А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


- Ничего плохого, наверно. Но вы не знаете моего начальства! Оно мне
на ваши станки и алюминий такой план спустит, что я и в три смены не
выполню. А где тогда вы будете работать ночью?
Незнакомец задумался.
- Более того, мое начальство этот ваш алюминий и станки, и
стройматериалы у меня заберет и распределит по другим, более ответственным
объектам, - продолжал пугать Сергей Кондратьевич.
- Это мне не подходит, - пробормотал незнакомец. - Надо бы
потолковать с вашим начальством.
Тут уже испугался Осколик. Если начнется согласование, в главке и в
министерстве схватятся за незнакомца четырьмя руками. А с кем он, Осколик,
останется? Опять тет-а-тет с Зауральском?
- Не беспокойтесь, - сказал незнакомец. - Я для вашего министерства
не партнер. Если у нас с вами дела пойдут, я сведу вашего министра с
деловыми людьми из экспортно-импортного банка.
Зазвонил телефон. Незнакомец схватил трубку, выслушал, утерся носовым
платком и сказал:
- Можете меня поздравить. Я только что проглотил конкурента.
- Живьем? - ужаснулся Осколик.
- Живьем. С потрохами. И с небольшим алюминиевым заводиком в придачу.
- Поздравляю!

Случай свести незнакомца с начальством вскоре представился. Однажды к
концу рабочего дня на "Алитет" неожиданно приехал начальник главка. Сам.
Он походил по заводу, осмотрел штабеля алюминия у главного литейного,
железобетонные плиты для строительства склада, новые станки в цехах.
Вернулись в кабинет. Молчали долго.
- Будешь делиться опытом или нет? - наконец спросил начальник главка.
Осколик пожал плечами.
- Хорошо. Тогда вызови свою... кем она тебе приходится?
- Кого?
- Главного бухгалтера.
Сергей Кондратьевич покраснел. Чтоб оно все сгорело. Доложили. Найти
бы того, кто этим занимается. Незнакомец прав - секретаршу давно пора
сменить.
Пришла Лариса Владимировна. Увидала красного Сергея Кондратьевича.
Настала пора венчаться, не иначе.
- Скажите, пожалуйста, откуда прибыла последняя партия алюминия? -
начал допрос начальник главка.
- Из Зауральска, - нахально отвечала Лариса Владимировна.
- Документы на алюминий есть?
- А как же! Не частная лавочка.
- Станки откуда?
- Из Владивостока.
- Неправду говорите, Лариса Владимировна. Таких станков в Советском
Союзе не производят.
- Откуда же они взялись?
- Это я вас спрашиваю.
- А я вам отвечаю: из Владивостока, - стояла на своем Лариса
Владимировна. - Можете проверить накладные.
- Сейчас проверю. А стройматериалы откуда?
- Разве в Советском Союзе не производят стройматериалов?
- Вы не забывайтесь, Лариса Владимировна. Несите свои накладные. И,
кстати, паспорта на станки.
- Паспортов нет. Затерялись в дороге.
- Ах, затерялись в дороге... На какой это дороге?
- На Китайско-Восточной, железной, - отрезала Лариса Владимировна и
ушла за документами.

Документы были блеск, лучше настоящих! Потому что и были настоящими.
Молодец, Лебедев, договорился и с Зауральском, и с Владивостоком, и с
железной дорогой. Интересно, чем он их там берет... Спиртом?
- Ну, вы даете! - удивился начальник главка, просмотрев документы и
отпустив с богом Ларису Владимировну.
Осколик взглянул на часы - с минуты на минуту должен был прийти
незнакомец.
- Будешь делиться опытом или нет? - грозно повторил начальник главка.
- Что у тебя тут происходит? Я ведь завтра позвоню в Зауральск, бедные вы
все будете. Я для чего сюда приехал, не понимаешь? Чтобы ты лично мне все
доложил, потому что я тебя ценю. А мой зам, например, советует натравить
на тебя вневедомственную ревизию... хочешь? А хочешь фельетон в "Правде"?
Могу устроить.
"Настроение у него хорошее... рассказать, что ли?" - подумал Сергей
Кондратьевич.
- А что у тебя по ночам на заводе происходит? - вдруг спросил
начальник главка. - Почему в твоем кабинете свет горит?
Случай был подходящий.

И Сергей Кондратьевич все рассказал начальнику главка.

Всего ожидал начальник... покаяний в нарушении трудового
законодательства ради выполнения государственного плана; отпирательства;
наконец, чем черт не шутит, какого-нибудь грандиозного передового опыта...
всего ожидал. Лучшие наши умы пытаются решить эти чертовые экономические
проблемы, но... платформы из воздуха? Алюминий из подпространства? Станки
из какого-то измерения? Капиталист ночью в кабинете советского директора?
Осколик сошел с ума? Но этот сумасшедший Осколик выполнил план прошлого
месяца на сто пять процентов!
Зазвонил телефон.
- Алло! - сказал Осколик. - Да, как договорились... Это он звонил,
привез алюминий. Взгляните...
Начальник главка подошел к окну.
- Тетя Даша, открывайте ворота.
Начальник главка увидел, как разъехались ворота; услышал, как
загудели моторы; и с пустой вечерней улицы на завод въехали два механизма,
груженные алюминием.

После длительных согласований с Москвой в министерстве пошли
навстречу планам Осколика. Если торгуем с Соединенными Штатами, почему бы
не торговать с четвертым измерением, если это выгодно? Стоит
попробовать... стоит провести небольшой местный эксперимент.
Незнакомец из кожи лез, торопясь переоборудовать завод и получать
прибыль в ночную смену. Он ходил довольный и жирел на глазах - недавно он
съел еще двух конкурентов.
Дело ладилось. "Алитет" гудел, не останавливаясь, в три смены. К
конторе надстроили третий этаж, в цехе товаров широкого потребления ввели
в действие автоматическую линию - оттуда сыпались алюминиевые оловянные
солдатики.
Ларисе Владимировне чем-то не понравилась ночная секретарша
незнакомца, и она согласилась наконец выйти за Сергея Кондратьевича замуж.
Была свадьба, было весело; пригласили незнакомца - тот пришел с женой,
подарил невесте розы из подпространства, жениху карманные часы с двойной
шкалой времени - ихнего и нашего; и, расхрабрившись, выпил лишнюю для себя
четвертую стопку водки. Бригадир литейщиков товарищ Григорьев вызвался
проводить его домой и стал первым в мире человеком, попавшим в иное
измерение. Вернулся он оттуда на следующее утро, вполз на завод и
рассказывал тете Даше, что народ там ничего, но в питии слаб.
Проходили дни. На "алитет" сыпались командированные со всех
алюминиевых заводов Союза. Перенимали опыт. Отмечали, что наше
производство выпускает меньше алюминиевой продукции на душу населения
днем, чем потустороннее предприятие на том же оборудовании ночью.
Объясняли это явление ихней потогонной системой и в какой-то мере нашими
нарушениями трудовой дисциплины, а именно: прогулами, пьянками,
опозданиями.
Стали бороться. Перевели разгильдяев и лодырей на кабельный завод и
сплоченным коллективом принялись догонять ночного соперника. Зарплату
получали больше профессоров.
Незнакомца распирало от удовольствия. Он снабжал, расширял, строил,
реконструировал. На совещаниях в главке плакал несчастный директор
кабельного завода; Осколик его жалел, но дружбу со службой не путал.
Прошли месяцы, кварталы, и хотя объем производства на "Алитете"
увеличился раза в три, но догнать ночную смену он все-таки не смог. В чем
дело? Осколик произвел простое арифметическое действие - ночью пересчитал
по пальцам служащих в конторе у незнакомца, сравнил это двузначное число
со своим трехзначным обозом и спросил на очередном совещании:
- О чем говорят эти цифры?
Ладно, завод передовой, можно позволить себе и такой эксперимент.
Сократили штаты, перевели их туда же, на кабельный. Прибыль здорово
подскочила. Незнакомец вежливо аплодировал, сталкиваясь по утрам в дверях
с Сергеем Кондратьевичем.

Наступила весна, март прошел. Заводской художник начал разрисовывать
грузовик к первомайской демонстрации.
Пока кончался первый квартал, Осколик не успевал потолковать с
незнакомцем, но сегодня он решил остаться после работы. Незнакомец явился
намного раньше начала вечерней смены. Осколик его не узнал. Похоже,
незнакомец заболел желтухой.
- Что с вами?
- Плохо дело.
- Вы ели, теперь вас едят? - догадался Осколик.
Незнакомец кивнул.

Незнакомец потерял сон. О своих неприятностях он не распространялся,
Сергей Кондратьевич ничем не мог ему помочь. Днем незнакомец уже не
уходил, сидел на стуле в углу кабинета, безучастно наблюдал за работой
Осколика.
Пришла уборщица:
- Подпишите заявление на отпуск.
- Почему ко мне?
- Начальник цеха не хочет подписывать.
Пришли из профкома:
- Сколько флажков и воздушных шариков купить на первомайскую
демонстрацию?
Заглянул начальник стройцеха:
- Вы меня вызывали?
- Нет, не вызывал.
- А мне сказали, что вызывали.
Вошла Лариса Владимировна:
- Лебедев третью неделю не выходит из отпуска.
- Пусть отдыхает, я разрешил.
- Я платить не буду!
- Ладно, дома поговорим.
Обеденный перерыв.
- Хорошо живете, - пробормотал незнакомец. - И прогореть нельзя.

Все закончилось в один субботний апрельский день. Сергей Кондратьевич
вошел в кабинет и удивился, увидев незнакомца.
- Суббота сегодня, идите домой, нельзя так переживать! - сказал
Осколик.
- А вы почему пришли? - без интереса спросил незнакомец.
- У нас субботник.
- Это что?
- Ну... добровольная работа.
Незнакомец на мгновенье оживился:
- Что значит "добровольная"? Бесплатная?
- Да, бесплатная. Сажаем деревья, подметаем территорию.
- А вы? Вы тоже подметаете? - усмехнулся незнакомец, глядя на грабли
в руках у Сергея Кондратьевича. - А ваша жена?
- Она алюминий тягает.
Оживление прошло, незнакомец сгорбился в кресле.
- У меня на заводе вчера началась забастовка. Выставили у ворот
пикеты, бьют штрейкбрехеров. А ближе к вечеру меня съест один хороший
знакомый.
- Что же будет?
- Спросите у своего дедушки.
Сергей Кондратьевич прикрыл дверь и пошел по коридору. У выхода он
услышал выстрел и побежал обратно. Он готов был услышать этот звук. В
дверях кабинета он столкнулся с двумя людьми в незнакомых рабочих
спецовках. Они тащили какой-то тяжелый предмет, завернутый в зеленую
скатерть с директорского стола. Кабинет был забрызган кровью.
- Он позвонил в забастовочный комитет и попросил нас прийти... -начал
оправдываться один из рабочих.
- Мы пришли, а он пистолет себе в рот... - добавил второй.
Сергей Кондратьевич пошел за ними, волоча грабли по коридору.
Тетя Даша, перекрестившись, открыла ворота. Забастовщики со своим
свертком вышли за ворота и растворились в воздухе.

- ...люминия! - кричал Лебедев через месяц из Зауральска.
- Девушка, переведите! - просил Осколик.

1 2
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов