А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Прыжок вышел не очень сильным, но Майк едва не потерял равновесие на мокром металле подлодки и замахал руками, чтобы не свалиться.
— Идите же сюда! — закричал он.
Остальным оставалось только подчиниться. После прыжка Майка экипажу парома стало ясно, что и Майк, и его спутники имели какое-то отношение к загадочному монстру, неожиданно возникшему из морских глубин. Матросы начали протискиваться через толпу к мальчикам.
Следующим прыгнул Хуан. Майк подхватил его, прежде чем он зашатался. За ним последовал Андре. Бена по-прежнему нигде не было видно.
В это время два матроса из экипажа парома добрались до Сингха и попытались схватить его. Сингх не растерялся и нанес первому из них такой удар, что даже толпа не сдержала летящее тело, а вместе с ним попятилась назад. Второму он угодил локтем прямо в живот, так что матрос от боли сложился пополам. И тут же развернувшись, Сингх оперся одной ногой на бортик и кинул мальчикам совершенно перепуганного и ничего не соображающего Криса. Майк и Хуан одновременно автоматически выбросили руки вперед, чтобы поймать Криса, а Сингх оттолкнулся и легко приземлился на обшивку подлодки.
Майк побежал к башне, поднялся по крошечной лесенке наверх и проскользнул в люк «Наутилуса», где его уже ожидал Траутман.
— Что случилось? — спросил Майк.
Траутман даже не скрывал тревоги.
— Об этом позже, — кратко ответил он. — Сначала давайте унесем отсюда ноги. Где остальные?
Хуан и Андре как раз спустились в башенку. Над ними появилась фигура Сингха. Через глаз перископа Майк увидел, как Бен пытается протиснуться сквозь толпу на корме парома. Когда он понял, что напрасно теряет время, то прыгнул в море и поплыл к «Наутилусу».
Бен был хорошим пловцом, но, к сожалению, ситуация на пароме драматически изменилась. Двое мужчин в темно-синих мундирах прокладывали дорогу через толпу к борту. Майк с ужасом заметил у одного из них оружие.
Траутман и Сингх обменялись быстрыми понимающими взглядами. И пока пальцы Траутмана колдовали над рычагами и нажимали кнопки, Сингх взобрался по трапу вверх и закрепился на ступеньке лесенки, чтобы помочь Бену влезть в башню.
— Неужели они и вправду станут стрелять? — недоверчиво спросил Хуан.
Словно в ответ на это с палубы парома раздался выстрел. Атака была предпринята не на Бена, а на подлодку. Пуля ударила в башню и со свистом срикошетила. Конечно, обычная пуля не могла нанести вред «Наутилусу». Даже кварцевые стекла перископа были в пять сантиметров толщиной — пуля не оставила даже царапины. Как бы то ни было, все в башне ошеломленно вздрогнули, как будто по кораблю пальнули из пушки.
— Он на борту! — раздался сверху голос Сингха. — Отправляемся!
Траутман рванул большой рычаг вперед, и «Наутилус» мощно зарычал, приходя в движение. Корабль был сконструирован таким образом, что в случае необходимости мог управляться одним человеком, но тогда приходилось отказываться от многих других технических возможностей подлодки. Чтобы все чудеса «Наутилуса» служили, как задумано, требовалась команда в двенадцать человек.
Поспешные шаги Бена по обшивке подлодки приближались к башне. Перед обоими перископами забурлила вода.
Бену удалось добраться в самое последнее мгновение. За секунду до того, как вода окончательно скрыла «Наутилус», он одним прыжком одолел лесенку, и почти одновременно с ним Сингх захлопнул башенный люк над своей головой. Видимо, недостаточно быстро. Поток ледяной воды обрушился вниз, устроив Бену холодный душ, хотя он и так только что выбрался из воды. Еще не успев прийти в себя, Бен начал браниться, но всем было не до него.
Корабль погружался все глубже и глубже, одновременно все дальше удаляясь от парома. Внутри башни потемнело. Майк прикинул в уме: получалось, что они уже находились где-то на тридцатиметровой глубине.
А Траутман все также нервно и напряженно склонялся над датчиками контроля, потом наконец с громким вздохом выпрямился и повернулся к подросткам лицом.
— Все в порядке? — спросил он.
Он выглядел совершенно обессиленным и измотанным. Прошло два часа после их прощания, но, казалось, Траутман успел состариться за это время на годы.
— Что случилось? — спросил Майк. — Почему вы вернулись?
Траутман закрепил рычаг управления, отошел от огромного штурвала и махнул рукой на железную винтовую лестницу, ведущую в глубь корабля. Настоящая капитанская рубка «Наутилуса» находилась в центре корабля, двумя палубами ниже.
Майку казалось, что еще немного — и он просто лопнет от любопытства, но ему все же удалось овладеть собой. Они отправились |вслед за Траутманом в большую, удобно устроенную капитанскую рубку «Наутилуса», к столику, на котором лежала газета. Это была все та же «Тайме», которую Траутман раздобыл три недели назад.
Майк бегло пробежал заголовки, которые так бросались в глаза, поскольку были набраны огромными десятисантиметровыми буквами на первых полосах:
ВЕЛИКОБРИТАНИЯ ОБЪЯВЛЯЕТ КАЙЗЕРУ УЛЬТИМАТУМ! МОЖНО ЛИ ВСЕ ЖЕ ПРЕДОТВРАТИТЬ ВОЙНУ?
Какие-то доли секунды Майк размышлял, не изменил ли Траутман своего решения из-за начала войны. Но Траутман решительно раскрыл газету где-то на последних страницах.
— Вот, — сказал он, сунув газету Майку в руки. — Я обнаружил это только тогда, когда еще раз пролистал ее, уже без вас. И это находилось практически у меня под носом! Полностью моя вина, конечно! Читай!
Майк быстро пробежал глазами статью, пока остальные окружили его, пытаясь заглянуть в газету через его плечо. Заметка состояла из нескольких абзацев и сообщала, что военный корабль кайзеровского флота напал в Атлантическом океане на мирное французское научно-исследовательское судно, захватил его и все оборудование экспедиции. Весь экипаж, за исключением одного, чудом спасшегося, че-ловека, находится теперь в плену у немцев, Майк в полном замешательстве наморщил лоб и возвратил газету Траутману.
— Ну и что? — спросил он.
Статья, конечно, не совсем обычная, но он так и не понял, из-за чего так разволновался Траутман.
— Взгляни на имя человека, возглавлявшего экспедицию, — подсказал Траутман.
— Профессор Ар-ро-накс, — прочитал Майк по слогам необычное имя. — И что?
Имя абсолютно ничего ему не говорило, но он заметил, как Сингх слегка вздрогнул.
— Профессор Арронакс — один из немногих людей, которым удалось побывать на борту «Наутилуса», — объяснил Траутман. — С тех пор как он встретился с твоим отцом, профессор посвятил свою жизнь поискам затонувшей Атлантиды.
— Но Атлантида не более чем просто миф, — удивился Хуан.
На лице Траутмана появилась добродушная усмешка.
— Ага, такой же, как «Наутилус», не так ли? — спросил он.
Хуан слегка смутился:
— Вы хотите сказать, что…
— Ничего я не хочу сказать, — перебил его Траутман. — Я, видишь ли, знаю, что профессор Арронакс убежден в том, что Атлантида существовала, и он посвятил много лет ее поискам.
— Но зачем немцам понадобилось нападать на научно-исследовательскую экспедицию? — по-прежнему недоумевал Андре.
— Они этого и не делали, — объяснил Траутман и провел пальцем по последним строчкам статейки. — Командование кайзеровского флота снимает всякую ответственность за инцидент, и я склонен верить, потому что это единственное разумное объяснение в данном случае. У флота кайзера другие задачи и проблемы, их вовсе не интересуют поиски Атлантиды.
— Винтерфельд? — пробормотал Майк, наконец догадавшись.
Траутман озабоченно кивнул:
— Да. Именно этого я и опасаюсь. Следовало ожидать, что он вряд ли станет бездействовать после того, как потерял нас. Как видно из статейки, профессор Арронакс изобрел камеру для подводных работ, так называемый батискаф, который позволяет опускаться в море глубже, чем было возможно до сих пор.
— И вы полагаете, что он нашел Атлантиду? — В голосе Бена прозвучало сомнение.
— Может быть, — ответил Траутман. — Если и есть человек, который сможет найти затерянный континент, так это Арронакс. Он, кажется, знает обо всем этом больше всех на свете.
Несколько секунд все молчали.
— Но… даже если Атлантида действительно существовала, что это может дать Винтерфельду, если он ее отыщет? — спросил наконец Майк. — Остров затонул предположительно тысячелетия назад. Возможно, остались подводные руины, но они имеют скорее археологическую ценность.
Траутман какое-то время ощутимо боролся сам с собой, но потом вздохнул:
— Наверно, не имеет смысла и дальше скрывать правду. Рано или поздно вы все равно все узнаете. — Он взглянул на Майка. — Ты когда-нибудь спрашивал себя, откуда у твоего отца этот корабль?
— Я… я думал, что он сам спроектировал его, — заикаясь, произнес Майк.
Траутман махнул рукой, словно отметая всякие глупости.
— Это то, во что должны были поверить все. Легенда, которую капитан Немо сам придумал, сам же и распространил, чтобы отвлечь внимание от истины. Но вы-то знаете о подлодке не понаслышке, а изучили ее вдоль и поперек. Я даже опасался, что вы сами по себе додумаетесь, что здесь явно что-то не так. Ни один человек не в состоянии построить такой корабль. — Он категорично замотал головой. — И через сто лет еще не сможет.
— Но… тогда это значит… — Майк замолчал. Внезапно его осенило, и все вдруг стало ясным и понятным: десятилетние поиски Арронакса, нападение Винтерфельда на экспедицию и ужас Траутмана, когда он узнал об этом.
— «Наутилус» построили атланты?! — потрясенно произнес он.
— Твой отец сам никогда не рассказывал мне, как «Наутилус» попал в его руки, — серьезно объяснил Траутман. — Но один раз он все же упомянул затерянную в глубинах моря империю. И под этим он мог подразумевать только Атлантиду, не так ли? — На мгновение старый капитан прикрыл глаза и продолжил изменившимся от тревоги голосом: — Если затонувшая цивилизация атлантов была в состоянии построить такие корабли, как этот, то можешь ли ты себе вообразить, что там еще после них осталось? Вот на это и надеется капитан Винтерфельд.
Майк побледнел, до конца осознав значение того, что рассказал Траутман. Он переводил взгляд с одного мальчика на другого и видел, что все были потрясены так же, как и он сам. Лишь Сингх оставался невозмутим, как обычно.
— Думаю, что Винтерфельд с самого начала пытался разузнать истину об Атлантиде, — продолжал Траутман. — Может быть, именно поэтому ему и понадобился «Наутилус» — чтобы с его помощью разыскивать Атлантиду. Только представьте себе: техника Атлантиды в руках такого сумасшедшего, как Винтерфельд. — Траутмана передернуло от этой мысли. — Поэтому я и вернулся. Не важно, как мы это сделаем, и не важно, чего это будет стоить, но мы обязаны остановить сумасшедшего. Винтерфельд никогда не должен отыскать Атлантиду!
Сингх опустил бинокль, поморгал немного уставшими от напряжения глазами и снова надолго приник к окулярам, прежде чем передать прибор Траутману, стоявшему рядом на металлической палубе подлодки. Это был особенный, ни на что не похожий бинокль — как почти все вещи для повседневного пользования, находившиеся на борту «Наутилуса». Бинокль принадлежал прежним владельцам «Наутилуса». Огромный и. тяжелый, с блестящими медными винтами по бокам и стеклами, казавшимися совершенно не прозрачными, потому что были черными как сажа, он увеличивал гораздо лучше любого другого бинокля, когда-либо попадавшего в руки Майка. Даже лучше, чем длиннющий школьный телескоп, стоявший в его комнате в Андара-Хаус. И это был лишь ничтожный пример того, насколько технология атлантов опередила технологию людей начала двадцатого века.
Возникшие при виде бинокля мысли пронеслись в голове Майка, пока он стоял рядом с Траутманом и Сингхом и искал, что же они увидели за пустым горизонтом.
Прошло примерно три недели с тех пор, как путешественники покинули Олдерни и взяли курс на Атлантику. И радость от того, что они снова были на борту «Наутилуса», и волнения по поводу новых планов Винтерфельда как-то поблекли в повседневной рутине. А вначале все были взвинчены и взбудоражены более, чем обычно.
Теперь, когда ребята знали, что из себя представлял «Наутилус», они словно вновь открывали для себя корабль, и многое, что казалось им раньше непонятным и странным, предстало вдруг в новом свете. Поэтому они исследовали все с новой энергией — за исключением машинного зала, куда Траутман строжайше запретил заходить. Правда, Майк все равно отважился на беглый осмотр через приоткрытую дверь. Огромное, набитое непонятными механизмами помещение было заполнено жутким грохотом и странным золотым пульсирующим светом, который Майк — ему это и самому показалось бредом — почему-то ощущал всей своей кожей и потом весь день не мог избавиться от неприятного покалывания. Он твердо решил, что в будущем всегда будет слушаться Траутмана и не нарушать его запретов.
Что совсем не изменилось, так это страх, что Винтерфельду и в самом деле удастся отыскать Атлантиду. Двигатели «Наутилуса» работали на полную мощь, но Майку казалось, что они топчутся на месте. Он вообще-то никогда не отличался особым терпением, а при мысли, что им понадобится уйма времени, чтобы добраться до цели, Майк начинал тихонько сходить с ума. Ведь Винтерфельд, может быть, уже в эту самую минуту нашел то, что так долго искал. А шансы Винтерфельда еще никогда не были столь реальными.
Траутман такого рассказал о профессоре Арронаксе, что тот просто не выходил у них из головы. Все эти рассказы внушали ребятам благоговейный трепет перед талантом профессора.
Арронакс был одним из тех счастливчиков, кому довелось побывать на борту «Наутилуса». И это событие полностью изменило его жизнь. С тех самых пор он посвятил свою жизнь исследованиям морских глубин и, прежде всего поискам легендарной Атлантиды. Траутман рассказал, что профессор к настоящему моменту точно знал, где именно следует вести поиски, более того, он теперь обладал и средством, которое поможет ему достичь цели. Сконструированный по его чертежам батискаф позволял опускаться на глубину в сотни метров, превосходя любой другой механизм на свете. Соперничать с батискафом мог только «Наутилус».
— Да, это точно он, — сказал Траутман и опустил бинокль. — Никаких сомнений. Это «Леопольд».
Майк мгновенно собрался. Он с облегчением понял, что бесконечно тянувшееся время поисков закончилось. По спине пробежал холодок тревоги: что же им еще предстоит?
— Рядом корабль поменьше, — добавил Траутман. — Полагаю, что это судно Арронакса.
— Значит, все это правда, — мрачно подвел итог индус.
Траутман выжидающе молчал.
— Не понимаю, — вдруг сказал за их спинами Бен. Майк обернулся и увидел, что все до единого поднялись на палубу. — Вы же сами утверждали, что море в этом месте около шести тысяч метров глубиной.
— Да, примерно, — подтвердил Траутман.
— Ну вот, — обрадовался Бен, — на эту глубину никакому батискафу не спуститься.
— Все так, но они что-то усиленно сооружают рядом с кораблем, — сказал Траутман.
— А для чего у нас, собственно, торпеды на борту? — пробурчал Бен. — Если мы обстреляем ими «Леопольд», то от этой лодчонки только щепки останутся. И Винтерфельду поможем поскорее очутиться на дне моря — он так туда стремится! Обойдется и без батискафа!
Он ухмыльнулся, но оказался в одиночестве: никто почему-то не видел в ситуации ничего комичного. Майк бросил на него свирепый, взгляд. Бен всегда относился к немцам крайне подозрительно, но когда узнал о начале войны, то просто их возненавидел. Даже в виде шутки замечание Бена не казалось смешным, но Майк-то знал Бена как облупленного, чтобы понять абсолютную серьезность его слов.
— Ну да, а вместе с Винтерфельдом отправятся на тот свет и все остальные, да? — возмущенно выпалил Майк. — Даже если бы на борту «Леопольда» не было профессора Арронакса и его экспедиции, то и тогда бы это было преступлением.
— Ах, вот как? Ну и что же ты сам собираешься предпринять? Может быть, дружелюбно попросишь Винтерфельда отдать нам профессора вместе с батискафом? — с издевкой произнес Бен. — Я уверен, он тут же откликнется на твою просьбу.
— Прекратите, — резко приказал Траутман. — Перестаньте вести себя как несмышленые дети. — Он повернулся к Сингху: — Вероятно, лучше всего этот день выждать здесь. Как только стемнеет, мы постараемся незаметно приблизиться к «Леопольду» и прокрасться на борт. Если повезет, то мы сможем освободить Арронакса и членов его экспедиции до того, как Винтерфельд успеет заметить, что мы рядом. Крис, выключи, пожалуйста, автоматическое управление. Мы останемся здесь до наступления сумерек.
Крис бросился со всех ног выполнять поручение, а Майк спросил:
— А как же батискаф? Я имею в виду, что даже если нам удастся освободить профессора, то у Винтерфельда все равно останется батискаф.
— А какой от него прок Винтерфельду без Арронакса? — спросил Траутман. Он помолчал немного и добавил, покосившись на Бена: — В крайнем случае, мы можем повредить его. Конечно, это убьет профессора, но в качестве последнего выхода…
Приглушенный звук выстрела донесся до них через водное пространство как отдаленный раскат грома, едва слышный только-только на грани восприятия. И все же Траутман ошеломленно замолчал, обернулся и удивленными, широко раскрытыми глазами уставился на запад.
— Но это же… — пробормотал Траутман.
Он тут же сосредоточенно вслушался, а через секунду и Майку удалось расслышать нечто знакомое: очень тихий, тонкий свист, который стремительно приближался и становился громче. Ему уже приходилось слышать подобные звуки.
— Но как же так? — ахнул Траутман. — Германцы не могут видеть нас.
Возможно или нет, только все они очень хорошо знали, что означает стремительно приближавшийся свист. Не успели они прийти в себя, как снаряд с невероятным грохотом шлепнулся о поверхность воды. Водяной столб высотой с башню взметнулся вверх. Хотя недолет составлял около сотни метров, «Наутилус» закачался на волнах, резко ударивших в борт подлодки.
— Немцы стреляют в нас! — взорвался Бен. — Как это может быть? Они же не могут знать, что мы здесь!
Артиллеристы с военного судна ответили повторным отдаленным раскатом грома, а мальчики снова услышали знакомый звук приближающегося снаряда.
— Все в лодку! Мы погружаемся! — крикнул Траутман.
Все побежали к башенке. Каждая секунда, проведенная вдали от центра управления подводной лодкой, могла решить их судьбу. Несомненно, Крис уже выполнил приказ Траутмана и отключил автоматическое управление, а это означало, что вот-вот корабль остановится и превратится в великолепную мишень!
Наступая друг другу на пятки, они поспешно спустились по узенькой лесенке в башню, а затем в капитанскую рубку. Подводная лодка содрогнулась всем корпусом от второго взрыва, и, хотя Майк не наблюдал воочию кипение и грохот взлетевшей массы воды, чувствовалось, что взрыв произошел на этот раз гораздо ближе.
По всей видимости канониры «Леопольда» пристреливались, чтобы нанести удар поточнее. Несколько минут, и снаряд попадет в «Наутилус».
Майк ворвался вслед за Траутманом и Сингхом в капитанскую рубку. Крис, склонившийся над пультом управления, взглянул на них полными ужаса глазами. Оба взрыва были отчетливо слышны и здесь, но ведь Крис не знал, что означал этот грохот и тряска. Майк взглянул в огромный иллюминатор, занимавший почти всю стенку над пультом. Вода, бывшая здесь обычно кристально чистой и прозрачной, обеспечивая видимость на сотни метров, кипела и бурлила.
— В чем дело? — испуганно закричал Крис. — Я же всего-навсего выключил автоматическое управление. Правда-правда, я ничего больше не трогал.
Бедняга Крис подумал, что и шум и все эти толчки и кипение произошли по его вине. Но объяснять было некогда, все в одно мгновение оказались на своих местах за пультом. Траутман просто рухнул в капитанское кресло. Его руки действовали как будто сами по себе и принялись сразу за несколько дел одновременно.
Майк, как и все остальные, моментально оценил положение. Во время поездки они часто на практике изучали управление кораблем, кроме того, предусмотрительно потренировались на случай аварийной ситуации. Они могли почти мгновенно включить двигатели и погрузиться. Правда, никто и не подозревал, что весьма скоро их тренировки пригодятся на деле, когда от их действий зависела собственная жизнь.
Но именно так все и было. Майк взглянул в иллюминатор и, ослепленный, закрыл глаза, когда следующий снаряд с «Леопольда» разорвался так близко от «Наутилуса», что резкий яркий всплеск огня обесцветил краски и ослепил сетчатку. Полсекунды спустя «Наутилус» дернулся, как будто на него со всего размаху опустился молот. Сердце Майка испуганно рванулось в груди, когда он почувствовал, как огромная подводная лодка тяжеловесно и медленно повернулась и легла набок. На несколько секунд за стеклом обзора исчезла вода, а вместо этого в помещение проникли яркие солнечные лучи. Затем корабль с такой силой рванулся в прежнее положение, что Майка едва не вышвырнуло из кресла.
— Мы были на волосок от гибели, — сухо констатировал Траутман. — Ну-ка, давайте уносить ноги. Боюсь, что следующий выстрел будет еще точнее.
Море за стеклом иллюминатора все больше темнело, а лодка погружалась все стремительнее. Следующий взрыв произошел где-то над ними, и снова их затрясло, но, по крайней мере, не так сильно, как в предыдущий раз.
— Тридцать… сорок… пятьдесят метров. — Траутман громко считывал показания глубиномера. — Думаю, этого будет достаточно. Но ситуация была смертельно опасной.
Что-то в грохочущем рокоте двигателей изменилось: они на большой скорости шли вперед, но уже не погружались.
Траутман разогнулся и расслабился в кресле. Только сейчас Майк заметил, что все его лицо залито потом, а руки слегка дрожали. Несмотря на внешнее спокойствие, он здорово перенервничал, ответственность и риск висели над ним дамокловым мечом. И почему-то тот факт, что Траутман тоже испытал страх, умиротворяюще подействовал на Майка, хотя он вряд ли смог бы объяснить свою реакцию.
Сингх тоже отошел от пульта. И его волосы, и лицо, и плечи — все было мокрым, он ведь в самый последний момент умудрился задраить входной люк. Видимо, при этом он в спешке упал вниз, потому что над глазом у него кровоточила глубокая царапина. Траутман не успел ничего произнести, как Сингх уже повернулся к Майку:
— Вы не ранены, господин?
Майк покачал головой.
— В чем, собственно, дело? — спросил все еще ничего не понимающий Крис. — Что-нибудь вышло из строя?
— У-гу, — съехидничал Бен, не дав Майку и Траутману даже рта открыть. — Мы чуть было не вышли из строя. — Он бросил ядовитый взгляд в сторону Майка и зло добавил: — Это был чудный привет от твоего друга Винтерфельда.
— Винтерфельд никогда не был моим другом, — взвился Майк.
Траутман пресек ссору в зародыше.
— Прекратить! — рявкнул он. — Вам двоим больше нечем заняться?
Бен немного смутился от слов капитана, но его боевой пыл явно не угас.
— Да нет, нам есть чем заняться. Например, подумать, каким это образом нас обстрелял корабль, экипаж которого по идее даже не подозревает, что мы их преследуем. Выглядит так, словно они нас поджидали!
Андре застонал:
— Ну, началось. Сейчас мы в очередной раз выслушаем знаменитую теорию о предателях.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов