скаддер и Френч одновременно оглянулись и увидели трех или четырех шестилапых существ, появившихся из-за поворота коридора. Мороны так поразились, увидев людей, что на секунду замерли, и это решило все. Благодаря глупому замечанию Гурка, Черити и остальные пришли в себя раньше, чем мороны успели открыть огонь.
Черити бросилась в сторону, увлекая за собой Гурка. Тут же в воздухе засверкали лучи. Скаддер с проклятьем бросился в другую сторону и ударился о стену. Возможно, именно это падение и спасло ему жизнь: через несколько мгновений на месте, где он только что стоял, от попавших лучей уже плавился металл. В это время Стоун с удивительным хладнокровием опустился на колено, поднял свое оружие и открыл огонь. Он упустил цель. Но все же неожиданное сопротивление остановило атаку моронов.
Впрочем, возможно, решающим оказалось вмешательство Френча или, скорее, его присутствие. Муравьи не решились применять оружие, чтобы не подвергать опасности предполагаемого товарища, и Френч использовал их замешательство. Как только Черити упала на пол, уворачиваясь от лазерных лучей, он поднял свой гарпун, прицелился и выстрелил. Один из моронов, шатаясь, шагнул назад, уронив свое оружие, схватился четырьмя руками за стальную стрелу, торчащую в груди, и рухнул. Остальные оцепенели от страха. В полной растерянности смотрели они на Френча, снова заряжающего свое оружие. Этой передышки оказалось достаточно: молниеносным движением Черити сорвала с плеча ружье и выстрелила. Скаддер тоже открыл огонь. У них не было времени прицелиться, однако их выстрелы оказались более удачными, чем лазеры моронов. Светло-зеленые лучи взрывались позади моронов и ярко вспыхивали. Огонь велся настолько интенсивно, что Черити ощутила палящий жар, а Френч с криком отшатнулся. Его резиновый костюм задымился. Хитиновые покровы моронов вспыхнули ярким пламенем.
Черити закрыла левой рукой лицо и прищурилась. Противоположный конец коридора превратился в сплошное море огня. Расплавленный металл, шипя, сбегал на пол. Языки пламени лизали серую ткань паутины, покрывающую стены и потолок. Черити испугалась, увидев, что оружие Скаддера включено на максимальную мощность. Эта неосторожность могла стоить им жизни. Они находились в помещении, за которым было безвоздушное пространство.
Что-то шевельнулось под ней, и Черити услышала задыхающийся голос. Она чуть не задавила Гурка, закрывая его от огня.
– Черт возьми, ты хочешь меня убить? – тяжело дыша, прохрипел карлик.
– Следовало это сделать, ты, идиот. Твоя шутка могла стоить нам жизни. Понятно?
Черити резко вскочила, схватила Гурка за руку и грубо подняла его на ноги, так, что тот даже вскрикнул.
– Но ведь ничего не случилось? – проворчал он.
Черити не ответила. Взглянув на Скаддера, она спросила:
– Кто-нибудь ранен?
Скаддер покачал головой, в то время как Стоун неуверенно встал и озадаченно посмотрел на оружие в своих руках. Они все нервничали. Но Стоун оказался особенно угнетен последними событиями. Черити решила не спускать с него глаз и повернулась к Френчу. Его маскировочный костюм дымился в нескольких местах, резина покрылась пузырями.
– Все в порядке? – спросила у него Черити.
Френч сначала не отреагировал, глядя в конец коридора на лежащих в огне моронов.
– Не беспокойся, – сказала Черити. – Они мертвы.
Френч продолжал смотреть туда, невольно потирая ушибленное левое плечо.
– Одного нет, – наконец произнес он. Черити вопросительно взглянула.
– Я убил одного, – ответил Френч. – А там лежат трое.
– Итого четыре, – сказала Черити.
– Их было пятеро.
– Ты уверен? – с беспокойством спросила она. – Я видела только четырех.
– Я тоже, – добавил Стоун. Френч упрямо покачал головой:
– Их было пятеро. Я в этом уверен. Один убежал.
Скаддер пробормотал проклятие сквозь зубы. Стоун побледнел. Гурк предпочел промолчать и под взглядом Черити втянул голову в плечи, как побитая собака.
– Это значит, что сейчас они появятся здесь, – спокойно произнесла Черити. И продолжила язвительно, глядя на карлика: – Большое спасибо, Гурк.
Гурк открыл рот, чтобы возразить, но Черити остановила его жестом.
– Мы выясним это позже, – заметила она и обратилась к Френчу. – Вперед!
Френч удивленно уставился на нее:
– Но куда же?
Стволом оружия Черити показала на дверь, к которой они шли.
– К вашим людям. Вперед!
Это был приказ. Френч послушно повернулся и быстро зашагал вперед.
Стало невыносимо жарко, но им повезло: дверь оказалась не запертой и механизм сработал точно и быстро, как и 50 лет назад. С едва слышным скрипом тяжелая бронированная переборка скользнула в сторону и освободила вход в камеру асимметричной формы, битком набитую шкафами и полками, едва вмещавшимися здесь.
Черити вошла в камеру последней, не закрыв дверь, и жестом приказала Скаддеру не спускать глаз с коридора.
– Быстро, – сказала она, обращаясь к Френчу. – У нас нет времени.
– У нас меньше времени, чем ты думаешь, – произнес Скаддер от двери. – Они уже здесь.
Черити протиснулась мимо Френча и распахнула первый попавшийся шкаф. Он был наполнен предметами, утратившими свою значимость полвека тому назад: инструменты, запчасти, технические приборы и батареи, одежда и пакеты с продуктами. Как и предполагала Черити, они оказались в одном из старых помещений, расположенных на периферии станции. Город на орбите насчитывал более двухсот постоянных жителей и для этого количества людей было предусмотрено все на целый год.
В то время когда Черити быстро открывала шкаф за шкафом без какой-либо определенной цели, Френч с помощью Гурка пытался стянуть с полки тяжелые, отмеченные желтыми полосками стальные бутылки – запасные резервуары для кислорода, предназначенные для костюмов обслуживающего персонала.
1 2 3 4 5 6 7 8 9