А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

От одного укола на тот свет отправишься!
Хорошо, что Кащей зашевелился и подал голос. Могли и без него решить.
- От укола еще никто не умирал, - прохрипел он. - Поэтический ген
никому не противопоказан.
Бесы опять туго задумались.
- Эй, очкастый! Выдай ему талоны на декаду вперед! Он проедет за них
до Ядра Системы, - придумал кто-то.
Но кричавший сам понял свою глупость. За декадные талоны прокатишься
разве что в подземке по кругу.
- Вот что, ребята! Пусть каждый отдаст Кащею свои талоны за всю
декаду. Ничего, поголодаем, зато у нас будет свой поэт! А если зазнается -
голову свернем! Понял?.. Нет, ты скажи: понял?
- Понял, - отвечал Кащей.
- Стройся в очередь, получай талоны!
Бесы плохо и медленно соображают. Проявить солидарность с собратом -
это была новая и сильная мысль, но бесам требовалось время, чтобы ее
переварить. Они могли бы думать еще полдня, но кассир сам неосторожно
ускорил дело.
- А это видели? - спросил он и показал неприличный жест.
Бесы угрожающе притихли. Язык жестов - куда понятней. Все бесталанные
очереди имеют с кассирами свои счеты. Кассиров не очень-то любят... То
уйдет куда-то, стоишь битый час под форточкой, ожидаешь. То обжулит,
срежет четверть талона и жизненных благ, соответственно получаешь меньше
на четверть. То всучит вместо талонов никому не нужный лотерейный билет...
Впрочем, уже не знаешь, что лучше...
Кассир почувствовал эту всеобщую любовь к себе. Он успел захлопнуть
свою железную форточку, но с улицы прилетел здоровенный булыжник (как и
везде во Вселенной - оружие угнетенных) и вышиб форточку вместе с рамой
вглубь Бесталанной Биржи.
"В чем тут дело, почему бунты время от времени вспыхивают, несмотря
на то, что ишаки круглосуточно патрулируют? - меланхолично размышлял
кассир, когда с него срывали значок экономиста и выворачивали карманы в
поисках удостоверения. - В чем тут дело? Невозможно понять этих темных и
генетически бесперспективных бесов. От бесталанных одни болезни, безволие
и слабость ума. Нельзя держать это бездельное стадо в узких кварталах
Подпространства. Запомнить глухонемого подстрекателя, вести себя так,
чтобы не стать жертвой."
Кащея в это время снаряжали в дорогу. К пиджаку прикрепили значок
кассира, в карман засунули удостоверение кассира. Часы кассира. Вручили
громадный портфель кассира, набитый талонами. Кащей сразу окривел на левый
бок и сделался подозрительно похожим на ишака. Бесы даже засомневались -
получит талант, и с концами... Но выбора не было. Грамотный старец
размахивал руками перед носом Кащея, - благословлял, что ли?
- Дуй, на тебя одна надежда!
Кассира и взятых в плен биржевых ишаков повязали и усадили на
паперти. Глухой Черт отвлекся от чтения газетки, показал пальцем на
пленных и провел ребром ладони по горлу:
"Их следует прирезать. Бунт так бунт!"
Но его к счастью не слушали. Да, конечно, эти обладатели мелких
способностей куда опаснее тех, кто по-настоящему талантлив. Но чем резать,
лучше оставить их заложниками, а Бесталанную Биржу подпалить... И зрелище,
и погреемся - сразу два удовольствия.
- Ты еще здесь?! Он еще здесь! Давай, дуй!
- Куда дуть-то? - не понимал Кащей.
- Хватай такси до подземки, подземкой в аэропорт, оттуда вертолетом -
на космодром, а там на "Вечерний экспресс" к Ядру Системы!
- Такси! Стой!
"Еще чего, бесов возить!" - подумал организм с талантом водителя
такси и решил высокомерно проехать мимо.
Но такси схватили, остановили, водителя вытряхнули.
- Кто умеет водить тачку?
Никто из бесов не умел водить... Бесы ничего не умеют. Время шло, а
Кащей еще ни на шаг не приблизился к Ядру Системы. Полный безысход.
"Ну, я умею водить", - всем на удивление показал жестом Глухой Черт,
свернул газетку и сел за руль.

Все, что происходило с Кащеем Бессмертным в тот исторический день,
давно описано и общеизвестно. Каждый школьник знает, что этим днем
заканчивался "последний век Эпохи Талантов", и что "хотя Кащей Бессмертный
поэтом так и не стал, но в корне изменились представления" и так далее.
Что с того, что Кащей так и не стал поэтом? Удивительна не его судьба -
удивительны нравы дикарской эпохи разделения разумных организмов на
талантливых и бесталанных, эры спекуляции на человеческих способностях.
Все ли помнят иллюстрации в школьном учебнике истории? Первый бунт,
сожжение Бесталанной Биржи, первых повязанных ишаков, Глухого Черта за
рулем тачки... такси. Некоторые двоечники полагают, что наша Счастливая
Эпоха в чем-то даже обязана случайному таксисту, вздумавшему проехать
после полудня 15-го линюля Очередного Года по Бесталанному Кварталу. Это
не так. Такси вообще не понадобилось. То есть тачка понадобилась только
для того, чтобы завернуть за угол, выехать из оцепления сбегавшихся со
всех сторон вооруженных ишаков и немного попетлять по кварталам, сбивая с
толку возможную погоню.
Уже гремели выстрелы, орали матюгальники, крушились витрины - короче,
доносились звуки, сопутствующие восстановлению порядка. Вонюче горела
Бесталанная Биржа с анкетами бесов. Глухой Черт остановил такси у какой-то
загаженной мусором подворотни, вытащил за шиворот ничего не понимающего
Кащея, а тачку на полной скорости отправил вдоль квартала на произвол
судьбы - пусть преследуют.
В подворотне Глухой Черт знаками объяснил: "Снимай кассирский
значок."
- Зачем? - удивился Кащей.
Глухой Черт содрал с него значок, а портфель кассира, набитый
талонами, швырнул в мусорник и присыпал хламом. В подворотню на бегу,
придерживая фуражку, заглянул патрульный ишак. Но тихие бесы у мусорного
бака его не заинтересовали. Он помчался туда, где гремели главные события.
Глухой Черт тут же подпалил своей газеткой мусорный бак с портфелем и
потащил Кащея в глубину двора, к черному ходу на чердак.
- Мне нужно в подземку, - напомнил Кащей, жестикулируя. - В аэропорт!
На космодром!
"Посмотри на себя! Тебя на первой же станции загребут, - объяснил
Глухой Черт. - Кассира сейчас освободят, он нас запомнил и сразу выдаст.
Патрульный ишак тоже нас засек. Сейчас сбегутся... А теперь - гляди!"
Глухой Черт разгреб мусор в углу чердака... и Кащей впервые в жизни
увидел в натуре два штурмовых космических скафандра! О такой вещи может
мечтать далеко не каждый ишак, а только высокопоставленный!
- Да ты не такой глухой, каким прикидываешься! - удивился Кащей.
"Надевай! - ухмыльнулся Глухой Черт. - Натягивай!"
Затем гудением "У-у-у!" и вертикальным движением руки Глухой Черт
изобразил старт с чердака в космическое Подпространство.
- А там что делать?
"Перехватим "Вечерний экспресс". Он выйдет по расписанию и подберет
нас. Везде свои дьяволы... - подмигнул Глухой Черт, привычно влезая в
скафандр. - Шевелись! Застегнись! С управлением разберешься, тут просто:
включил - выключил. Выбираемся на крышу через слуховое окно. И сразу в
облака. Не отставай."
Глухой Черт осторожно выглянул. Внизу, во дворе уже крутился
подозрительный ишак.
Стартовали с крыши сразу на второй подкосмической скорости; Кащею с
непривычки чуть ноги не оторвало. Наверное, из бесрайона этот старт никто
не заметил - иначе тут же вызвали бы ишаков-перехватчиков в таких же
штурмовках. Через несколько секунд вошли в облака. Нет, их не заметили...
А впрочем... Нет, никому в голову не могло прийти, что бесы разгуливают в
подкосмосе в штурмовых скафандрах. А впрочем...
Вышли на орбиту, затаились в тени ржавого заброшенного
ретрансляционного спутника и стали дожидаться "Вечернего экспресса".
Глухой Черт потребовал особого внимания и принялся объяснять какие-то
совсем уж абстрактные вещи: он ткнул пальцем в Кащея, принял вдохновенную
позу задумчивости (рука на челе, глаза прикрыты), потом похлопал себя по
карманам и почесал большой и указательный пальцы. Кащей поднатужился и
сообразил:
"Когда получишь талант поэта, придется отдавать долги."
- Кому и сколько я должен?
"Долги обществу, балда! Пуф-пуф! Бах-ба-бах! Оружие! С оружием в
руках!"
- Стрелять не умею.
"Врешь! - беззвучно кричал Глухой Черт. - Я за тобой давно наблюдаю!
Чуть тебя не прирезал, подумал, что ты стукач. А ты концы рифмуешь! Нам
такие нужны! За свободу бесов с оружием в руках!"
- Я к политике никакого отношения, - выпутывался Кащей из новой
халепы (стукачом он не стал, но и быть патриотом не хотелось; вообще, не
хотелось ни во что ввязываться).
"Ладно, будешь действовать словом, - великодушно порешил Глухой Черт.
- Ля-ля!.. За свободное Подпространство! Нам такие даже больше нужны."
Приближался "Вечерний экспресс". Глухой Черт мигнул красным
фонариком. Далеко в стороне промчался патрульный катер... Нет, не за ними.
За ними, кажется, никто не гонится. Космодром, конечно, уже оцеплен, а их
приметы разосланы, но никому не приходит в голову искать их здесь, на
орбите. Шмонают там, внизу на дорогах такси, автобусы и подземку...
Кто он, этот Глухой Черт? Кто он такой, если хранит на чердаке в
бесквартале штурмовые ишачьи скафандры и запросто останавливает "Вечерний
экспресс", идущий к Ядру Системы?

"Вечерний экспресс" (немытая коробка, доживающая свои дни на силовых
ухабах этой бесталанной провинции) притормозил, и Кащей с Глухим Чертом
вскочили в заранее приоткрытый шлюз. Их встретила смазливая стюардесса в
элегантном дамском скафандре и провела в служебный салон вне видимости
пассажиров. Там она прибрала их доспехи и сняла скафандрик, оставшись в
одном кружевном белье (в таком виде и разгуливала по салонам). Кащей тут
же по уши влюбился в нее, а Глухой Черт подмигнул и ободряюще воспроизвел
тот неприличный жест, из-за которого пострадал сегодня биржевой кассир.
- Руки держим при себе, договорились? - сказала Матильда (это имя
было вышито на карманчике скафандра). - Это вы в лотерею талант выиграли?
Значит, будете всю жизнь рифмовать?.. Скука... Но тоже занятие. Сейчас нас
поздравит командир. Экипаж знает, что вы мой жених. Да, да, жених, у тебя
плохой слух? Раз в сезон каждый член экипажа имеет право провезти в
"Экспрессе" одного родственника. Жених - это что-то вроде родственника,
верно? Наш командир, хотя и не питает любви к бесам, но без предрассудков.
Сочувствует. Он направляется к нам. Улыбайся. Не вздумай волочиться за
мной по-настоящему... Я сама скажу, когда захочу...
Командир поздравил жениха и невесту. Кащею даже говорить не пришлось.
Он, командир, счастлив познакомиться с поэтом, или, во всяком случае, с
бесом, собирающимся поэтом стать. Система оскудела поэтами, вы не
находите? Нет, рифмуют, конечно... "Грозы-стервозы..." Да что толку?
Немудрено, с тех пор как началась эта гонка за бессмертием, все как будто
оглохли и онемели. Живого слова не услышишь, кроме мата. Он, командир,
сделает все, от него зависящее... А это кто с вами? Брачный свидетель?
Один из тех, кто оглох и онемел?..
Когда словоохотливый командир удалился, Матильда принесла жениху и
свидетелю скромный звездолетный ужин - чай с пирожками. Они ели сегодня
впервые.
- Теперь ты - наш! - объяснила Матильда, поправляя опавшую бретельку
лифчика. - А ты ничего, скромный. Не сердись. Я б тебе отдалась, но сейчас
не время. Потом, ладно? Твой спутник - командир боевой подпольной
организации бесов. Законсервирован, законспирирован и замаскирован, но
сегодня решил раскрыться и стать твоим личным телохранителем. Его
настоящего имени никто не знает, даже я. Большого ума бес. Отличный
организатор, агитатор и пропагандист.
- Кто агитатор-пропагандист?! - поразился Кащей. - Он же говорить не
умеет - не то что двух слов связать!
- Но он тебе все здорово объяснил... Слова - пустой звук. Голая мысль
в чистом виде - вот его идеал. Он умеет донести голую мысль в чистом
виде... Телепатия, спрашиваешь? Не знаю. Он все слышит и умеет говорить,
но дал обет молчания до полного освобождения бесов! Это - мужик! Ему б я
тоже отдалась!
Кащей, жуя пирожок, с уважением поглядел на Глухого Черта.
"Не знаю, о чем вы там говорите, но женщина не права, - всем своим
видом отвечал Глухой Черт. - В начале было Слово, и слово будет в конце.
Потому-то я и молчу - о чем говорить в промежутке, зачем городить слова?
Пусть говорят поэты; поэзия бессмертна - она спасет мир. Ты во что бы то
ни стало должен добыть талант поэта, и тогда мы освободим бесов. Я доведу
тебя до Лотерейного Центра. Не беспокойся, стрелять тебе не понадобится.
Стрелять и резать буду я, а тебе достаточно ядерной гранаты... - Глухой
Черт утер рукавом губы, допил чай и протянул Кащею сверток. - На, держи...
Видишь проволочку? Дернешь за проволочку - выскочит иголочка. Подорвешь
себя в Лотерейном Центре в случае необходимости. Смерть - моментальная и
без мучений. Ты ведь об этом мечтал?"
Кащей чуть не подавился пирожком.
(Кащей, напоминаем, еще не умел отвечать на подобные вопросы.)
- Вы заблуждаетесь на мой счет, - зашептал он. - Я не умею стрелять и
швырять гранаты. Я также не умею орудовать словом в целях агитации и
пропаганды. Назначение поэта в обществе совсем в другом...
"В чем?"
- Совсем в другом!
"В чем, конкретно?"
- Вот в этом самом, в другом!
"Понял, - был ответ. - В другом - так в другом. Граната на крайний
случай. Живым не давайся. Запомни: дернуть за проволочку, выскочит
иголочка..."
Кащей с опаской спрятал гранату в дырявый карман пиджака. До полуночи
оставался вечер, а до Ядра Системы они еще ни на шаг не продвинулись.
Но вот, командир включил мигалку и стал разгонять "Вечерний экспресс"
по силовому коридору. Пронеслись мимо будки дежурного ишака-стрелочника.
Тот хлопнул рюмку, выглянул, узнал "вечерник" и включил наводящий
прожектор-рельс. Пошли по зеленому лучу. Мелькали ремонтные службы
нульпространственного коридора, недостроенная гостиница, футбольное поле
на ржавом планетном якоре, три буксира в галактическом рукаве, таскающие
звезды туда-сюда...
Наконец "Вечерний экспресс" сорвался с луча и, с выхлопом свернув
пространственно-временную субстанцию в зеленую плеть, проткнул
Подпространство и вынырнул у внешнего края Ядра Системы.
- Поторопитесь, - сказала Матильда. - Под нами третья планета.
Командир согласился ожидать вас до полуночи, а потом - возвращаемся.
До полуночи оставался один час...

На третьей планете было уже темно, поэтому решили садиться точно по
координатам, указанным в лотерейном билете - прямо в клумбу перед зданием
Лотерейного Центра.
Сели и осмотрелись...
Если это был Лотерейный Центр, то тщательно законспирированный и
замаскированный под обычное жилое здание. Ишаков нигде не было видно -
засада, значит, в самом Лотерейном Центре.
Вошли... Лифт был открыт, но не работал. Оставили в нем скафандры и
бегом отправились на девятый этаж. Глухой Черт скакал впереди по
ступенькам, с беспокойством разглядывая лестничные площадки. Крашеные
двери и двери в коже, глазки, звонки, половые коврики, медные таблички...
"Перспективный бакалавр-биоэнергетик Такой-то", "Доктор органовведения
Растакой-то", "Инженер-вахмистр Этакий"... Кащей уже чувствовал, что
сейчас произойдет одно из тех недоразумений, которые так не вовремя
украшают жизнь...
На девятом этаже решили позвонить в дверь с табличкой "Пенсионер
особого назначения Разэдакий". Им открыл заспанный, еще не старый
пенсионер в трусах.
- Кто такие?
Глухой Черт отодвинул пенсионера и вошел в квартиру.
- Чего надо?! - заорал тот.
Кащей протянул ему лотерейный билет.
- Ты что, билеты распространяешь?
- Тут указан ваш адрес...
- Действительно... - удивился пенсионер. - Действительно, адрес
мой... Впрочем, гляди, лопух! Планета третья, но с какого края? С внешнего
или внутреннего?
Глухой Черт вышел из комнаты, отобрал у пенсионера билет, перечитал
адрес. Ударил себя кулаком по лбу и, нарушив многолетний обет молчания,
многоэтажно выругался.
Кащей взглянул на часы кассира... До средней галактической полночи
оставалось совсем ничего. Он принес извинения пенсионеру особого
назначения и заспешил вниз. Но глупый пенсионер не пожелал принимать
извинений и схватил Глухого Черта за руку:
- А талант у тебя есть, чтоб шляться здесь по ночам?
О судьбе этого пенсионера история умалчивает. Надеемся, он остался в
живых, потому что резать его ножом не было никакого времени. Глухой Черт
свалил его одним ударом и захлопнул дверь.
...Опять одевание скафандров в темноте лифта...
Взлетели уже не таясь, с грохотом, на третьей космической скорости,
разбудив всех окрестных ишаков. "Вечерний экспресс" болтался без дела на
орбите. Радировали: "Планета третья, но не с того края! Ввели, понимаешь,
нумерацию планет, будто в языке мало слов!"
Матильда уже открывала шлюз. Экипаж поможет начинающему поэту, даже
если придется сойти с курса. Протесты пассажиров побоку. Скафандры можно
не снимать, сейчас будем на месте. Садитесь прямо на крышу Лотерейного
Центра - здание внизу, конечно, оцеплено...
За пять минут до полуночи Глухой Черт увлек за собой целую стаю
дежурных патрульных ишаков, а Кащей в гордом одиночестве произвел посадку
на крышу Лотерейного Центра - на этот раз без ошибки. Последние минуты
ушли на то, чтобы сбросить скафандр и спуститься на девятый этаж к двери с
надписью:
"Регистрация лотерейных билетов".
Часы за дверью стали бить галактическую полночь...

Кащей распахнул дверь ногой.
В кабинете сидел очередной удивленный ишак с талантом мелкого клерка.
- Зачем же ногами? - пожурил он.
- Зарегистрируй билет! - потребовал Кащей. - Сегодня еще пятнадцатое
число, и я прибыл лично, как указано на обороте!
- Верно! - согласился клерк, прислушиваясь к бою часов. - За вами
кто-то гонится?
- Регистрируй! - заорал Кащей.
Клерк повертел лотерейный билет и шлепнул на него лиловую печать.
- Издалека? - спросил он с сочувствием.
- Из Подпространства, - Кащей повалился на стул. - Вы будете
проводить экспертизу или как?
- А что вы выиграли? Талант поэта?! Ого! Но вы не волнуйтесь, никакой
экспертизы проводить не будем. Не нужна экспертиза. На вашем билете
написано: "Явиться лично." На настоящих билетах указывается: "или
переслать почтой". Так что я вам сочувствую. Ваш билет фальшивый. Кто-то
над вами подшутил. Всякое бывает...
- Врешь, каналья! Так не бывает! - Кащей схватил стул и бросился на
клерка.
Тот прикрылся портфелем и быстро сказал:
- Ладно, ладно... Пройдите в следующую дверь, там вас давно ожидают.
Кащей сгреб со стола лотерейный билет.
- Кто тут меня ожидает? - заорал он, вламываясь в следующую дверь.
В кабинете, куда ворвался Кащей, сидели двое с кофейником и бутылкой.
Лицо одного из них было "непроницаемым" - значит, или идиот, или большой
начальник. Второй показался Кащею знакомым, но вспоминать не было времени.
- Что за сброд? Кому я тут нужен? - спросил Кащей.
- Знаешь ли ты, с кем разговариваешь?! - опешили те.
- Сейчас узнаю! - Кащей сбросил пиджачок и засучил рукава. Подавать
себя к этому полуночному ужину следовало именно так: агрессивно. Для
начала он собирался снести со стола бутылку с кофейником, но потом
вспомнил и вытащил сверток с проволочкой.
- Ого! - удивилось второе лицо. - Какой ураган! И всего лишь за
полдня! Где вы гранату раздобыли?
Кащей, наконец, узнал утреннего Переписчика Населения.
- Опять вы? Перепись населения, реставрация стихов из пепла?
Гранату Кащей все же опустил, но начальники поняли, что на испуг его
не возьмешь. Они протянули свои визитные карточки. Кащей прочитал на
первой: "Галактический министр по делам бесталанных", на второй "Товарищ
галактического министра по делам бесталанных".
- Вы-то мне и нужны, начальники! Что это вы развели - за талонами в
очередях стоять!
- Вот народ, сразу права качает! - сокрушился бесталанный министр. -
Давайте лучше поговорим о вашем лотерейном билете. Мы с утра поджидаем
вас. Прошу, рюмку...
Ладно, просят... Кащей налил рюмку.
- Видите ли, ваше столь опасное путешествие было результатом нашего
дружеского спора и одновременно социальным экспериментом на выживание. Мы
с товарищем редкостные спорщики. Я утверждал, что любой бес, даже самый
талантливый, даже если очень захочет - а очень захотеть ему поможет
подброшенный фальшивый лотерейный билет - все равно не сумеет проделать
такой путь за столь короткое время. Как видите, я проиграл. С чем вас и
поздравляю. Для вас уже заготовлены значок и удостоверение старшего
интенданта Центральных Правительственных Складов. Ваши усилия счастливо
завершились.
- Плевал я на твои Правительственные Склады, - потряс свертком Кащей.
- Талант поэта, или вы отсюда никогда не выйдете.
- Неуживчивый тип, - поморщился министр бесталанных. - Где ты такого
нашел?
- Талант поэта - или грохоту на всю Систему! - продолжал Кащей.
- Вы, как видно, не понимаете, - начал уговаривать товарищ министра.
- Зачем вам поэтический талант? О чем вы толкуете?.. Поэзия... Ведь это
фу-фу... Облака, ветерок, пустой звук... Подумайте сами: это не
ве-щест-вен-но! Если вам так нравятся таланты на букву "П", то... вот
список, выбирайте! Таланты переплетчика, повара, парикмахера, пиротехника,
пожарника, продавца, паромщика... чем плохо на пароме, а?.. парашютиста,
писаря, почтальона и так далее!
1 2 3