А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

К несчастью, в тот момент на месте преступления оказался Лопес - и убийце пришлось его зарезать. Это произошло 2-го ноября, после чего убийца перенесся еще на 22 дня вперед и ушел с места преступления вечером 24-го.
- Зачем перенесся?.. Почему просто не ушел?
- Могу предположить, что перед смертью Лопес вскрикнул, и преступник испугался, что на крик сбежится народ… - Фонтэн на мгновение задумался. - А может, просто подстраховался: вдруг Лопес пришел не один, и в квартире сейчас находятся другие полицейские?
- А почему преступник всегда переносится на одно и то же время?
- Не знаю… возможно, это максимальная дальность действия его машины времени.
Физик посмотрел на приятеля в ожидании возражений, но Дженсен промолчал; его лицо отражало лихорадочную работу мысли.
- Когда я в детстве читал фантастику, - сказал полицейский, - то никогда не мог понять, почему хронопутешественники всегда заканчивают свой путь там же, где начали. Ведь за это время Земля должна была сдвинуться вдоль своей орбиты вокруг Солнца, а Солнце - переместиться из-за вращения Галактики. И так далее…
На ветровое стекло упали первые дождевые капли - несколько секунд, и по крыше «хонды» забарабанил ливень. Дженсен включил «дворники».
- Ты хочешь сказать, что путешествия во времени противоречат Принципу Относительности?.. - задумчиво сказал Фонтэн. - Может, машина времени поддерживает связь с каким-нибудь неподвижным объектом… использует его, так сказать, в качестве маяка?
- Слишком сложно, - Дженсен недоверчиво хмыкнул. - И кстати, куда девается воздух, заполняющий будущее местоположение хро-нопутешественника?
- Воздух?.. Вытесняется - и все. Если, к примеру, путешественник возникает на новом месте не сразу, а постепенно.
Слева от дороги возникло яркое световое пятно и едва видные сквозь пелену дождя журавли подъемных кранов.
- Через десять минут будем на месте, - полицейский повернулся к Фонтэну и улыбнулся: - Тогда и определим, возможны ли путешествия во времени… так сказать, экспериментальным путем.
Они свернули с шоссе; «хонда» помчалась по неширокой, плохо освещенной улице. Машин здесь почти не было, да и пешеходов тоже; лишь промокшие до нитки, расхристанные морячки толпились возле дверей обшарпанных баров или шатались по узким тротуарам. Каждый второй дом казался заброшенным: висящая клочьями краска, потрескавшаяся штукатурка, забитые досками или разбитые окна. Вдоль дороги кучками жались крикливо одетые девицы под пестрыми зонтиками.
Дженсен усмехнулся:
- По сравнению с обитательницами Площади Грешниц, эти - настоящие принцессы.
Притормозив, он свернул в темный, узкий переулок - и сразу же повернул еще раз, еще раз, еще раз… Машину подбрасывало на выбоинах; на правой стороне улицы, позади щербатого ряда домов замелькало пустое пространство.
- Площадь Грешниц, - объявил полицейский. - Сколько у нас времени?
Фонтэн посмотрел на часы.
- От двух до пяти минут.
Дженсен свернул еще раз: фары «хонды» скользнули по остову сгоревшей машины на фоне заваленного битым кирпичом пустыря. Под колесами хрустели пластиковые бутылки и прочий мусор. Дождь отбивал барабанную дробь по ветровому стеклу.
Дженсен резко затормозил - «хонда» остановилась: переулок упирался в два дома, между которыми виднелся узкий проход. На одном из домов была вывеска «Парусный тупик»; синие вспышки полицейской мигалки периодически выхватывали из темноты то опрокинутый мусорный бак, то скелет дамского кринолина, то останки мотоцикла.
- Скорее! - не выключая фар, Дженсен выскочил из машины и устремился в проход между домами.
Фонтэн последовал за ним… вдруг он заметил, что в руке полицейского поблескивает мокрым металлом пистолет.
- Джеф, стрелять нельзя! - порыв смешанного с дождем ветра хлестнул физика по лицу.
Дженсен не ответил… они добежали до конца прохода и остановились в нескольких метрах от бетонной стены.
- Стрелять нельзя! - повторил физик, вытирая мокрое лицо. - Преступника надо взять живым: он должен объяснить, откуда у него машина времени.
- Ты предпочитаешь, чтобы он стрелял в нас? - спросил Дженсен саркастически. - Не забывай: убийца забрал пистолет Лопеса!
Ветер свистал между домами, швыряя в стены пригоршни дождя; дождинки смешивались со светом фар «хонды» и сверкали, как маленькие бриллианты. Потоки воды со свистом всасывались в забитый мусором водосток. В луже у ног Фонтэна кружила пустая пластиковая бутылка; на небе над его головой сверкнула молния.
- Помни: это наша единственная возмо… - слова физика утонули в раскатах грома.
Он машинально посмотрел вверх - а когда опустил взгляд, то увидел у бетонной стены человека в сером плаще и черном котелке: слегка одутловатые щеки, хищный разрез ноздрей, влажная прядь волос, прилипшая ко лбу. Правую руку он поднял, прикрывая глаза от света.
- Не шевелиться! - хрипло приказал Дженсен.
На мгновение человек застыл неподвижно… вдруг его рука метнулась к карману. Раздались выстрелы: бах!.. бах!.. бах!.. бах!.. бах!.. Первая пуля отбросила преступника к стене, после второй он начал сползать вниз…
Когда Дженсен спустил курок в последний раз, Тупиковый Потрошитель уже лежал на замусоренной мостовой. Смешиваясь с дождевой водой, из-под трупа расплывалась лужа крови.
Преодолевая тошноту, Фонтэн шагнул вперед… но, услышав громкое шипение, отшатнулся: из пяти пулевых отверстий, зияющих на сером плаще, а также из-за пазухи и из рукавов убитого потянулись струйки дыма. Смешиваясь с дождем, по воздуху поплыл характерный запах горящей электроники.
- Нет! - закричал Фонтэн, кидаясь к застывшему на асфальте телу.
Вышеописанные приключения повлекли за собой несколько событий разной степени важности.
За ликвидацию Тупикового Потрошителя комиссар Дженсен получил повышение по службе. Заметим, однако, что нуль-транспортировку и хронопутешествия в отчете о проделанной работе он не упомянул.
Он также умолчал о странном «панцире», поддетом под плащ преступника и состоявшем из сотен интегральных схем: перед тем как вызвать полицию, комиссар разрешил профессору Фонтэну снять прибор и увезти домой. К сожалению, «панцирь» был изрешечен пулями, так что ничего интересного Фонтэн пока не обнаружил.
Немногим более дало расследование личности преступника: человек в сером плаще и черном котелке оказался мелким служащим городской ратуши. Ни семьи, ни друзей у него не было, и даже сослуживцы, просидевшие с ним в одной комнате пятнадцать лет, ничего вразумительного рассказать не могли. Примерно за полгода до первого убийства он получил в наследство загородный дом - набитый, как утверждал душеприказчик покойного, какой-то аппаратурой (дом принадлежал дальнему родственнику убийцы, школьному учителю физики). Однако, когда туда явились с обыском полицейские, дом был пуст, и куда делась аппаратура, осталось неизвестным.
Неизмеримо большее влияние описанные события оказали на судьбу нашего города: впечатленные произошедшими убийствами и засыпанные возмущенными письмами обывателей, городские власти выделили значительную сумму на трудоустройство всех незарегистрированных проституток и на благоустройство освободившейся от них территории.
В результате сей похвальной инициативы на Площади Грешниц открыли роскошное казино. На работу туда принимают одних лишь женщин и только по предъявлении просроченного желтого билета.

This file was created
with BookDesigner program
bookdesigner@the-ebook.org
29.07.2008

1 2
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов