А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Впрочем,
грузовичок спокойненько стоял на своем месте. Ну что тут
попишешь? Не попишешь, так поиграешь. Я забрался в машину,
включил двигатель и через стабилизатор врубил компьютер.
И надо же, там имелась игра "пропавшая жена". Талантливо
созданная Мишей и Левой. На экране жена исчезала и появлялась,
превращалась в скалу и в корову, в цветок и ручеек, а программа
все просила угадать, где и кто она. Когда жена находилась снова,
то лишь едва напоминала исходный образец...
Неожиданно в дверцу автомобился кто-то постучал - я открыл и
узрел симпампушку Женю.
- Ну вот и пришлось им снова свидеться, красавице и монстру,
уинице и неучу, Красной Шапочке и Серому Волку. А где, кстати,
ваш босс и моя Рита?
- Они вас искали, но не нашли, затем уехали в night-club
"Минамото". А я просто гуляла, ждала вас на улице, чтобы
сказать, где это находится.
- Искали они меня, наверное, как ищут гриб-поганку... Да не
поеду я туда.
В самом деле, не болтаться же мне как репей на чьем-то хвосте.
Для Риты я давно уже означаю некий предмет на двух ногах, так
что ей выбирать - трахаться ли с первым попавшимся мужиком или
переночевать у подружки.
- Я домой поеду, Женя.
- У вас большой уровень алкоголя в крови для долгой ночной
езды.
- А пофиг. Алкоголь ведь это не моча.
- Вас может задержать police.
- Отдохну в камере. У меня с клопами пакт о ненападении с
секретным протоколом.
- Может лучше остановиться в hotel?
- Там слишком сухо. Мне больше канава подходит.
- Тогда, Николя, переночуйте у меня.
- Не ожидал такой смелости от вас.
- Вы ведь не насильник?
Все-таки это был вопрос, а не утверждение.
- Скажу больше, Женя, я - жертва насилия со стороны женщин,
особенно крепкого телосложения.
- Тогда удовольствуетесь диваном в dinner-room. Я много
работала с русскими... выходцами из России, и знаю, что вы
приходите на выручку друг другу.
- Да, выручку всегда пособим пропить. А когда мы скидываемся на
троих - это вообще образец кооперации. Добить своего
ослабевшего кореша, чтобы не мучился - и такую помощь
оказываем.
Женевьев села за руль, мы пронеслись по замершим улицам ночного
Питтстауна и вскоре я оказался в гостях.
Ее квартирка на Уоллнат-корт была не просто приличная, а
классная даже на западный взгляд. Очень заковыристая планировка.
Я вначале даже не мог сообразить, где тут спальня, где сортир,
ванна вообще на каких-то полатях оказалась. Ходи и рассматривай
как в музее. В общем, капиталоемкая квартирка. Похоже,
Усманов, как и многие "князья" последнего разлива, не знал,
каким еще курам клевать его деньги.
- Что будешь пить?- спросила она.
- Слушай, Женя, если уж я пью так по-настоящему, до выноса
тела.
- Привыкай к нашей жизни.
- Что-то меня не шибко приучали к ней. Наверное, считали, что я
испорчу ее.
- Я буду тебя приучать, Ники. Ты, кстати, немного похож на
indean, на iroques. Такой же разрез глаз и нос.
- Разрез глаз у меня от манси. Это сибирское племя такое. Тоже
охламоны вроде ваших индейцев. А нос - от папы-семита.
Она вышла из гостиной и вернулась не только с чудаковатыми
бокалами размером с дыню, но и переодетой-переобутой. В кабаке
она фигуряла в строгой одежке для деловых вечерних ужинов, а
сейчас оказалась в каком-то хреноватом кимоно, пожалуй-таки
предназначенном для сильно дружественного общения. Я еще раз
заметил, какие эти западные дамочки продуманные, никаких там
краснознаменных румян на прыщеватой коже и заштукатуренных
жирных носов. Все у нее волосики один к одному, сияют на свету,
лицо - матово бледное, шелковая кимонячья курточка открывает
лилейную шею, а чуть ниже колышется вымечко. Запахи же подобраны
такие, что пробирают мужика до яиц.
Вот мы выпиваем и я едва с собой совладать могу, чтобы не
кинуться на хозяйку с криками "даешь секс". В общем, не знаю,
как дальше себя вести, чтобы было все в рамках международных
приличий. Даже обрадовался, когда эта коренная жительница
говорит мне:
- Давай поиграем на компьютере.
Впрочем, я несколько опешил.
- Каком еще компьютере?
- На том, что у тебя в машине. У меня тоже есть, но слабенький.
Вымелся я на улицу под охлаждающий дождик и давай с пыхтением
перетаскивать аппаратуру. Наконец все разместил в квартире Жени,
все подключил.
- Ну что, мадмуазель, теперь крестиками-ноликами займемся?
- Нет. Мы сейчас будем играть с Мишей и Левой через Supernet.
- Это какой-то вид полового извращения? Вроде секса по
телефону.
- Это вид творчества. Раз, два и создается новый мир. А потом
на нем еще можно заработать.
- Ну нет, Женя, у меня сейчас увольнительная от всяких
заработков. Не хочу вкалывать.
- Я не понимаю последнего слова. "Вкалывать" - это производное
от "кал"? Ничего такого не будет. Ты же знаешь, что у наших
programmers есть готовые блоки, которые усвоят всю твою
информацию... Ладно, я навожу контакт, а ты присоединяйся.
Первым на связь вышел Миша.
- Ну, давай, Коля, кинь нам какую-нибудь кость. Только не про
хана Батыя, его тут не знают - мы же в Америке.
- Обязательно про Канаду?
- Можно и про Штаты - это примерно одно и тоже.- включился
Лева.- И учти, мир должен быть узнаваемым, никаких там планет,
населенных разумными какашками.
Ладно, я усек, почему эта курва французская еще не дала мне.
Видимо, не уверена пока, что я на многое способен. Хорошо, я
сделаю игру, и про Америку, и все будет узнавамое.
- Назовем эту игрушку "Вторая гражданская война в США".
И я начал вдувать тему, раскидывая данные по "окошкам"
и блокам. Система генерации игры сразу принялась меня
обслуживать.
Вначале был напор. Напор имигрантских толп, которыми надоело
быть голодными и обездоленными у себя дома. Штаты наводняются
латиноамериканцами, китаезами, карибоафриканцами и прочими
необразованными и дикими "шоколадками". Господа либералы по
своему обыкновению облегчают всем жизнь, иммигрантам выдается
пособие за безделье и зарплата за желание ходить на работу.
Подскакивает уровень налогов. Поголовье прихлебателей растет
быстрее поголовья исправных налогоплательщиков. Предприниматели
укрывают свои производства. Поступления в казну падают, а
уровень податей взлетает под небеса. Сперва по миру идут
фермеры, они сколачивают вооруженные ополчения и переходят на
полное самоуправление. То есть завязывают платить налоги, грубят
штатным властям, не подчиняются столичным, и все такое.
Правительство для вколачивания ума-разума расшалившимся фермерам
подключает национальную гвардию, но та выходит из повиновения.
Тогда ФБР тайком вооружает цветных имигрантов и насылает их на
консервативных фермеров - в тех же воспитательных целях.
Простоватые фермеры смыкаются с хитрожопыми неонацистами...
На экране мои сведения превращались в плоть и кость игры,
картинки прямо на глазах разрастались и приходили в движение.
Образовалось два правительства, для цветных и для белых.
Армия раскололась, морская пехота перешла на сторону белых
властей, флот поддержал цветных, ВВС остались нейтральными. У
лидера белых консерваторов есть девушка, которая ненавидит
войну, поэтому хочет поехать к вождю "шоколадок" и остановить
насилие гуманными проповедями. Но ее хватает первый же
патруль цветных. Само собой, добрую деву трахают все
кому не лень, а потом продают лидеру белых за сто миллионов
баксов...
Я чувствую, как бедро Жени прижимается к моему, тактильно
воспринимаю ее разгорячившееся тело и напрягшийся бюст, она
переживает гораздо больше меня, даже зрачки расширились и
дыхание участилось. По-моему, ей нравится то, что я измыслил,
она каким-то местом переселилась в мой мир, наверное, считает
меня агрессивным цветным мужчиной, а себя - невинной девой. И,
действительно, в виртуальной реальности главный женский образ
смахивает на Женю. Моя рука скользит под девичье кимоно, до чего
гладенькая у нее шкурка, впрочем я могу долго говорить и об ее
зеленых глазах. Вымечко напрягается под моими пальцами. Женя
тянет мою ладонь вниз по своему животику. Ядрен батон, да она
точно представляет себя не тут, а там - в программируемом мире.
Шизия какая-то. Стоит ли этим попользоваться? Думай не думай, а
она уже раскупорила мою ширинку, сдернула свои кимонячьи штаны,
уселась сверху и пошла пахота. Секретарша совсем горячая
внутри, как скороварка - вся, значит, заранее изготовилась.
Что-то совсем непонятное лопочет мне по французски, кажется
протестует словесно, но вещественно не отталкивает, а лишь
наседает, обхватывает поплотнее, попку разравнивает. Похоже,
она не против уже, что ее заполучил карибоафриканец.
Тем временем еврейские кварталы при поддержке израильских
коммандос занимают круговую оборону от белых и цветных
неприязников. Ну ты загнул, сообщает мне Миша. Хорошо, что он не
видит, чем сейчас занимаемся секретарша Усманова. А может
догадывается, потому что я чересчур сбивчиво бью по клавишам.
Франкофонка забрасывает одну свою ногу мне на плечо, у нее
хорошая растяжка. Там и сям горят фермы белых. Вдоль дорог на
деревьях и столбах висят цветные. ВВС выступает в роли
миротворца и начинает бомбами шарахать по всем подряд...
У меня под сурдинку начинают активно выплывать воспоминания,
связанные с боевым этапом моей жизни.
Я тащусь в заросшем ущелье с автоматом на плече. Час назад
накрыли моего товарища, он вел себя слишком шумно, хрустел
ветками, чихал и поэтому его легко выследили. Я осторожно
раздвигаю ветви и стараюсь не сминать траву. Потом прикладываю
ухо к земле. Кажется, враги сзади. Я смещаюсь в сторону от тропы
и прячусь в кустах. Мхом прикрываю себе макушку. Потом вижу над
травою две головы в тюрбанах - головы две, а очередь потребуется
одна...
Тем временем Женя ведет свою войну: ложится на мохнатый ковер, а
меня не отпускает, тянет на себя, как бы требует, чтобы я напал
на нее и кричит "no" раз двадцать пять, только не очень громко.
Ножки ее разлетаются, интимные женские места разогревают меня на
новые подвиги в интеллектуальной и сексуальной сферах. Надо
быть шизоидом, чтобы такой цирк устраивать. Наверняка она
считает, что ее сейчас пилят двадцать пять цветных
дикарей-имигрантов. Как бы в итоге не опомнилась и в полицию не
зазвонила. Наконец, она меня оттталкивает. Я уже и сам тому
доволен. Она отдыхает на своем мохнатом ковре, вид как у
наркоманки. Я раскидываюсь на диване, думаю, отдохну немного, а
потом еще пообщаюсь с Мишей и Левой. Но вырубаюсь, вырубаюсь,
даже при включенном свете, кажется не то что сил, даже жизненных
соков во мне не осталось, язык просто прилип к небу.


3. Совет да любовь
Я встал позже, чем предполагалось хозяйкой. Хотя натикало всего
лишь восемь утра, от Жени осталась только записка на
французском: "Когда будете уходить, захлопните дверь".
Compronez-vous?
Такая писулька могла быть оставлена водопроводчику. Ну, а с
другой стороны, солидный офисный работник выступал этой ночью в
виде сексуального психопата - и как ему без трепета смотреть в
мои трезвые глаза. Изображать любовь? Но от этого можно
окончательно сверзится с катушек.
Ладно, пора выметаться.
Аппаратуру я не собирался оставлять гостеприимной хозяйке,
поэтому вынес все компьютерные причандалы в грузовичек.
Хотел было заскочить за сынишкой, но вовремя сообразил, что не
знаю, где обитает эта университетская подружка. Но ничего, Рита
скоро проснется, покинет храпящего любовника Хожу и отправится
за Даней - она все ж таки не кукушка какая-нибудь, а заботливая
еврейская мамаша. До нашей фермочки можно добратся и на
автобусе.
Долетел я до дому словно пернатый и как увидел свои сотки,
флоксы и горошек, леггорнов и козочек, так сразу мне захотелось
развязаться навсегда и с этой гнидой Усмановым, и со
свихнувшейся блядью Женевьев, и с полубезумными программистами
Мишей и Левой. Отошлю им компьютер, буду ковыряться в земле,
вести здоровый образ жизни. А то вот, пожалуйста, сутки
поработал на ниве компьютерных игр и теперь непонятно, есть ли у
меня жена.
Приехала моя семья довольно скоро. Я только переправил грузовик
патеру и вернулся через холм, а они тут как тут. Даже не на
автобусе явились, а на питтстаунском такси. Это удовольствие не
меньше чем в полусотню баксов встало.
- За вещами заскочила?- справляюсь я у супружницы.- В город,
наверное, перебираешься, к чурке своему. Или ты при свете белого
дня не очень-то ему нужна? Попилились и хватит? Ну, поживи тогда
у подруги, может склеишь там в универе какого-нибудь сэра
старпера. Да не может быть, а наверняка.
Однако Маргарита засопротивлялась моим словам.
- У нас ничего не было с Хожей, в смысле ничего интимного. Он
меня в два часа ночи отвез к Хелен. Мы с Хожей о тебе только и
разговаривали. Он тебя талантливым считает.
- Я себя талантливым считаю гораздо дольше, с десяти лет.
- Если хочешь знать, я благодаря ему снова тебя зауважала.
- А я благодаря ему зауважал козу Лукерью. Жаль, что это
светлое чувство быстро пройдет. Я скверную рожу господина
Усманова больше видеть не желаю.
- Коля, ты можешь снова стать человеком.- настаивала жена.
- Или живи со зверем или отчаливай. А я не хочу быть мягкой
бумажкой у каждой задницы.
Я крепко по-мужицки пошел на выход, топоча башмаками. Стал
свирепо выдирать бурьян возле забора. Понапрягался с полчасика и
думаю, дай-ка поиграю. Компьютер-то не раньше чем через
неделю к Усманову заброшу. А пока могу пользоваться смело.
Все технику подключил к питанию через стабилизатор, а
автозагрузчик сразу через модем связал меня с компьютерной
сетью "Супернет". Начинает у меня мультмедиа работать в какой-то
сверхсовременной оболочке, тут мне и фильмы, по четыре
штуки одновременно, тут и песни в стереозвуке, и
компьютерные игры, и торговые предложения, и прочие информации
полезли. Я побаловался слегка, и где-то минут через двадцать ко
мне на экран выпрыгивают Миша с Левой и предлагают придумать
какую-нибудь игрушку, потому что предыдущая - просто кайф и все
от нее тащатся.
- Да нет, ребята, не хочу я с вами играть.
- Но у тебя же голова, Коля. Неужели ты хочешь, чтобы она
вскоре превратилась в кочан капусты?
Это меня несколько задело и поцарапало.
- Ладно, найдется у меня пара часов, а потом надо будет коз
доить, и вообще, это в последний раз. Ладно, даю тему: Союз
Советских Социалистических Республик Британии, опять-таки
альтернативка.
- А потянешь?
- Обязательно. Итак, начинаем.
Ну и начал я заливать. Россия-де в 1916 году заключила
сепаратный мир с Германией. Кайзеровские войска разгромили
Францию и вышвырнули британские части с континента. В результате
позорного поражения во французской республике пришли к власти
крутые националисты - "истинные галлы", которые избавили страну
от тлетворного влияния запада и востока, выгнали евреев и ввели
монополию внешней торговли. Следующим ударом они покончили с
немцами и стали готовится к войне с Российской империей. А вот в
Британии после военного облома и национального унижения победили
на выборах левые лейбористы. Таковые победители отняли у
состоятельных людей все банковские счета свыше десяти фунтов
стерлингов и все имущество свыше двухсот фунтов стерлингов.
Деньги и торговля тоже были отменены. Каждый полезный товарищ
получал теперь в день порцию овсянки и кусок бекона, а каждый
бесполезный - трудовую повинность. Предприниматели, офицеры и
прочие джентльмены возмутились и заварилась гражданская война.
Левые лейбористы проиграли бы всухую, да только завезли они из
Индии и Египта многомиллионые толпы нищих, вооружили их и в
результате этого буржуазия и прочие имущие классы были стерты в
порошок. Столица переехала из Лондона, где съели даже всех
кошек, в Калькутту, совет народных комиссаров возглавил товарищ
Махатма Ганди. После этого началась революционная война с
Российской империей за освобождение "порабощенных царизмом
народов".
Обе армии столкнулись в районе Шамбалы, энергетического центра
планеты. Российские казаки-командос были посланы туда, чтобы
направить поток энергии в прошлое и изменить его, то есть
предовратить войну Британии и Франции с немцами. Они еще не
знали, что это приведет к отмене сепаратного мира Германии с
Россией и к другой большой войне...
Виртуальный мир оживал, становился все краше и сочнее. На этот
раз у меня не только воспоминания, но и воображение разыгралось.
Я словно подключился к новой реальности: был казачьим сотником,
который мчался, свистя шашкой, на советскую англо-индийскую
батарею вместе со своим эскадроном. Нас рвала шрапнель, но мы
выполнили свой долг и доскакали: один из трех. Потом мы отбили
орудия, однако на нас бросилась свежая кавалерия противника. Я
видел красные тюрбаны, глаза-щелочки, визжащие рты, а потом
устремленный мне в грудь клинок...
- Ну, как?- поинтересовался я в итоге у Мишы и Левы.
- Неплохо, но ночью получалось все-таки получше,- отозвался
кто-то из них.
- Ночью это само собой.
Я вырубил компьютер и наконец смог расслабиться и оглядеться.
Одиннадцать вечера. Целых шесть часов не отлипал от экрана.
Хорошо, если кто-то догадался подоить коз. Курочки тоже могли
что-нибудь снести.
Тут ко мне подвалила густо напомаженная жена с чашечкой кофе и
рюмочкой коньяка. Что-то я давно не припоминаю такого
внимательного обхождения, хотя в принципе на сон грядущий надо
кушать чай с молоком.
- Я так рада, что ты занимаешься приличным и умным делом. Ты
такой красивый, когда увлечен.- проворковала Рита.
- А я думал, что у меня искаженная мыслями рожа... Что с
козами?
- Я их продала. Отвела в поселок и загнала одному фермеру.
У меня сразу испарина между лопаток. Не стало моих любимых
зверюшек!
- За бесценок?
- Конечно. Они нам больше не нужны. Зачем вести натуральное
хозяйство, если можно заколачивать бабки квалифицированным
трудом.
- Причем тут натуральное? Я ведь привязался к ним, к Маше и
Лукерье. Все то вы меня под иго Усманова отдать хотите... А что
ты еще провернула с такой же безмятежностью?
- Скатала на попутной машине в город и обратно. Хелен
договорилась с руководством университета, чтобы мне дали
небольшой курс по серебряному веку русской поэзии - для
славистов, конечно. У меня же диссер по этой теме. Жить пока
буду у нее. Знаешь, у Хелен целый дом.
Лесбиянки они, что ли? Видел я когда-то эту Хелен. Подзасушенная
одинокая дама лет сорока, славистка, папаша ее, кажется, из
советских военнопленных, что остались на западе подальше от
Иосифа Прекрасного.
- Ну, а ребенку что про маманьку рассказывать? Ушла на
филологический фронт?
- Я звонила родителям в Иерусалим, они сняли просторную
двухкомнатую квартиру и готовы забрать Даньку к себе.
- Пятилетние дети в одиночку через океан не летают.
- Один хороший знакомый Хелен, тоже профессор, летит на
конференцию в Израиль. Даню с ним отправлю, а там мои родители
их встретят.
- Ну всех ты, Ритуля, расфасовала, взвесила и раскидала. Никому
ни о чем больше думать не надо.
- Не злись. И пошли в кровать. Я так давно тебя не мяла.
- А я вот вовсю мял клопов.
Действительно, постельную активность она проявила непривычную.
Но я не забывал, что экзальтация у нее, скорее всего, от
вчерашней встречи с интересным мужчиной и от того, что я могу
стать приличным господином. Так что, я постарался отправиться
поскорее на боковую, тем более и столетняя кровать откликалась
невыносимым скрипом на всякие потуги.
Сон был кошмарный и прилипчивый. Будто я где-то под Няксимволем
в болотистой местности разыскиваю свою мать. Вот я вижу ее,
перебирающуюся с кочки на кочку. Окликаю и тороплюсь навстречу,
но тут же проваливаюсь в трясину. Мать совсем рядом со мной, с
шестом в руках, даже наклоняется ко мне и смотрит широко
расставленными застывшими глазами, но никакой помощи. У меня
полный конвульсиум, но мама не трогается с места. Гнилая вода
вливаеся в мой рот... ощущение удушья... и я снова бреду по
болоту. Иногда мне кажется, что вижу мать снова, но вблизи это
оказывается или Женевьев, или Рита, или даже полузатопленный
вездеход.
Утром супружница уехала вместе с Даней. В доме сразу пусто, на
дворе даже коз знакомых не осталось. Тут мне показалось, что
кто-то насильственно повернул мою жизнь не в ту сторону. И
делать ничего не хочется, особенно по части компьютера. И хотя
Миша с Левой меня приглашали поиграть, я не отзывался, а потом
вообще аппаратуру вырубил из электросети.
К полудню все-таки заставил себя потрудиться, но уже в огороде.
Копаю остатки картошки и думаю, что еще можно Машу с Лукерьей
отбить. Деньжата-то у меня завелись кое-какие. Ковыряю я
лопаткой и слышу рокот мотора неподалеку от изгороди. Ну и что,
бывает какой-нибудь лихач срежет себе путь до поселка и проедет
по лугу, особенно если на "Лендровере" или "Паджеро".
Продолжаю я спокойно рыться в землю, выискиваю мелкие клубни и
вдруг вижу перед своим носом небольшую туфельку, а в ней ножку,
а еще выше плессированную юбочку. Вот те на, Женевьев
пожаловала. И приоделась даже, ведь западные жительницы за город
мотаются как правило в шортах или джинсиках. Я-то сам в
советских трениках с пузырями на коленках.
- Ты думаешь, у меня тут песчанный пляж или что-то подходящее
для загара?- поинтересовался я.
- Я по делу, Nicolas. Шеф перебросил тебе более мощную машину,
"Пентиум-85" и кое-что для работы с виртуальными реальностями.
- Что он для перевозки не мог мужика сыскать?
- У нас маленькая фирма, поэтому каждый способен на многое.
- Это точно, успел заметить.
Делать нечего, перетащил я всю новую аппаратуру в дом, разложил
ее на столе, за которым некогда, наверное, человек двадцать
жратвой занималось. Теперь у меня был шлем с контактным
монитором и наушниками, также большие перчатки и наручи с
позиционными датчиками - для существования внутри виртуальной
реальности. А Женя оказалась весьма сноровистой в "разогреве"
всего этого дела. По части компьютерной она приличный навык
имела, так что через десять минут я уже получил трехмерное
изображение и эффект присутствия в ином мире. А потом интерес
меня разобрал, ничего тут не попишешь. Нахлобучил я шлем и на
связь сразу вышли Миша с Левой в виде двух престарелых монстров.
- Так, ребятишки, даю тему. Татаро-монголы распотрошили и
Среднюю, и Переднюю Азию, но Александру Невскому вместе с ярлом
Биргером и западными крестоносцами удалось откинуть гадюку
Батыя. Русь, задвинув кочевников подальше, начинает
господствовать на Востоке, славном наукой, ремеслами и
земледелием, в том числе в Мессопотами, Персии, Индии, Китае.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов