А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Приблизившись, директор остановился между Майком и тремя другими мальчиками и неодобрительно оглядел их всех. — Прошу вас, не спорьте, господа.
— Мы не спорим, — сказал Хуан, даже не соизволив повернуться к директору и не сводя глаз с Майка, — мы говорим о том, где могла застрять лодка, вот и все.
По лицу Макинтайра было видно, как мало поверил он в сказанное: Хуан не раз публично ссорился с директором. И все же в ответ на дерзость Макинтайр, пожав плечами, неторопливо вынул из кармашка пальто часы и посмотрел на них.
— Сейчас и вправду довольно поздно, — задумчиво сказал он. — Впрочем, погода плохая, и нужно немного потерпеть, а не сочинять завиральные теории о том, где могла застрять лодка. Не так ли, сеньор дель Гадо?
Со звонким щелчком он захлопнул крышку карманных часов, на секунду остановил свой взгляд на Хуане и убрал часы за пазуху.
Хуан решил все же повернуться к директору и, сочтя за благо промолчать, слегка кивнул.
Майк отошел к Крису, стоявшему с другой стороны машины. Ему не хотелось давать Хуану повод для новых насмешек. День и без того уже был испорчен.
— Обиделся? — спросил Крис, когда Майк подошел к нему.
Майк пожал плечами.
— Ничего страшного, — сказал он. — Хуан всегда такой.
— Не переживай. Он бесится из-за того, что вынужден остаться на каникулы в интернате, и готов наброситься на всякого, кто подвернется под руку. Он просто дурак.
Майк тихо засмеялся. Наверное, Крис был прав. Жаль только, что от колкостей Хуана ему становилось не по себе. В самом деле, зачем Винтерфельд пригласил его на корабль?
И тут, словно в утешение, раздался приглушенный стук мотора. Когда Крис и Майк обернулись на звук, они заметили выкрашенный белой краской баркас. Лодка оказалась гораздо меньше, чем ожидал Майк. На ее короткой мачте не было флага, а по бокам корпуса — названия корабля. Однако Майк ни секунды не сомневался, что именно этот баркас отвезет их к «Леопольду».
— Ну вот, — сказал Макинтайр. — Наконец-то лодка появилась. Напрасно вы волновались.
Вместе с мисс Маккрудер — та до сих пор, как ни странно, не проронила ни слова — он отозвал воспитанников с края набережной. Лодка быстро приближалась. На ее борту, кроме штурмана, находились еще двое матросов, одетых в черные шапки-ушанки и тяжелые бушлаты. Майк не мог разглядеть лица штурмана за толстым стеклом рулевого отсека. В баркасе не было ни капитана Винтерфельда, ни Пауля.
— Да, на такой «скорлупке» мы доберемся до корабля нескоро, — проворчал Хуан.
Макинтайр покосился на него и приготовился ответить, но в эту минуту внимание всех привлекли громкие крики на другом конце улицы.
Майк обернулся и увидел, что рабочие бросили свои тележки и громко заспорили с незнакомцем. Вскоре их ссора перешла в драку.
— Эй! — крикнул Бен. — Вы только посмотрите! Побежим туда?
Он хотел помчаться к месту происшествия, но Макинтайр ловко схватил его за руку и удержал.
— Туда нельзя! — строго сказал он. — Оставайтесь здесь! Не хватало еще впутываться в портовую драку! Что я потом скажу вашим родителям?
Бен состроил недовольную гримасу. Он даже не пытался выдернуть руку и послушно вернулся на набережную. Макинтайр встревожился не зря — драка переросла в настоящую расправу. Вопли дерущихся стали громче. На одного человека набросились сразу четверо.
Сначала Майк перепугался, но скоро заметил, как ловко незнакомец отражал удары дюжих противников, и почувствовал к нему уважение. Конечно, в неравной схватке он победить не мог. Это только в фильмах герой запросто раскидывает врагов, а в жизни так не бывает. Однако тот не сдавался.
Рослые парни обступили его со всех сторон. Они размахивали кулаками и ставили подножки, но их жертве каким-то образом постоянно удавалось уворачиваться и даже наносить ответные удары. Нападавшие не раз бывали сбиты с ног.
Наконец среди дерущихся Майк разглядел этого человека: смуглый, черноволосый, невысокий, но стройный, он двигался проворно, как кошка, и наносил удары так быстро, что Майк не успевал увидеть, кому они доставались. Он дрался отчаянно, но круг нападавших смыкался все теснее. Исход побоища был предрешен. Неравенство сил было слишком велико.
— Кто-то должен ему помочь, — вдруг сказал Хуан. — Четверо против одного — это нечестно.
— Туда нельзя! — повторил Макинтайр. — Оставайтесь здесь, ясно? Неужели вам больше хочется угодить в полицейский участок, чем попасть на корабль?
Он кинул взгляд в сторону баркаса, который тем временем начал разворачиваться, чтобы причалить к набережной. Один из матросов взял доску, другой, побежав к носу лодки, с любопытством стал наблюдать за дракой. Майк перевел взгляд на дерущихся. Черноволосый был побежден. Он упал, двое нападавших мгновенно схватили его за руки, а третий несколько раз с размаху пнул в живот. Майк вдруг почувствовал себя жалким трусом. Ему стало невыносимо стыдно.
— Мы должны что-то сделать, — сказал он. — Они его убьют.
— Вздор! — фыркнул Макинтайр. — Так быстро не убивают. Кто знает, в чем он виноват? — Однако смущение на лице директора плохо вязалось с его словами. Помолчав, он нерешительно добавил: — Как только мы вернемся, я сообщу в полицию.
Майк опешил. Он не мог оторвать глаз от Макинтайра. Когда он хочет позвонить в полицию? Поздно вечером? Но тогда ловить преступников будет бесполезно. Он приготовился возразить директору, но не успел — баркас уже причалил к берегу. С глухим стуком он ударился о набережную. Один из матросов перебросил доску, другой соскочил на берег и обмотал толстый канат вокруг причальной тумбы.
— Поспешите, — засуетился Макинтайр. — Мы потеряли много времени.
Так как воспитанники не трогались с места, мисс Маккрудер направилась на борт лодки первой. Секретаршу, обычно веселую, сейчас было не узнать. Во время поездки она не вымолвила ни слова. В ее движениях чувствовались скованность и страх. Явно встревоженная, она шагала по доске медленно и осторожно. Майк не сомневался, что она волновалась не потому, что боялась упасть в воду.
Подбоченившись, Хуан окинул лодку хмурым взглядом.
— Никаких опознавательных знаков, — недоверчиво произнес он. — Видите, название корабля и эмблема закрашены. Хотел бы я знать почему?
— Хуан, Бен, — прошу вас, — вздохнул Макинтайр. — Неужели я должен тащить вас за руку! Если вы хотите остаться здесь, так и скажите, и мы сразу уедем в интернат!
Угроза подействовала. Оба поспешили вслед за мисс Маккрудер перейти на баркас. За ними последовали Андре, Крис и, наконец, Майк, который с трудом оторвал взгляд от места расправы.
Драка давно закончилась. Четверо рабочих уволокли беспомощного человека в какой-то сарай. С каждой минутой Майку все больше становилось не по себе. Один Бог знает, что они там собирались с ним сделать. Он просто не понимал поведения Макинтайра. Может, рабочие убили черноволосого, а директор делал вид, что это никого не касается!
Макинтайр прыгнул в лодку последним. Доску убрали, один из матросов отвязал канат от тумбы, застучал мотор. Лодка задрожала, отплыла от берега и, повернувшись, двинулась в обратном направлении.
Майк бросил последний взгляд на берег. Когда лодка развернулась кормой к берегу, складские сараи исчезли из виду. Рабочие вместе со своей жертвой давно скрылись. Обернувшись к мисс Маккрудер, Майк заметил, что она смотрит туда же и волнуется не меньше, чем он. Макинтайр вошел в рулевой отсек и шепотом заговорил со штурманом. Он то и дело оборачивался назад, к берегу, где находились складские сараи. В душу Майка начала закрадываться тревога.
Что-то здесь было не так.
Чем дальше лодка заплывала в акваторию порта, тем холоднее становилось. Если на берегу сараи еще служили защитой от ветра, то теперь он ледяными порывами дул прямо в лицо. Майк замерз. Он зябко сунул руки в карманы куртки и втянул голову в плечи. Лодка двигалась к устью Темзы очень медленно. Майк забеспокоился еще больше. Если она будет продолжать плыть в таком черепашьем темпе, то они попадут на «Леопольд» только к вечеру.
Он пошел к носу лодки и, не дойдя до него, услышав голоса, остановился. Впереди стояли Хуан, Бен и Андре и нелестно высказывались и о лодке, и об экскурсии на «Леопольд». Майк вспыхнул и готов был снова вмешаться, но передумал. Ему не хотелось затевать ссору, чтобы день, обещавший много радости, не был испорчен окончательно. Отойдя к перилам, он посмотрел вниз и понял, что Хуан был прав: лодку действительно выкрасили недавно. Однако, подумал он, зачем подозревать капитана Винтерфельда в нехорошем?
Вдруг Майк почувствовал на себе чей-то взгляд. Он обернулся и увидел мисс Маккрудер. Раньше она была встревоженной, но теперь, очевидно, взяла себя в руки, и на ее лице заиграла привычная веселая улыбка.
Отвернув лицо от ветра, она прошла рядом, сунула под мышки руки и несколько неестественно затряслась от холода.
— Я не знала, что у воды так холодно, — сказала она. — Надеюсь, на корабле капитана Винтерфельда есть хорошее отопление.
Майк вежливо улыбнулся, но ничего не сказал и только искоса посмотрел на нее. Мисс Маккрудер изо всех сил старалась скрыть беспокойство, но ее взгляд растерянно блуждал по воде. Она двигалась неловко, словно у нее замерзли ноги.
Река стала значительно шире. Слева и справа тянулись однообразные ряды домов и сараев. На пустынном берегу не было ни души. Ни один корабль не плыл навстречу, и только однажды по правому борту Майк заметил буксир. Он был огромен и больше напоминал плывущую ржавую гору. Майк мысленно продолжил путь буксира и понял, что если лодка сохранит прежнее направление, то через несколько минут тот проплывет совсем рядом.
— Как жаль, что я не надела пальто, — сказала мисс Маккрудер и вздохнула. — Во всем виновато мое тщеславие.
Майк снова посмотрел на нее. Она дрожала всем телом и посинела от холода. Ему стало ее жаль.
— Хотите, я дам вам шарф? — предложил он. Мисс Маккрудер замялась и покачала головой:
— Нет. Я… честно говоря, боюсь…
— Чего? — удивленно спросил Майк.
— Ну, всего, что здесь есть… — смущенно призналась она. — Вода почему-то меня пугает. Я никогда не любила плавать на кораблях. Конечно, это глупо, но мне постоянно кажется, что мы вот-вот потонем. Наверное, ты посмеешься надо мной и назовешь изнеженной старой девой?
— Конечно нет, — вполне искренне ответил Майк. Он знал, что у каждого человека есть свои слабости и страхи, и многие даже не могут объяснить, почему они боятся. — Конечно нет, — повторил он. — Это так понятно. Знаете, я очень боюсь высоты. Когда я выглядываю из окна третьего этажа, у меня кружится голова.
Мисс Маккрудер недоверчиво посмотрела на него и вдруг улыбнулась.
— Я тебе не верю. Но ответил ты очень мило, — смеясь, сказала она.
Майк смущенно опустил глаза. Он чувствовал себя пойманным с поличным. Впрочем, он не солгал, а только сильно преувеличил. Он действительно боялся высоты, но высоты очень большой. А из окна комнаты он выглядывал без малейшего страха. И мисс Маккрудер поняла, что он хотел ее ободрить. Она снова улыбнулась и повернулась лицом к реке.
Лодка подходила к устью Темзы. Буксир значительно приблизился и держал курс прямо на лодку. Он плыл медленно, маленький баркас легко мог избежать столкновения с ним, но почему-то не пытался отойти в сторону.
Майк бросил удивленный взгляд на штурмана, и тот что-то крикнул одному из матросов. Матрос среагировал мгновенно: он прекратил спорить с Макинтайром и повернул руль. Лодка резко качнулась, словно не хотела менять курс, и с трудом подчинилась команде. Но она отвернула недостаточно и все-таки находилась в опасной близости от большого корабля.
— Да он спятил! — раздраженно буркнул Хуан, имея в виду штурмана, который, оттолкнув матроса, стал бешено вращать руль, не спуская глаз с приближающегося корабля.
Действия штурмана сказались самым неожиданным образом. Лодка завиляла, но никак не могла сойти с пути буксира.
Макинтайр в панике закричал на штурмана, снова и снова указывая рукой на буксир, но это, увы, не помогло. Штурман только еще больше суетился. Он не понимал по-английски.
Майк посмотрел вперед. Хуан, Бен и Андре невольно отступили от носа лодки. Мисс Маккрудер прижала к себе маленького Криса. Матрос сделал то, что показалось Майку бессмысленным: несмотря на жуткий холод, он снял бушлат.
Впрочем, настоящая опасность лодке еще не грозила. Она все же изменила курс достаточно, чтобы, не задевая корабля, проплыть мимо него. «В худшем случае она сильно раскачается», — подумал Майк. Но он ошибся. Приблизившись метров на пятьдесят, буксир неожиданно изменил курс. Его высокий круглый нос медленно повернулся — и вдруг нацелился прямо на баркас!
Удивленный крик Майка потонул в испуганных воплях остальных. Хуан, Бен и Андре в панике забегали по баркасу. Мисс Маккрудер пронзительно завизжала, испуганно прижав руки к лицу. Матрос, снявший бушлат, в два прыжка очутился на корме и прыгнул за борт. Позади Майка распахнулась дверь рулевого отсека, Макинтайр выбежал и что-то прокричал. Но мальчик не двигался с места и как завороженный не сводил глаз с приближающегося корабля…
Буксир надвигался на них со стремительной быстротой, мощно рассекал пенистые волны. Перед Майком выросла ржавая стена, которая становилась выше и выше, пока не заполнила собой все небо, а потом…
Потом произошло столкновение. Майк приготовился к нему и ухватился за перила, но удар оказался гораздо страшнее, чем он ожидал. Баркас раскололся надвое, как от удара топора, и опрокинулся набок. Крики воспитанников потонули в хрусте дерева и скрежете металла. Майк, сбитый с ног, отлетел далеко за борт. Падая, он еще успел увидеть, как разбитая лодка, словно норовистый конь, встала на дыбы и стряхнула с себя пассажиров. Ее корма при этом глубоко погрузилась в воду.
Поверхность воды была усеяна обломками, и Майк, вывалившись за борт, очень больно ударился. Но еще хуже был жгучий холод. Ледяная вода, как тысячи раскаленных игл, обжигала кожу. В панике Майк чуть не закричал, но сразу же опомнился: кричать под водой означало бы верную смерть. Его сердце на минуту замерло, а затем так сильно застучало, что удары отдавались в голове.
Майк погружался все глубже. Одежда насквозь пропиталась водой и тянула его на дно. Вдруг над ним нависла огромная черная тень, вода вспенилась и забурлила. Буксир, утопивший баркас словно бумажный кораблик, плыл теперь прямо над ним!
Майк вовремя успел распознать опасность. Уже начиная задыхаться, он отчаянно нырнул еще глубже, стараясь уйти от надвигающейся гибели. Ржавое днище корабля проплыло над ним, не коснувшись. Мощное течение еще больше прижало Майка ко дну, и тем самым спасло ему жизнь, так как корпус корабля был покрыт ракушками и, как крупная терка, мог изуродовать Майка или даже его убить.
Но опасность еще не миновала.
Тело Майка онемело от холода, и все же он смог достаточно далеко отплыть от корабля и не попасть под его лопасти. Всплыть на поверхность, однако, оказалось довольно трудно. Майк изо всех сил оттолкнулся от дна, замолотил по воде руками, но вместо того, чтобы подниматься, переворачивался и снова опускался. Насквозь промокшая куртка стала вдруг тяжелой как камень и тянула в глубину. Майк решил ее снять.
Он торопливо начал расстегивать пуговицы, между тем его все больше и больше тянуло на дно. Майк чувствовал, что долго не выдержит и через несколько секунд или потеряет сознание, или попытается вздохнуть — и захлебнется.
Впереди что-то шевельнулось. Появилась тень, окруженная завесой серебристых пузырьков воздуха, и вскоре Майк разглядел причудливое лицо с одним-единственным выпученным глазом. Навстречу ему вытянулись толстые трехпалые руки, слишком большие, чтобы быть человеческими. Майк решил, что это ему померещилось.
Только в самый последний момент он смог избавиться от куртки. Она быстро опустилась на дно, а Майк, отчаянно барахтаясь, устремился к спасительной поверхности, мерцавшей наверху, как серебристое зеркало. Жжение в груди становилось все сильнее, ноги и руки переставали слушаться, в глазах потемнело…
С последним гребком Майк вынырнул из воды и жадно вдохнул свежий, замечательно прохладный воздух. Ему едва удалось избежать смерти.
Несколько минут Майк, слабо двигая руками и ногами, чтобы удержаться на воде, глубоко дышал. Немного отдохнув, он поднял голову и осмотрелся.
Картина катастрофы была ужасна. Буксир двигался дальше, даже не замедлив скорости. На воде плавало множество обломков баркаса. Впереди виднелся его отломившийся нос, перевернутый килем кверху. Около него в грязной воде Майк разглядел головы тонущих товарищей. Хуан и мисс Маккрудер кричали. Недалеко от них вынырнул Бен, затем Крис и Андре. Макинтайр, штурман и оба матроса бесследно исчезли. Майк горячо надеялся, что они не погибли во время столкновения и не утонули.
Себя он еще не считал спасшимся. Хотя теперь он наконец мог дышать, холод все заметнее давал о себе знать и сковывал мышцы. Майк понял, что не сможет добраться до берега, поэтому он высмотрел большой обломок и поплыл к нему.
Вдруг кто-то дернул его за ногу. Сердце Майка испуганно забилось. Он вспомнил странное лицо с выпученным глазом, мелькнувшее под водой, и поплыл быстрее. Рядом с ним вынырнул Хуан и направился к тому же самому обломку. Молодой испанец выглядел не таким измученным, как Майк. Он поднял руку и помахал Майку.
Снова кто-то коснулся его ноги. Майк посмотрел вниз и вскрикнул от ужаса.
Значит, ему не померещилось! Из воды высунулась трехпалая лапа, сжала его ногу и рывком потянула в глубину. Майк закричал, теряя драгоценный воздух, вереницей серебристых пузырьков устремившийся вверх.
Лапа продолжала тянуть. Майк вертелся и барахтался как сумасшедший. Свободной ногой ему удалось несколько раз пнуть чудовище в голову, но напрасно: голова была твердой как сталь, и Майк только сильно ушиб ногу.
У него закружилась голова. В ушах шумела кровь, сердце стучало так сильно, что, казалось, разрывало грудь, взгляд затуманился. Как сквозь сгущающиеся сумерки он увидел и второе одноглазое чудовище, которое появилось рядом с первым и вытянуло руки. К лицу Майка приблизилось нечто темное и бесформенное.
Он не смог разглядеть, что это было. Руки и ноги перестали ему повиноваться, тело обмякло, и Майку показалось, что он опустился на илистое дно реки.
Сначала Майк счел себя умершим, но смерть выглядела совершенно иначе, чем он привык себе представлять. Он проснулся на жестких металлических нарах не от пения ангелов верхом на облаке, а от гула мощного двигателя. В воздухе висел запах машинного масла и свежей краски. Сильно болела голова. «Да, к сожалению, я не попал в рай», — подумал он.
Майк со стоном открыл глаза и увидел над собой металлический потолок, от которого отслаивалась белая краска. Над ним склонилось лицо мисс Маккрудер. В ее темных глазах светилось сочувствие и тревога. Вместо теплого зимнего костюма и модной тонкой блузки, она куталась в грубое серое одеяло и дрожала всем телом. Ее волосы были мокрыми.
Майк попытался сесть, но со стоном снова упал на нары. У него кружилась и мучительно болела голова. «Тонуть — смерть не из приятных, — подумал он. — Особенно если все-таки останешься жив».
— Не двигайся, — сказала мисс Маккрудер. — Ты едва не утонул. Разве ты не помнишь?
«Жаль, что она не сказала этого раньше», — подумал Майк. Стиснув зубы, он подождал, пока головная боль немного ослабеет, снова попытался сесть, на этот раз осторожнее, и оглядел крошечное помещение. В нем не было ни окон, ни мебели, а только нары и низкая табуретка, на которой сидела мисс Маккрудер.
Стены, пол и потолок состояли из металлических плит. «Наверное, я попал на какой-то корабль», — подумал Майк.
— Где мы? — растерянно пробормотал он. — Как мы сюда попали и как…
Неожиданно к Майку вернулась память, и он испуганно вздрогнул.
— Вас тоже поймали чудовища? — воскликнул он. — А что с остальными?
— Чудовища? Что за чудовища… — Мисс Маккрудер не договорила и быстро улыбнулась. — Да, они действительно выглядели странно, — продолжила она и вздохнула. — Где мы находимся, я точно не знаю. Но твои друзья здесь, рядом.
Майк совсем сбился с толку. Но не успел он задать очередной вопрос, как дверь «тюрьмы» распахнулась и появился рослый человек в темно-синей униформе капитана. На пороге, за его спиной, стояли два матроса в тельняшках.
Майк вытаращил глаза. Он узнал этого человека.
— Капитан Винтерфельд! — закричал он. — Слава Богу, что вы…
И тут он осекся, заметив выражение лица капитана. В душе Майка зародилось страшное подозрение.
Зато мисс Маккрудер вскочила и возмущенно закричала на Винтерфельда:
— Вы безумец! Разве вы не знаете, что он чуть не утонул? Это чудо, что мы не погибли!
— Знаю, — ответил Винтерфельд. — Я сожалею, что так случилось. Поверьте, я отдавал другие приказы. Никто не должен был оказаться в опасности.
— Я заметила, — усмехнулась мисс Маккрудер.
— Виновные будут наказаны, — спокойно произнес Винтерфельд. — Кроме того, могу вас уверить, никто серьезно не пострадал. — Он обернулся к Майку: — А теперь о тебе, мой дружок. Ты достаточно здоров, чтобы ответить на несколько вопросов?
— Это… правда? — беспомощно прошептал Майк. — Неужели крушение лодки устроили вы? — Он не осмеливался поверить. Кто угодно, только не капитан Винтерфельд! За что он пытался их убить?
— Я вижу, ты здоров, — холодно сказал Винтерфельд, не отвечая на вопрос. — Тогда пойдем со мной!
Майк опустил ноги на пол. После всего, что случилось, сопротивляться было бесполезно. Мисс Маккрудер собралась было пойти с ними, но капитан сделал отрицательный жест.
— Я собираюсь поговорить с Михаэлем наедине, — строго сказал он. — Останьтесь здесь.
Они вышли из каюты и зашагали по узкому коридору. Стук тяжелых механизмов стал громче, Майк шел босиком и, как мисс Маккрудер, вместо мокрых вещей был укутан только в шерстяное одеяло. Подошвами ног он ощущал сильные толчки, словно биение большого стального сердца. В коридоре тоже не было окон. Под потолком висело несколько электрических лампочек.
Майк задумался, где находится. Сначала он решил, что на борту «Леопольда», но потом засомневался. Здесь было слишком тесно и душно.
Коридор был недлинным. Как и Винтерфельд, Майк то и дело нагибался, проходя через низкие, обитые железом двери. Случайно бросив взгляд в соседнюю каюту, он вдруг увидел тех самых чудовищ, с которыми столкнулся под водой!
Они оказались еще больше, чем он думал — метра два высотой и очень широкие в плечах. Все их тело покрывала шероховатая кожа, головы были слишком большими и круглыми, а глаз — просто огромным, размером почти с голову. Впрочем, это были не чудовища — в каюте, куда заглянул Майк, на стене висели два водолазных костюма. В их тяжелые медные шлемы было вставлено круглое стекло. Только теперь Майк догадался, куда он попал.
— Это… это подводная лодка! — воскликнул он. — Мы на подводной лодке, да?
Капитан Винтерфельд одобрительно улыбнулся.
— Я всегда считал тебя смышленым парнем, — сказал он.
Они зашагали дальше, пересекли круглое, заполненное различной аппаратурой помещение — очевидно, капитанский мостик, — и наконец вошли в маленькую каюту, где было место только для кровати, стула и письменного стола.
1 2 3 4 5 6 7 8