А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Тут находится бесплатная электронная фантастическая книга Защитник автора, которого зовут Бирюк Александр. В электроннной библиотеке fant-lib.ru можно скачать бесплатно книгу Защитник в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать книгу Бирюк Александр - Защитник онлайн, причем без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Защитник = 35.49 KB

Защитник - Бирюк Александр => скачать бесплатно электронную фантастическую книгу



Бирюк Александр
Защитник
Александр БИРЮК
"ЗАЩИТНИК"
Здравствуйте, друзья мои. Меня зовут Джек Моран, и я английский подданный. Когда-то я был пилотом британских ВМС и облетал практически все типы самолетов, имевшихся на вооружении флота. Первые свои подвиги я совершил после начала войны, но в сорок третьем для меня все резко изменилось. Изменилось трагически, впрочем именно о событиях, предшествующих этой трагедии, и мой рассказ. Если вы наберетесь терпения и дослушаете мою историю до конца, то вполне однозначно сочтете меня вруном, как в свое время сочли меня таковым в тех инстанциях, которые рассматривали мое дело. Многие считают, что я получил по заслугам, еще некоторые просто жалеют меня, но ни у кого и мысли не возникает о том, что мой рассказ может быть правдой. И это вполне понятно. Я и сам, бывает, начинаю сомневаться порой в том, что пережил это не в бреду, а на самом деле. Но во всей этой истории присутствуют нюансы, которые меня самого сбивают с толку. Если бы достопочтенные судьи потрудились над этими нюансами поразмыслить, мое дело запуталось бы так, как не запутывалось ни одно судебное дело на свете, но в итоге я не получил бы того, что получил. Сначала я отсидел два года в немецком концлагере, но это все были цветочки. Немцы относились ко мне как угодно, но в их отношении не было презрения, которое я получил после войны от своих соотечественников. Дело в том, что после освобождения из концлагеря я отмотал в тюрьме родной страны еще двадцать лет, только уже как ВОЕННЫЙ ПРЕСТУПНИК!
Двадцать лет! Шутка ли? А ведь моя вина заключалась лишь в том, что я оказался маленькой пешкой в большой игре. Да разве ж это вина, скажите мне? Это даже не злой рок, как любят выражаться некоторые мрачные романтики, никогда в жизни пороху не нюхавшие. Это всего лишь элементарное невезение. И невезение жуткое, нелепое и несправедливое.
А началось всё с приказа. Я получил приказ, и я выполнил его. Почти выполнил. Но так получилось... От меня тогда уже ничего не зависело, как впрочем, не зависело ни от одного человека на Земле. И я попал под колеса, друзья мои, под ОГРОМНЫЕ И БЕЗЖАЛОСТНЫЕ МЕЛЬНИЧНЫЕ ЖЕРНОВА, и винить в этом некого. Большая война предполагает большие потери, знаете ли... Меня просто занесли потом в графу потерь, и на том все закончилось.
... Я не впервые в этой чертовой Италии. Во время войны я и мои боевые друзья не раз бомбили макаронников, и однажды меня сбили над Неаполем. Знаете такой город? Так вот, мне посчастливилось, я не попал в плен, а две недели прятался в каких-то сырых каменоломнях, населенных настоящим сбродом, громко именовавшим себя партизанами. В конце концов я слинял из Неаполя на новеньком истребителе, который эти партизаны ухитрились захватить на аэродроме за городом. Я благополучно долетел до Мальты и скоро опять появился на своем авианосце. Кстати, я был лучшим летчиком в авиагруппе, отметьте это особо, иначе не было бы всей этой истории.
... К началу нового, сорок третьего года на мне по-прежнему не было ни единой царапины. Зато со мною консультировался по разным вопросам тактики и стратегии сам командир. Такого на британском флоте никогда не бывало, чтобы командование военного корабля так дорожило мнением обыкновенного, хоть и удачливого пилота. А после моего побега из Италии на трофейном самолете кстати, это был отличный истребитель новейшей марки! - со мною вообще стали носиться как с курицей, несущей золотые яйца. От меня ждали новых подвигов, и командир неохотно выпускал меня на стандартные задания, а держал при себе как бы про запас, только для ответственнейших вылетов, и вот наступил момент, когда из штаба флота ему пришел приказ подготовить человека к выполнению невыполнимого задания...
Нет нужды мне вам сообщать, джентльмены, что этим человеком автоматически оказался я. АВТОМАТИЧЕСКИ! Как потом выяснилось, я был самой подходящей кандидатурой, отобранной с целого авианосного соединения, действовавшего тогда на Средиземном море. Сухопутный летчик для предстоящей работы не годился, нет! Это исключалось самой сущностью поставленной задачи. Судите сами - мне предстояло снова угнать трофейный самолет, и посадить его на авианосец. Заметьте - ночью! Но и это не самое трудное. В конце концов на флоте к тому времени можно было наскрести пару-тройку асов, которые могли бы справиться с этим заданием, если бы самолет был соответствующей весовой категории. Но это был тяжелый армейский истребитель-перехватчик, такой же, как и итальянский "макки", на котором я выбрался из Италии, совсем не оборудованный для посадки на короткую палубу корабля. И что самое главное: это был самолет новейшей модели. Никто из наших и понятия не имел о том, как им управлять. Наша разведка ограничилась самыми общими данными, самое большее, что они смогли для меня сделать - это скопировать приборную доску и перевести все надписи на нормальный английский язык. "Облётывать" же самолет я должен был на пути к авианосцу, а уж садиться на корабль - не иначе как по Божьей подсказке!
Так вот, друзья мои... В моем распоряжении оказалось всего лишь менее суток для того, чтобы приготовиться к этому самоубийству - я, невзирая на то, что был опытнейшим пилотом, не представлял себе задания сложнее. Конечно же, у меня сразу возникла масса справедливых вопросов к командиру, но он отказался на них отвечать, зараза. Впрочем, подозреваю, что он и сам толком тогда ничего не знал. А ответил на них мне только тип, который прибыл из Лондона на специальном самолете меня проинструктировать за несколько часов до отплытия. Но, как потом оказалось, и этот "инструктор" не знал самого главного. А самое главное заключалось в том, что... Короче, о ГЛАВНОМ я узнал уже в последний момент перед самым угоном немецкого самолета.
Итак, это была Северная Африка тысяча девятьсот сорок третьего года. Тунис. Все происходило где-то в районе Карфагена, знаете, развалины такого древнего города. В этом городе царем когда-то был Ганнибал, прославленный историками полководец античности, и если верить школьным учебникам, он постоянно воевал с римлянами, и даже бил их в хвост и в гриву в ихней же Италии... Но дело не в этом. Сейчас в Тунисе был не Ганнибал, а гитлеровский генерал Роммель. Немцы только что проиграли Сталинград, зато в Африке заваривалась новая каша. Танковая армия героического Роммеля нанесла внезапный удар по американцам в горах на алжирской границе, и оборона янки в этом месте повалилась, как трухлявый забор. Наверное, немцы и сами не ожидали того, что у них вышло в результате этого отчаянного наступления, иначе они без промедления устроили бы нам в Тунисе такой же мордобой, какой им самим устроили на Волге русские незадолго до этого. Но они нам все же и так неплохо успели надавать. Фашистские танки хлынули в образовавшуюся брешь и захватили перевалы. На "Салташе" в те дни постоянно принимали радиосообщения, по которым ясно можно было судить о том, какая страшная паника поднялась в Алжире. Под угрозой провала оказались все наши африканские планы. Поднажми немцы еще немного, не запоздай со своими танками фон Денкер, и дорога на Алжир и Оран была бы открыта! Понимаете?! Это был бы конец мечте Черчилля об открытии второго фронта в Италии в ближайшие годы. К тому же между американским и нашим командованиями началась такая грызня... Тьфу! Противно про все это вспоминать. Авиация с "Салташа" и других английских авианосцев ничем не могла помочь разбитым американцам, потому что те, спасая свой дутый престиж, наотрез отказались от посторонней помощи. Идиотизм, верно? Короче, немецкие "тигры" наделали там шороху, а пикирующие "штукасы" весьма успешно расчищали им дорогу. Американцы бросили свои позиции и драпанули так, что аж пятки засверкали.
Конечно, фронт, как всегда, спасли мы, британцы. Наши герои грудью преградили путь вражеским полчищам, и тут немцы выдохлись. Но они вовсе не думали отступать, они только накапливали свои силы. Свежие части подоспевшего фон Денкера собрались в бронированный кулак, и могли начаться новые кровопролитные бои. Не помогали даже отвлекающие маневры французов, засевших на левом фланге чересчур истончившегося и растянувшегося фронта. Немецкие "юнкерс" разбомбили несколько крупных военных складов в тылу, и положение наших войск стало вовсе незавидным. В воздухе запахло жареным.
Новое задание меня не сильно воодушевило. Но марку предстояло держать, и я не собирался выказывать перед начальством своего недовольства, хотя и вправе был это сделать - ведь я считался добровольцем, и мог запросто отказаться. Инструктор ввел меня в курс дела, и я узнал, что на один из аэродромов в Южном Тунисе немцы перебросили эскадрилью новейших самолетов "мессершмтт-331", которые наши летчики потом окрестили "оборотнями" за их потрясающую неуязвимость. Это были скоростные двухмоторные истребители, их разработку фрицы до поры до времени держали в страшном секрете, и о них стало известно только тогда, когда они вступили в боевые действия. Никакой истребитель того времени не мог бы сбить в коротком бою целое звено "летающих крепостей" и запросто уйти от преследования опомнившихся "спитфайеров", как это сделали два "оборотня" над Ла-Маншем. Получить чертежи никак не удавалось, но зато появилась вдруг редкая возможность угнать один такой самолет с базы в Тунисе. В штабе африканской эскадрильи Роммеля сидел каким-то чудом проникший туда русский шпион, он вошел в контакт с заброшенными в район аэродрома нашими "коммандос" и они вместе в течение буквально нескольких последних часов разработали план похищения. Не хватало только хорошего летчика, который решился бы осуществить эту операцию...
Мы с инструктором подробно изучили план местности, над которой мне предстояло пролететь к морю, хотя изучить получше не мешало бы только ему. Я знал этот район как свои пять пальцев еще по летней кампании предыдущего года. "Салташ" должен был курсировать в трехстах милях от побережья, ближе подойти он не мог, чтобы не быть обнаруженным вражеской авиацией. Просто перелететь линию фронта и приземлиться в расположение наших войск я не мог, потому что у немцев была отличная противовоздушная оборона. Для попытки перелета существовал один только узкий коридор, ведущий к морю в противоположном от линии фронта направлении, да и тот по всей своей длине прощупывался радаром. Короче, со стороны моря вглубь территории через этот коридор доступ был закрыт, и после захвата самолета мне оставалось надеяться только на то, что меня не будут ждать в этом месте немецкие перехватчики. Но наша разведка обманула немцев... хотя в конечном итоге все пошло насмарку.
Не буду забегать вперед, хотя мой язык так и чешется рассказать вам кое-что заранее. Итак, я готовился к выполнению задания со всей требуемой тщательностью, и предвкушал уже, как утру нос той скупой на ордена и просто похвалы публике в Адмиралтействе, когда несмотря на все мыслимые и немыслимые трудности и препятствия посажу этот секретный аппарат на палубу своего корабля... И посадил бы! Да я же посадил его все же, черт побери, и вы мне можете не верить хоть сто лет, но все было именно так, как сейчас расскажу вам Я, а не как записано в официальных документах тех лет!
Итак, друзья мои, меня высадили с подводной лодки на побережье близ Сфета, передали ожидавшим меня с нетерпением лазутчикам, и через несколько часов стремительного марша мы были на месте. Вот там-то меня и проинструктировали ПО-НАСТОЯЩЕМУ, то есть я хочу сказать, что мне сообщили о том, что наш русский друг добрался к тайнам шифровального отдела штаба отряда истребителей и получил уникальную возможность сфотографировать некоторые особо секретные документы. Дело было срочное, оно касалось предстоящего наступления фон Денкера, планировавшегося на ближайшие сутки. Меня, конечно, не посвятили в суть самого донесения, но красноречиво дали понять, НАСКОЛЬКО это донесение важно в сложившейся ситуации. Оказывается, немцы задумали хитроумную ловушку, теперь уже для британских и французских дивизий, державших линию обороны намного северней, и лишенной большей части своих танков, кинутых в прорыв на юге. "Оборотни" же прибыли в Африку для того, чтобы придать этой операции полную шлифовку и законченность, каких не сумел добиться Роммель своими старыми самолетами в предыдущем наступлении. Денкер, не в пример ему, никогда не рисковал, а бил только наверняка и по тщательно отработанному плану, и потому можно было понять, насколько сильным и верным предполагался удар.
Короче, от меня зависело все. Понимаете? Ситуация сложилась такая, что передать эти документы можно было только путём похищения самолета, и случай сыграл тут на руку, что таким самолетом оказался именно секретный "мессершмидтт". Как говорится, ВСЁ ОДИН К ОДНОМУ. А если выразить языком всяких там астрологов и хиромантов, то звезды на небе заняли хоть и опасную, но и очень выгодную для нашего предприятия позицию.
Предстояла очень интересная программа.
И гвоздем этой программы был именно я.
... Итак, я сидел в укрытии за ближайшим к аэродрому холмом и ждал сигнала. Я понятия не имею, как они там справились так быстро с охраной, но ни одного выстрела произведено не было. Что и говорить, "коммандос" у нас тогда были что надо - парни высший класс. Я заметил только два трупа, валявшиеся в лужах крови у крайнего самолета. Это была "зубастая акула" с разрисованным всякой геральдической атрибутикой бортом - фрицы любили всякие такие финтифлюшки. Я втиснулся в кабину, мне всунули в руки пакет и попытались помочь с двигателями, но тут на другом конце аэродрома вспыхнула перестрелка. Очевидно, немцы обнаружили диверсантов, и теперь дело решали считанные секунды.
Да-а... Если бы не выученная назубок схема приборного щитка, туго мне бы пришлось. Я летал раньше на трофейных двухмоторных "мессершмиттах", но тут было совсем другое дело. По конструктивным соображениям общего порядка вся система управления на этой модели была поставлена с ног на голову. Я включил подачу сжатого воздуха к винтам, и винты начали послушно раскручиваться. Затем я отыскал зажигание. Правый мотор вдруг заработал так громко, что у меня сразу заложило уши. Все вокруг окутало вонючим дымом, и самолет тряхнуло. Я подумал, что меня уже начали обстреливать, но вскоре понял, в чем дело. Оказывается, немцы установили на двигателях слишком мощные карбюраторы, и те давали в цилиндры очень богатую смесь. Вот вам и весь секрет скорости! Оставалось понять, куда же они впихивали необходимые запасы горючего, но над этим я уже не думал. Я быстро включил второй мотор, и кабина заходила ходуном. Краем глаза я заметил, что немцы наконец опомнились и пустили в дело тяжелый пулемет.
Это было скверно. Мне приходилось поторапливаться. Я имел сейчас все шансы провалить такую сложную операцию. О собственной жизни я уже не думал, потому что в тот момент это было малосущественно. Я пригнулся, отпустил наконец тормоза, "мессер" неожиданно прыгнул вперед, но его тотчас занесло в сторону. В другой момент я бы испугался, но сейчас было не до испуга. Меня взяла страшная злость на этот непонятный и капризный самолет, и я даже заехал кулаком по приборному щитку. Но самолет начал слушаться меня и без этого. Он наконец тронулся, я с горем пополам вырулил на взлетную полосу, быстро огляделся и дал газ до отказа.
... Ярко светила полная луна. Вся взлетная полоса была передо мной как на ладони. Если бы не этот грохот... Вы не можете представить себе, друзья мои, какой в кабине стоял грохот от двигателей! Он был ужасен, и мне тогда показалось, что это крупнокалиберные пули бьют в борт самолета и вспарывают его топливные баки. Мысленно я уже похоронил себя, и действовал скорее не как человек, а как механическая кукла. Моторы вдруг перешли на оглушительный вой, и я подумал, что их вот-вот разнесет вдребезги и пополам. "Мессершмитт" несся так, словно его выбросило из катапульты, и только я выбрал ориентир для взлета, как тут мне прямо в глаза ударил неестественно яркий сноп света.
Я так и обмер. Немцы включили мощный прожектор, и это чуть не привело к катастрофе. В панике я потянул ручку управления на себя, нос самолета высоко задрался, покрыв собою линию горизонта, но скорость была еще недостаточно высокой для взлета истребителя с такими короткими крыльями, и самолет плюхнулся обратно на землю. Невзирая на вой двигателей, я почувствовал, как трагически затрещали стрингеры, но амортизаторы выдержали, иначе мне точно настал каюк. Моторы, казалось, взвыли еще громче, они прямо-таки звенели от чудовищного напряжения, и я взлетел на самом краю полосы, когда для разбега не оставалось уже ни одного ярда в запасе.
Итак, я все-таки взлетел. Я не оглядывался, но чувствовал, что бой за спиной происходит жаркий. Если уж немцы проморгали самолет, то наших лазутчиков за здорово живешь они уж не выпустят, это точно. Я несся почти над самыми холмами, наращивая скорость, и все ждал посланного вдогонку снаряда зенитной установки, но отлетев от аэродрома миль на тридцать, свечой взмыл в небо, тщательно осмотрелся и стал осваиваться в управлении. Моторы перешли на номинальный режим работы и так уж сильно не гремели. Они работали великолепно. Я поиграл рулями и убедился в том, что в полете машина слушается меня идеально. Я снова огляделся вокруг. Небо было такое звездное, каким я в жизни его никогда не видел. Далеко впереди уже искрилось отражениями звезд море. Я ощупал за пазухой пакет и наконец вздохнул с облегчением. Первая часть задания была выполнена.
Но, как только я представил себе предстоящую посадку на палубу, меня опять охватила тихая паника. Полет проходил на удивление гладко (я опять пошевелил рулями и сделал вираж, чтобы убедиться в этом). Но если вы хоть раз летали на самолетах, друзья мои, то вам должно быть известно, что взлет это ничто по сравнению с посадкой, тем более с посадкой на такую мизерную площадку, какой является палуба авианосца, пусть даже и такого огромного, как мой "Салташ". Теперь взлететь на этом "оборотне" я смог бы и сто раз, и все сто раз с закрытыми глазами. Но кто бы мог мне подсказать, КАК он поведет себя при посадке? Ей-богу, эта неизвестность не вселяла сейчас в меня никаких надежд.
И я вдруг впервые за всю эту проклятую ночь почувствовал, что нервы мои начинают сдавать.
Да... Нервишки мои начали сдавать со страшной скоростью, а это было просто ужасно. Более того, это было подозрительно. Летчику палубной авиации испорченные нервы не могут сулить ничего хорошего.
Но я ненадолго тогда об этом задумался. Мне было не до того. Мною овладела страшная неуверенность, и терпеть дальше такую муку предстоящей неизвестности я был не в силах. Я потянул рычаг управления на себя, задрав нос самолета к звездам, и стал газовать до тех пор, пока не выжал из моторов все, на что они были способны, и летел теперь с максимальной скоростью и на большой высоте. Приборы действовали нормально, я загляделся на них, сверяя показания, и не сразу заметил, что звезды вдруг исчезли, словно небо затянуло тучами. В эфире приемника раздался страшный треск, и самолет тряхнуло так, что я прикусил язык. Я подумал еще тогда: неужели начался ураган? Но никакого урагана в это время в этом месте не намечалось - мы с инструктором тщательно изучили и этот вопрос. Самолет с каждой секундой трясло все сильней и сильней, а радио пискнуло и замолкло.
Я испуганно огляделся, но вокруг воцарилась такая кромешная темнота, что если бы не приборы, то я бы подумал, что падаю в море... Внезапно небосвод озарился ярким бесформенным пламенем, резанувшим по глазам, и я сильно зажмурился.
Мне стало жутко, сердце словно сдавило невидимой рукой. Я машинально стал ощупывать лямки парашюта. Все предыдущие страхи в этот момент показались глупыми пустяками, и тут произошло нечто, отчего я испугался уже ПО-НАСТОЯЩЕМУ. Мне почудилось, что я отключился, мои руки не в силах пошевелиться, а самолет неуправляем и на полной скорости несется вниз к морю. Я в панике заметался по кабине, но собрался с силами и потянул ручку управления на себя. Меня с силой вжало в сиденье. Самолет хоть трясло, но на курсе он, кажется, держался. Я приготовился к самому худшему, но сияние вдруг исчезло также внезапно, как и появилось... Я наконец смог открыть глаза.
Самолет перестало трясти, но звезды на небе так и не появились. Впрочем, пару штук я все же разглядел, но это было ничто в сравнении с подевавшейся куда-то за пять минут до этого картиной. Я увидел также сбоку и луну, но такую неестественно багровую и зловещую, что мне снова стало жутко. В этот момент радио ожило.
- Майор Моран! - услышал я незнакомый голос. - Немедленно отвечайте!
Потрясенный только что произошедшим, я пробормотал в ответ что-то невразумительное. Услышанный голос я сначала не узнал, но подсознательно был уверен, что когда-то хорошо знал человека, которому он принадлежал. Это не был офицер, руководивший полетами, это не был ни командир корабля, ни один из знакомых мне офицеров, но тем не менее я слышал его ТЫСЯЧУ РАЗ...
Впрочем, времени на раздумья не было, ведь меня вызывал "Салташ", и я должен был откликнуться. Мне передали пеленг на корабль и расчетные данные для захода на палубу. Через минуту он показался сам.
В кромешной темноте, которую не в силах была рассеять даже эта изменившаяся так странно луна, я вряд ли смог бы его увидеть, но как только я подлетел к авианосцу на достаточное расстояние, его посадочная палуба осветилась волнами яркого света корабельных прожекторов.
Теперь предстояло самое сложное. Я должен был мобилизовать сейчас все свои силы. Корабль на полном ходу несся навстречу зимнему средиземноморскому ветру, и я должен был на минимальных оборотах двигателя заходить на него с кормы. На палубе я не увидел ни одного самолета, впрочем, в этом случае так и должно было быть. Я заметил густой ряд металлических сетей-ловушек, расставленных на носу для того, чтобы я не свалился в море после длинного пробега - палубные аэрофинишеры были бесполезны, потому что на моем "мессершмитте" не было посадочного крюка. Вдоль бортов стояли матросы с огнетушителями и баграми, палуба была очищена от всех посторонних предметов. К моему прилету экипаж "Салташа" приготовился идеально. Остальное сейчас зависело исключительно от моего мастерства и от состояния моих нервов.
А нервы пошаливали.
... Я крепко вцепился в рычаг управления, но руки дрожали не менее, чем до того трясся самолет. Причем волновался я не в ожидании опасной посадки - еще чего! Но мне вдруг показалось, что все это происходит в каком-то полусне, в наркотическом забытьи, и что передо мною не палуба авианосца, а черная морская бездна... Я вдруг подумал, что у меня началась лихорадка, и с силой потер лоб вспотевшей ладонью, чтобы хоть как-то взбодриться и вырваться из этой непонятной нирваны.
- "Салташ"! - вдруг заорал я, сообразив, что не в силах выпутаться самостоятельно. - Эй, "Салташ"! Что у вас тут происходит?!
Понимаете, мне вдруг показалось, что вся эта ЗАРАЗА исходит ИМЕННО ОТ МОЕГО КОРАБЛЯ! У меня в глазах начало двоиться, троиться, проскакивали какие-то молнии, и я никак не мог сосредоточиться. Мне до ужаса хотелось наконец расслабиться, но я прекрасно понимал, что как только я расслаблюсь или хотя бы сделаю такую попытку, то меня мгновенно постигнет смерть.

Защитник - Бирюк Александр => читать онлайн фантастическую книгу далее


Было бы неплохо, чтобы фантастическая книга Защитник писателя-фантаста Бирюк Александр понравилась бы вам!
Если так получится, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Защитник своим друзьям-любителям фантастики, проставив гиперссылку на эту страницу с произведением: Бирюк Александр - Защитник.
Ключевые слова страницы: Защитник; Бирюк Александр, скачать бесплатно книгу, читать книгу онлайн, фантастика, фэнтези, электронная