А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Бонхофф Майя Каатрин

Дудочка крысолова


 

Тут находится бесплатная электронная фантастическая книга Дудочка крысолова автора, которого зовут Бонхофф Майя Каатрин. В электроннной библиотеке fant-lib.ru можно скачать бесплатно книгу Дудочка крысолова в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать книгу Бонхофф Майя Каатрин - Дудочка крысолова онлайн, причем без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Дудочка крысолова = 38.62 KB

Дудочка крысолова - Бонхофф Майя Каатрин => скачать бесплатно электронную фантастическую книгу




Майя Каатрин Бонхофф
Дудочка крысолова
Для Беккета Ходжа это был самый обычный день, то есть из ряда вон выходящий, ибо экстраординарные случайности, странные люди и нелепые ситуации липли к нему столь же легко и охотно, как белая кошачья шерсть к парадным черным брюкам.
Беккет (для жены и друзей попросту Бек) являл собою типичного ученого, как его представляют обыватели: высоколобый, рассеянный, небрежно одетый профессор компьютерных наук с мягким голосом и манерами, страдающий забывчивостью по причине непрестанно протекающих в его мозгу головоломных математических вычислений. Он не употреблял спиртного, не сквернословил, регулярно забывал о собственном дне рождения, а чтобы вовремя поздравить жену с днем ангела, прибегал к хитроумной электронной магии. Как лектор он снискал огромную популярность и был славен также в качестве автора многочисленных увесистых томов, посвященных загадкам искусственного интеллекта, нанотехнологии и экзогенного программирования; каждый из этих бестселлеров был написан своеобразным стилем, который жена его, Марианна, именовала не иначе как крутой технояз.
Но в глубине души Беккет Ходж ощущал себя великим прозаиком. Да-да, он был непоколебимо уверен, что рожден искусным рассказчиком, хотя еще ни один читатель не прочел ни единого словечка из его произведений! Так что научные и академические достижения были для него не более чем источником безбедного существования, и этой привычной деятельностью он занимался так же непринужденно, как дышал, ел, спал и отправлял иные естественные потребности.
Знаменитый профессор мечтал лишь о том, чтобы просвещенная публика приняла его литературные труды столь же восторженно, как и все прочие плоды его деятельности, и однако на пороге тридцати шести лет он находился ничуть не ближе к желанной цели, чем в тот день, когда открыл первый текстовый файл, не имеющий ни малейшего отношения к биокомпьютерам, нейронным сетям и самоохраняющимся системам безопасности, снабженным искусственным интеллектом.
Он был изрядно обескуражен полным отсутствием интереса со стороны собственного научного редактора, коему вручил свой последний и лучший роман.
– Ты сочиняешь, как программист, — меланхолически заметил Теренс Лэнс, осилив беккетовский опус, а поскольку автор явно не увидел в данном обстоятельстве ничего плохого, добавил: — Лучше пиши о том, что ты действительно знаешь, Бек.
Последний, однако, пропустил ценный комментарий мимо ушей: в конце концов, бедняга Лэнс всю жизнь редактировал учебники, а не изящную словесность! А посему, воспользовавшись академическими кредитами, профессор решительно отгрузил драгоценный роман по сетевым адресам нескольких известных издательств — и по прошествии полугода все еще дожидался ответного стука в свою персональную электронную дверь.
Так или иначе, но перед очередной лекцией он постарался избавиться от посторонних мыслей и привел в относительный порядок необходимые заметки и конспекты, написанные от руки на плотных желтоватых листах казенной бумаги. Беку нравилось прикасаться к бумажным листам, ощущая их слабый запах: для ума, привыкшего иметь дело с абстрактными идеями, это был надежный, успокоительный штрих реальности. Его чаровали сложные запахи книжных магазинов пополам с ароматом свежей типографской краски, и воображение рисовало новенькие печатные страницы собственного романа.
Встряхнув головой, профессор вновь вернулся к реальности и приступил к чтению лекции по динамическому программированию эмоционально-чувствительных развлекательно-игровых систем. Аудитория была набита до отказа; слушатели стояли в проходах, толпились у стен, втискивались в любой закуток, кое-как вмещающий человеческое тело. Бек прекрасно знал, что коллеги-преподаватели не прочь посудачить о его бешеной популярности, задавая друг другу сакраментальный вопрос: является ли причиной этакой славы тематика его лекций, или же студенты просто сбегаются поглазеть на чудака, похожего на персонажей Диснея.
После лекций его ожидали неотложные деловые встречи: одна с деканом факультета жизненно важных наук, вторая с Советом директоров крупной финансовой корпорации, третья с полковником Трейнором, представлявшим правительство. Декан нуждался в дополнительном курсе лекций по нанопрограммированию, финансисты — в новой патентованной системе безопасности для Первого Континентального Банка, правительство — в дальнейшем усилении и укреплении снабженной искусственным интеллектом самопроверяющейся и самозащищающейся Сторожевой системы, которую профессор сотворил в прошлом году по Спецзаказу Министерства обороны.
У Беккета не было ни малейшего желания обучать нанотехнологии Сверхплановую ораву студентов, о чем он заявил без обиняков. Во время беседы с посланцами Первого Континентального он никак не мог сосредоточиться, обдумывая первые строки нового романа, и принял предложение лишь потому, что Марианна, как он смутно догадывался, сочла бы своего супруга умалишенным, вздумай он отказаться. К сожалению, эта дополнительная работа наверняка помешает литературной деятельности… Торопливо выпроводив банкиров (правда, со всей возможной учтивостью), Бек тут же уселся за компьютер и за полчаса успел накропать пару страниц, прежде чем прибыл специальный армейский эскорт, которому надлежало доставить профессора к полковнику Трейнору.
Беккет не слишком любил работать на правительство. Точнее говоря, совсем не любил. Это была на редкость параноидальная кучка людей, и ему всегда было чрезвычайно трудно проникнуться их образом мыслей. А все потому, что он ужасно наивный, как любит повторять Марианна… Вспомнив эти слова, Бек мечтательно улыбнулся: только его жена умела говорить подобные вещи так, что они звучали подлинным комплиментом!
По его мнению, государственые мужи служили наглядным примером живого парадокса: дозрев наконец до решения никогда не использовать по назначению смертоносный ядерный арсенал, они принялись засекречивать его гораздо истовей, чем в прежние времена. Все равно как если бы человек, купивший ружье для защиты родного дома и семьи, вдруг осознал, что никак не может спустить курок, и тут же принялся бы прятать и перепрятывать уже ненужное, но по-прежнему опасное оружие в разнообразные, все более хитроумные тайники, снабженные для верности коварными ловушками.
Сама идея выглядела донельзя абсурдной, и хотя, выполнив правительственный контракт, Беккет должен был стать богаче на несколько миллионов, он с гораздо большим удовольствием посоветовал бы правительству попросту избавиться от ружья или, на худой конец, аккуратно разрядить его и закинуть подальше патроны.
Вместо этого они заказали ему высокотехнологичный сейф, то бишь интеллектуальную сторожевую систему, а теперь желали снабдить ее еще более коварными ловушками.
Свидание с полковником Трейнором протекало в столь теплой и дружественной атмосфере, что Беккет уже почти не чаял вырваться на свободу. Набравшись смелости, он приказал шоферу отвезти себя прямо домой, поскольку изнывал от желания очутиться наконец в своем кабинете: мобильный блок памяти, на котором было записано начало первой главы, казалось, готов был прожечь дыру в его новеньком портфеле!
Марианна оказалась уже дома.
– Удалось выбраться пораньше, — сказала она, вручая мужу стакан апельсинового сока. — Деловой ланч с Лизой Хэррис! Черт бы побрал эту женщину, у меня от нее сплошная головная боль. Вобразила, что она — пуп Земли. Тебе пришел ответ от издателя.
– Что-что?
Беку понадобилось целых пять секунд, чтобы догадаться, о чем идет речь. Невзирая на десятилетнюю практику сортировки разнородной рассеянной информации, которую его жена имела обыкновение вкладывать в свои монологи, он так и не научился делать этого быстро.
– Я говорю, что просмотрела электронную почту. — Она повысила голос, поскольку Бек уже бежал к своему кабинету, расплескивая по пути апельсиновый сок. — Какой-то барон из какого-то Сетона!
Барон оказался Лоренсом Бурбоном, а издательство — Сефтон-Хаузом. Послание гласило: «Через неделю я буду по делам издательства в Бостоне, и мне хотелось бы встретиться с Вами, чтобы обсудить Ваш роман. Я обнаружил там множество интересных идей, и думаю, мы могли бы поработать над ним вместе. Что Вы скажете о ланче в «Шератоне» в будущий вторник? Если это предложение Вас устраивает, будьте добры послать мне весточку». Далее следовал сетевой адрес, а в качестве приложения — стереоскопический фотопортрет немолодого улыбающегося мужчины с живыми темными глазами, аккуратной бородкой и роскошной шевелюрой, тронутой сединой.
Рухнув в кресло перед компьютером, Бек молниеносно вошел в Интернет. «Буду счастлив побеседовать с Вами! — трясущимися пальцами отстучал он на клавиатуре. — Может быть, встретимся в час дня? До полудня у меня лекции». К этому посланию он присовокупил собственный фотоснимок, дабы великолепный Лоренс Бурбон смог опознать его без труда.
Ответ пришел почти сразу, пока Бек, машинально прихлебывая остатки апельсинового сока, все еще читал и перечитывал первое послание. «Час дня — прекрасное время. С нетерпением жду встречи», — сообщил Бурбон.
– Дорогой, ты весь дрожишь, — промурлыкала ему в ухо Марианна. — Кажется, когда-то ты реагировал подобным образом и на меня? Профессор не был настолько рассеянным, чтобы не уловить намека.
– А почему бы нам не выбраться в город? Пообедаем в хорошем ресторане, прогуляемся…
Марианна бросила взгляд на руки мужа, машинально поглаживающие клавиатуру.
– Мы сделаем так. Быстренько перекусим у Джованни и сразу вернемся домой. У тебя будет целых три часа для работы над первой главой, но ровно в одиннадцать ты должен быть в постели!
С этими словами она удалилась, предоставив Беку возможность заархивировать драгоценную переписку с издателем и просмотреть остальную почту. Проводив жену глазами, он не мог не отметить (как и всегда!) ее гибкую, истинно кошачью грацию и в очередной раз изумился, как же это ему удалось завоевать такую удивительную женщину.
Остаток недели профессор, с замиранием сердца предвкушавший заветное свидание, посвятил на редкость плодотворной деятельности. Е свободное от лекций и семинаров время он ухитрился проделать большую часть работы по модификации пентагоновской штучки, то бишь пресловутой сторожевой системы, внес в ее программное обеспечение ряд тонких нюансов, а заодно заложил солидный фундамент проекта под кодовым названием «Банковский сейф». И каждую минуту, какую удавалось урвать от этих важных дел, он уделял доработке своего романа.
Руби, деловая партнерша Марианны, сочла последнее занятие мартышкиным трудом.
– Зачем все это, если твоей книгой уже заинтересовались?
– Издатель может; потребовать определенных изменений, — объяснил Бек.
– Но ты ведь не знаешь, каких!
Замечание это настолько его расхолодило, что всю субботу и воскресенье профессор занимался только программированием. Если не считать, конечно, двухчасовой прогулки на велосипедах с Марианной (уступка ее настоятельному требованию поддерживать физическую форму) да двух-трех коротких абзацев нового рассказа, коему, несомненно предстояло быть похороненным в той же архивной директории, где упокоились предыдущие.
Отель «Шератон» блистал вызывающей роскошью. Его гигантский центральный холл был весь в огромных зеркалах, бронзовых завитках, бежевой коже и персиковом бархате, и даже растения в кадках при ближайшем рассмотрении оказались искусными декоративными конструкциям! из той же бронзы, натуральных шелков и искусственного жемчуга.
Бек был впечатлен. Его даже слегка затошнило от волнения. Прежде он полагал, что львиная доля доходов от издательского бизнеса достается тем, кто пишет и публикует бесконечные семейные саги, душещипательные любовные романы и зубодробительные боевики, а также те кто владеет правами на их экранизацию. Сам факт, что издатель фантастики поселился среди этакого великолепия, навел его на глубокие размышления. Ни один из знакомых ему редакторов учебной литературы мог позволить себе ничего подобного.
Лоренс Бурбон оказался довольно рослым, выше самого Бека, и был одет в светлый щегольской костюм с ослепительно-белой рубашкой красным шелковым галстуком. И хотя наряд придавал ему образ лощеного сноба, лицо издателя выглядело открытым и приветливым, а в темных глазах мерцали искорки юмора. Беккет проникся к нему симпатией с первого взгляда, и надежды его воспряли… особенно когда он увидел в центре круглого столика, где их дожидался вычурный кофейный сервиз, распечатанную на отличной бумаге копию своего романа.
– Итак, доктор Ходж! — жизнерадостно воскликнул издатель, лишь только они уселись друг против друга.
– О! Прошу вас, зовите меня Беккетом или Беком… Как вам будет угодно.
– Хорошо, пусть будет Беккет, — согласился Бурбон, предупредительно наливая ему кофе. — Итак, Беккет! Я искренне рад, что наша встреча состоялась, поскольку… — Он отставил кофейник и со значением возложил обе ладони на плотную стопку печатных страниц. — Мне чрезвычайно приятно сообщить вам, что это действительно КНИГА!
Бек почувствовал, что неудержимо краснеет.
– Мне чрезвычайно приятно это слышать, — пробормотал он, — сказать по правде, я удивлен, что вы обеспокоились распечатать рукопись, ведь столько бумаги… В конце концов, любой киберчтец…
– Имейте в виду, Беккет, что ложная скромность не к лицу истинному писателю, — шутливо пророкотал Бурбон. — Это хорошая книга. Основательная. Интригующая. Весьма интересные характеры. В особенности Мартин, ваш маг-программист. По всему видно, что вы знаток программирования… Это, знаете ли, придает роману достоверность!
Бек смущенно кашлянул.
– Мой научный редактор твердит, что я и пишу, как программист… Он посоветовал мне вернуться к учебникам, ибо для беллетристики необходимо богатое воображение.
Бурбон недоверчиво покачал головой.
– Я могу объяснить подобный совет лишь тем, что ваш научный редактор боится потерять вас как автора. Этот роман написан человеком с живейшим воображением, и в то же время вы превосходно используете свои научные знания. Словом, я восхищен, иначе бы меня здесь не было… Надеюсь, я не утомил вас своей болтовней? Простите, если так, но издатель должен знать своих писателей!
«Своих писателей?!» Беккета внезапно охватило абсурдное желание Расплыться до ушей, и он поддался ему, спрятав глуповатую ухмылку в кофейной чашке.
– Что касается вашего контракта, — продолжил было Бурбон, но остановился и озабоченно взглянул на часы. — Через четверть часа у меня назначена очень важная встреча… Вы не могли бы зайти вечером? Часов в семь или восемь?
Бек был согласен на все и уже открыл рот, чтобы заявить об этом как вдруг сообразил, что не сможет предупредить Марианну.
– Гм… А нельзя ли перенести на завтра? Дело в том, что моя жена… В общем, у нас есть одно правило… Мы никогда не изменяем свои личные планы, не посоветовавшись друг с другом. И тем более в последнюю минуту!
Бурбон воздел брови.
– Здесь есть телефон, не так ли?
– Увы, Марианна отправилась в поход по магазинам. Думаю, было бы нечестно не предупредить ее, ведь у нее могли быть, то есть были.. э-э-э… совсем другие планы для нас на этот вечер.
Он густо залился краской, от души надеясь, что Бурбон не потребует уточнений.
– Ваша жена отчаянная собственница? — с какой-то странной интонацией произнес его собеседник; Беку почудилось, что это было утверждение, ставшее вопросом лишь в самый последний момент.
– Да нет, ничего подобного!.. То есть, да. Я имею в виду, мы оба такие. Видите ли, у каждого из нас столько дел, мы так мало видим друг друга… Словом, мы очень дорожим каждой минутой, которую можем провести вместе, и потому… — Он окончательно смешался и смолк.
Бурбон одарил его широкой дружеской улыбкой.
– Понимаю. Завтра так завтра! Еще кофе?
Профессор облегченно вздохнул. Они наскоро обговорили кое-какие изменения, которые следовало бы внести в роман, и Бек покинул «Шератон» на гребне адреналиновой волны, намереваясь завтра же представить СВОЕМУ ИЗДАТЕЛЮ переработанный вариант первой главы.
Приказав Дому проиграть всю фонотеку Вивальди, он с жаром приступил к правке и занимался этим, как ему показалось, лишь несколько минут, когда появилась Марианна.
– Что ты здесь делаешь, хотела бы я знать? — нахмурив брови, поинтересовалась она. — Разве у тебя сегодня больше нет занятий?
Бек глазел на нее целых две секунды, прежде чем до него дошло, что жена абсолютно права.
– Боже мой, я совершенно…
– Выпал из времени, — закончила за него Марианна. Засмеявшись она подошла к мужу и чмокнула его в лоб. — О, дорогой, я подозреваю, что ты уже на полпути к раскрытию жгучей тайны хронопутешествий!
– Кто мне скажет, что тут происходит? — вопросил за его спиной знакомый женский голос.
– Привет, Руби, — рассеянно пробормотал Бек, лихорадочно соображая, то ли мчаться во весь опор в университет, то ли позвонить и соврать, что немного простудился (кха-кха!), прилег отдохнуть… и совершенно выпал из времени.
Руби Вилсон демонстративно сложила руки на внушительной груди и обвиняющим тоном изрекла:
– Почему ты дома?
– Сохрани файл, — велел он компьютеру и обернулся к гостье. — А что, у вас назначено тайное свидание? Женщины обменялись взглядами.
– Само собой, — сказала Руби. — Разве ты не знаешь, что мы самые знаменитые ведьмы местного ковена? И как раз собирались в глубочайшей тайне принести ритуальную жертву на заднем дворе?
– Нет-нет, — покачала головой Марианна, — ты забыла, что сегодня вторник. По вторникам у нас всегда прием новых членов, а потом, разумеется…
– Оргия! — торжествующе вскричала Руби. — И как я могла позабыть?!
– Ты так и будешь здесь сидеть? — Марианна тоже сложила руки на груди, демонстративно поглядывая то на мужа, то на антикварные часы красного дерева, украшающие стену над камином. — По-моему, тебе следует немедленно отправиться в университет.
Профессор с тоскливым вожделением поглядел на компьютер, но чувство долга оказалось сильнее. Он еще раз записал драгоценный файл, выключил машину, вынул мобильный блок памяти, сунул его в карман и поспешил к своему автомобилю.
Женщины вышли на веранду и молча наблюдали за ним, а когда Бек тронулся с места, дружно помахали. «Точь-в-точь заговорщицы», — подумал он и сам удивился, с чего бы подобная мысль могла прийти ему в голову. Он удивился еще раз, когда сообразил, что и словечком не обмолвился о своем успехе с книгой. И наконец, Бек несказанно изумился, когда осознал, что ему совсем не хочется говорить об этом Марианне.
Он успел на последний семинар, а после него отправил на электронную доску объявлений извинение за пропущенные занятия. Когда Бек вернулся домой, Руби уже не было, а Марианна, завернутая в махровую простыню и с мокрыми волосами, сидела на веранде с большим стаканом апельсинового сока, в то время как домашняя аудиосистема проигрывала ей запись шорохов тропического леса.
– А теперь рассказывай, — сказала она после того, как Бек запечатлел супружеский поцелуй на ее влажном лбу. — Как прошла твоя встреча с этим типом?
Профессор поколебался, но секрет более не желал оставаться секретом.
– О, это было нечто… нечто… Нет, ты представляешь, ему действительно понравился мой роман! Просто с ума сойти. Конечно, он предложил кое-что поправить в первой главе…
– Ты подписал контракт?
– Пока еще нет, но…
– Бек, ты не обязан ничего изменять, покуда не увидишь сумму прописью.
Он воззрился на нее с изумлением.
– Но, Марианна, ему нужна эта книга! Он только хочет узнать, смогу ли я самостоятельно выправить первую главу. Она задумчиво кивнула.
– Повтори еще раз, как называется издательство. Я сказала Руби, что Сетон, а она говорит, что это, должно быть, Сефтон. Но ведь это не Сефтон?
Что-то стояло за этим вопросом, понял он, поскольку жена с преувеличенным вниманием разглядывала свой стакан.
– Это действительно Сефтон. В чем дело?
– Ты слышал что-нибудь об их последней книге?
– Не припомню. А что?
– «Голос ревущего огня», автор Ибрагим Икс.
Бек отрицательно покачал головой.
Марианна внезапно ухватила его за волосы и чувствительно дернула.
– Иногда, мой возлюбленный супруг, ты чересчур туп для этой жизни! Ибрагим Икс — крупный международный террорист, и тебе это должно быть прекрасно известно, если ты когда-нибудь читаешь те самые электронные новости, на которые мы регулярно подписываемся! Его книга — самый настоящий учебник терроризма, приукрашенный философией, оправдывающей массовые убийства. Конечно, пресса подняла большой шум, был громкий скандал в Конгрессе, но все это только увеличило доходы издательства и автора…
Тут она замолчала, пристально глядя на мужа. Немного подождав Бек спросил:
– И что?
– Так значит, ты собираешься иметь дело с подобными типами? Бек замялся.
– Видишь ли, Сефтон — большой издательский дом, и какое отношение имеет отдел художественной литературы…
– Заткнись.
– Марианна?..
– Заткнись! Заткнись!
Вскочив, она убежала в дом, и через полминуты музыка леса оборвалась.
За обедом он попробовал разрядить обстановку.
– Выслушай меня, дорогая, и попытайся понять… Я вполне разделяю твое негодование, честное слово, но в чем же я виноват? Я хочу опубликовать фантастический роман, только и всего, и мистер Икс с его аморальной книгой тут совершенно ни при чем. Я, может быть, лучший эксперт по искусственному интеллекту, но как беллетрист абсолютно неизвестен, а с помощью Бурбона ситуация может в корне измениться. Нет, ты только подумай, у меня наконец-то выйдет настоящая книга… Да я мечтал об этом добрый десяток лет!
– А как насчет моральных принципов, Беккет? Твоих личных принципов?
Он молча пожал плечами. Марианна встала из-за стола и отправилась навестить Руби. Бек доел в одиночку и отправился шлифовать первую главу. Но даже это всепоглощающее занятие не развеяло горечи от ссоры, и в итоге — главный герой, выражающий его Персональную Точку Зрения, к концу главы приобрел заметный запасец цинизма.
Марианна вернулась к полуночи, как бы в насмешку над тем «обязательным правилом», которое ее муж вынужден был разъяснять Лоренсу Бурбону. Бек давно лежал в постели, но не мог заснуть. Скользнув в темноте под одеяло, она повернулась к нему спиной, и Бек сочувствовал себя обделенным.
Когда он проснулся, Марианна дремала в его объятиях. Она сама приготовила ему завтрак, что всегда служило молчаливым извинением, однако террорист Ибрагим по-прежнему не выходил у нее из головы.
– Послушай-ка, ведь твой издатель вполне может знать, кто этот Икс и где он скрывается.
– Сомневаюсь… Откуда?
– Но кто-то же должен был переслать рукопись? Куда-то переводились деньги? И даже если через третьих, пятых или десятых лиц, все равно кому-нибудь что-нибудь всегда известно, разве не так?
– Гм… Возможно.
– Но ведь Ибрагим международный преступник!
– Ох, Марианна… Ты помнишь Салмана Рушди? Куче народу было известно, где он скрывается, но его враги так ничего и не узнали до самого падения режима.
– Но ты можешь узнать.
– Что-что? — возмутился Бек. — Ты предлагаешь мне заняться шпионажем? Я программист, а не секретный агент!

Дудочка крысолова - Бонхофф Майя Каатрин => читать онлайн фантастическую книгу далее


Было бы неплохо, чтобы фантастическая книга Дудочка крысолова писателя-фантаста Бонхофф Майя Каатрин понравилась бы вам!
Если так получится, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Дудочка крысолова своим друзьям-любителям фантастики, проставив гиперссылку на эту страницу с произведением: Бонхофф Майя Каатрин - Дудочка крысолова.
Ключевые слова страницы: Дудочка крысолова; Бонхофф Майя Каатрин, скачать бесплатно книгу, читать книгу онлайн, фантастика, фэнтези, электронная