А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Лорд Джеффри

Ричард Блейд, герой - 3. Ветры Катраза


 

Тут находится бесплатная электронная фантастическая книга Ричард Блейд, герой - 3. Ветры Катраза автора, которого зовут Лорд Джеффри. В электроннной библиотеке fant-lib.ru можно скачать бесплатно книгу Ричард Блейд, герой - 3. Ветры Катраза в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать книгу Лорд Джеффри - Ричард Блейд, герой - 3. Ветры Катраза онлайн, причем без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Ричард Блейд, герой - 3. Ветры Катраза = 166.8 KB

Ричард Блейд, герой - 3. Ветры Катраза - Лорд Джеффри => скачать бесплатно электронную фантастическую книгу



Ричард Блейд, герой – 3
OCR: Сергей Васильченко
Джеффри Лорд
Ветры Катраза

СТРАНСТВИЕ ШЕСТОЕ
Октябрь 1970 – январь 1971 по времени Земли
ГЛАВА 1
Ричард Блейд сидел под огромным колпаком из металлической сетки. Громоздкое сооружение, от которого к его голове, шее и обнаженному торсу тянулись десятки проводов, нависало над ним, прикрывая почти до пояса. Проводов и кабелей было вдвое больше, чем обычно, и если в предыдущих опытах Блейд напоминал только что угодившую в паутину муху, то теперь он был уже спеленут, превращен в кокон и подготовлен для паучиной трапезы. И в данный момент лорд Лейтон, ученый паук, как раз впрыскивал в него необходимую дозу желудочного сока – или чем там еще накачивают свою жертву пауки? – и сверлил Блейда пристальным взглядом. Это была двенадцатая попытка за последний месяц; одиннадцать предыдущих кончились полным провалом. Лакомое блюдо для стола паука никак не желало дойти до нужной кондиции – то ли повар сплоховал, то ли его кухонная плита вдруг объявила забастовку.
Сейчас Блейд чувствовал только легкую щекотку под черепом. Ни сокрушительных взрывов в мозгу, ни дикой боли, выворачивающей внутренности, ни грохота и рева, ни ослепляющих световых эффектов, чуть заметная щекотка – и все. Правда, он не имел понятия о том, какими ощущениями – зрительными, тактильными, слуховыми, обонятельными и вкусовыми – должен сопровождаться новый эксперимент. На всякий случай, он приготовился к самому худшему – к страданиям и боли, превосходившим те, которыми сопровождались его прежние перемещения в иные миры. Но на этот раз Лейтон никуда не собирался его посылать; цель сегодняшнего опыта была совершенно другой.
Его светлость вырубил ток, надавил красную рубчатую кнопку, и колпак взлетел вверх, подтянутый к потолку тросом. Плоские медные контакты, которыми заканчивались провода, с сухим треском покинули кожу Блейда – вместе с полосками липкой ленты, разорванными напополам. Блейд потер грудь, слегка зудевшую и покрытую густой мазью (она предохраняла тело от ожогов), помассировал виски и шею, потом откинул голову на спинку кресла. Колпак коммуникатора покачивался ярдах в трех над ним; с обручей, на которых крепилась сетка, свисали провода. Теперь это устройство напоминало большую медузу, нацелившуюся на него множеством тонких ядовитых щупальцев.
Блейд опустил взгляд и уставился на лорда Лейтона; лорд Лейтон уставился на него. С минуту в зале, загроможденном шкафами – блоками памяти гигантского компьютера – царила почти полная тишина, прерываемая лишь тихим шелестом вентиляторов системы охлаждения. Затем Лейтон с надеждой спросил:
– Ну как, Ричард?
Блейд пожал плечами.
– Ничего необычного, сэр. Я помню все и…
– Все? Очень неопределенное понятие! Мозг после накачки вряд ли способен отличить новую информацию от старой… кажется, будто знал это всегда, – теперь он суетился у стола, рядом с панелью компьютера, тасуя колоду плотных розовых карточек размером с ладонь. – Ваше «все», Ричард, сейчас может оказаться больше моего «всего» на порядок. А у меня в голове – отнюдь не вакуум, поверьте…
Он вытащил одну из карточек, взглянул на нее и с отвращением скривился.
– Ну, ладно… Пусть будет это. Чему равен интеграл от натурального логарифма?
– Единица, деленная на икс, сэр.
– О! Уже кое-что!
Блейд поднялся из кресла и шагнул на покрытый метлахской плиткой пол; он приятно холодил ступни, чуть шероховатая поверхность создавала впечатление устойчивости, почти незыблемости.
– Не считайте меня полным идиотом, ваша светлость, – с плохо скрытым раздражением буркнул он. – Таблицу интегралов вбили мне в голову еще в Оксфорде, и ваш железный ублюдок тут абсолютно ни при чем.
Лейтон хмыкнул и вытащил новую карточку.
– Что такое эсхатология?
– Мистическое учение о судьбах мира и вселенной… Спецсеминар по истории религии в разведшколе «Секьюрити Сервис»
– Так… Предельный молекулярный вес рибонуклеиновой кислоты?
– Миллион двести тысяч единиц. Тоже Оксфорд, курс химии.
– Мангры?
– Тропические заросли на африканском побережье, затопляемые приливом. С ними я познакомился на собственной шкуре весной пятьдесят девятого…
– Каротаж?
– Ну, это прямо по моей специальности… – Одно время, обучаясь в Оксфорде, Блейд собирался стать горным инженером. Он подтянул плавки, полузакрыл глаза и бодро начал: – Каротаж – совокупность методов исследования геологического разреза буровых скважин путем измерения физических свойств горных пород. Существуют различные виды каротажа: электрический, радиоактивный, сейсмический, магнитный…
– Хватит, хватит! – лорд Лейтон в изумлении уставился на своего подопытного кролика. – Знаете, Ричард, я начинаю думать, что вам моя машина совершенно ни к чему…
Блейд ухмыльнулся. Ну почему все эти яйцеголовые – все, как один! – считают людей его профессии законченными кретинами? Теперь он с удовольствием доказывал его кибернетическому сиятельству, что это совсем не так.
– Нууу… еще один вопросик… – протянул Лейтон, копаясь в своих карточках. – Что вы знаете о партеногенезе?
– Вполне достаточно, чтобы считаться образованным человеком, – Блейд потер плечи и обнаженные бедра. – Кончайте этот детский сад, сэр, не то я совсем закоченею.
– Да-да, Ричард, конечно… Предварительный тест ничего не даст… – Лейтон сунул пачку розовых карточек в стол и вытащил стопу голубых – в три раза толще. – Итак, мой мальчик, сформулируйте суть третьей проблемы Гильберта.
Этого Блейд не знал. Он уже совсем замерз и, предвкушая теплый душ, решительно тронулся к закутку в конце машинного зала, где обычно раздевался. Лейтон ковылял сзади своей неуклюжей крабьей походкой шелестя карточками и бомбардируя его новыми вопросами.
– Машина Тьюринга?.. Уравнение Фредгольма второго рода?.. Метод оврагов поиска экстремумов функции эн переменных?.. Система Хартри-Фока?.. Сфера Шварцшильда?.. Неприводимое представление непрерывной пространственной группы для…
В ответ Блейд только энергично мотал головой, что ясно свидетельствовало о том, что двенадцатый эксперимент с треском провалился – как и одиннадцать предыдущих.
* * *
Через три часа, отмывшись от липкой мази, вынырнув из подземелья под Тауэром и перекусив, он сидел в мрачноватом кабинете Дж. Просторный старый особняк на пересечении Лоутбери и Барт Лэйн надежно прятал в своем чреве эту небольшую и скудно обставленную комнату, два окна которой выходили во внутренний дворик. Потемневшая от времени бронзовая таблица на фасаде здания извещала всех и каждого, что здесь находится правление ВосточноИндийской Компании по переработке копры. Действительно, любой посетитель, миновав обширный тихий вестибюль, попадал в коридор с дюжиной дверей из мореного дуба с вывесками: «Отдел экспорта», «Отдел импорта», «Маркетинг», «Председатель правления», «Исполнительная дирекция» и так далее.
Все это вовсе не относилось к разряду фантомов; фирма на самом деле работала и даже приносила прибыль. Блейд недавно удостоенный полковничьего звания – за первые экспедиции в Измерение Икс – числился в ней Старшим экспертом. Кажется, он занимался не то транспортировкой кокосовых масел, не то их перегонкой или фасовкой – точно он сам не знал. Это приносило ему пять тысяч фунтов в год, которые Британское казначейство аккуратно вычитало из его офицерского жалованья, руководствуясь железным принципом: никто не должен получать дважды за одну и ту же работу. Дж., исполнительный директор «Копра Консолидейшн», терял на этой афере двенадцать тысяч ежегодно, правда, он был бездетным холостяком и пуританином и не тратил на женщин ни пенса. Главной статьей его расходов являлся виргинский табак.
Окутанный голубоватым облаком дыма, он сидел за массивным дубовым столом, откинувшись на спинку жесткого кресла, и задумчиво следил за дрожащими колечками, неторопливо всплывающими к потолку. Было около шести: блеклую голубизну октябрьского неба вскоре начали сменять ранние сумерки, но Дж. не торопился зажигать свет. Полумрак четче обозначил морщины на его лице, подчеркнув суровую линию губ, впалые щеки и выступающие над ними скулы. Несмотря на свой весьма солидный возраст, он вовсе не выглядел стариком.
Наконец шеф МИ6А отложил трубку, потер переносицу и произнес:
– Чего же он хочет от вас, Ричард? Если не ошибаюсь, мы планировали очередной запуск еще в августе, но его светлость тянет уже второй месяц – причем без всяких объяснений.
– Насколько я понимаю, сэр, он и не собирается никуда меня отправлять – пока… – Блейд вытянул ноги, пристально разглядывая носки своих сшитых на заказ туфель. – У Лейтона несколько иные планы.
– Вот как? А объясняться с премьер-министром он предоставляет мне? Каждый раз я жду, что меня либо отправят в отставку без выходного пособия, либо разжалуют в курьеры «Копра Консолидейшн»… Конечно, лорд Лейтон выше таких мелочей, по мне хотелось бы выйти на пенсию более достойным образом!
Блейд усмехнулся про себя. Его шефу недавно стукнуло шестьдесят восемь, но в отставку он не собирался. Этот пожилой джентльмен крепкой викторианской закваски пережил две мировые войны, дюжину локальных, пытки в застенках гестапо и черт знает что еще. Дж. никогда не обладал атлетическим телосложением и вряд ли в молодые годы управился бы с двуручным норманнским мечом, но он был жилист, сухопар, вынослив и упрям – словом, относился к той англосаксонской породе, что в свое время положила к подножью британского трона половину мира.
– Я полагаю, сэр, – произнес Блейд, взглядом спросив разрешения закурить, – что лорд Лейтон пытается использовать свою машину по прямому назначению. Помните, о чем он толковал со мной перед самым первым перемещением? О гениях, которых его компьютер начнет выпекать пачками во славу Британии, о перекачке знаний из машины прямо в человеческий мозг…
– А!
Возглас Дж. прервал его, и Блейд остановился, вопросительно взглянув на шефа. Тот, однако, больше не сказал ничего.
Блейд чиркнул зажигалкой и затянулся.
– Он сажает меня под колпак – такой большой, что конструкция даже не помещается в старой стеклянной клетке, – держит в таком состоянии час-другой, потом устраивает допрос.
– Хммм… Допрос? Я надеюсь…
– Нет, нет, сэр, ничего подобного. Только тесты – по карточкам. Старик проверяет, не поумнел ли я. Но пока – сами видите… – Блейд с покаянным выражением развел руками.
Дж. улыбнулся.
– У тебя, мой мальчик, всегда хватало ума, – произнес он, явно давая понять, что разговор начальника с подчиненным закончен, и в дальнейшем можно придерживаться неофициального тона. – Так, теперь я понял, в чем дело, – шеф МИ6А выпустил очередную голубоватую струю, пронзившую сизое облачко дыма от сигареты Блейда.
С минуту Дж. что-то припоминал, покачивая головой и усмехаясь, потом вновь поднял глаза на собеседника.
– Я никогда не рассказывал тебе, Дик, предысторию проекта, который третий год кормит наш отдел и все заведения Лейтона под Тауэром?
– Не припоминаю, сэр…
– Так вот, дело обстояло следующим образом. В начале шестьдесят восьмого старый краб закончил программировать своего монстра и построил… этот… как его…
– Коммуникатор.
– Да, коммуникатор. Он полагал, что в эту штуку можно будет совать толковых парней и, перетряхнув им мозги, получать еще более толковых…
– Он называет это накачкой…
– Вот именно. Один дьявол знает, чем нафарширована его машина… математика, физика, химия, биология, кибернетика, история, литература… Я не удивлюсь, если он запихнул в нее все философские системы – от дзен-буддизма до Гегеля. Он полагал, что если все это перекачать в человеческую голову, то из-под колпака вылезет новый Эйнштейн… или, на худой конец, еще один лорд Лейтон.
Блейд позволил себе усмехнуться. Два его начальника, два пожилых джентльмена, меж которыми он встрял словно между молотом и наковальней, чаще всего находились в состоянии вооруженного нейтралитета и отпускали весьма ядовитые шуточки в адрес друг друга. Когда это происходило за глаза, Блейд покорно улыбался; в случае очной ставки хранил каменное спокойствие. Он хорошо усвоил извечную африканскую мудрость: когда дерутся слоны, достается траве.
– Адмиралтейство очень заинтересовалось такой возможностью, – неторопливо продолжал Дж., отбивая пальцами по столу первые такты гимна «Правь, Британия». – Собственно, они и финансировали проект на начальной стадии. Но получилось-то совсем иное! Вместо машины, выпекающей гениев – машина, которая забрасывает людей к черту на рога… Я подозреваю, – шеф МИ6А выпустил из ноздрей две изящные струйки дыма, – что для Лейтона наступил час расплаты.
– За что же, сэр?
– За деньги, которые он взял у военных три года назад, и за щедрые обещания, выданные авансом.
– Но разве он не может…
– Конечно, может. Теперь, когда проект находится под личным контролем премьер-министра, Лейтон может послать лордов Адмиралтейства к Сатане – поискать там свои денежки. Но видишь ли, мой мальчик, его светлость страдает одним большим недостатком, – Дж. неожиданно ухмыльнулся. – Он – человек честный, и не любит нарушать свои обещания.
С этим Блейд был полностью согласен. Лейтон всегда выполнял свои обещания, особенно когда дело касалось его научного реноме. Старик отличался дьявольским упорством и работоспособностью, а это значило, что подопытному кролику предстоит высиживать под колпаком до тех пор, пока он не превратится в самого сообразительного шимпанзе на Британских островах… или в безмозглую улитку. Такой вариант тоже нельзя было исключить.
Блейд передернул плечами, и Дж., бросив на него молниеносный взгляд, спросил:
– Что, эти… эти сеансы… так болезненны?
– Нет, сэр. Щекотка… Похоже на то, будто волосы проросли сквозь череп и скребут по мозгам… Можно вытерпеть.
Дж. вздохнул.
– Если не ошибаюсь, он уже сделал дюжину попыток? Значит, завтра – тринадцатая… Несчастливое число! – он выколотил трубку о край массивной пепельницы и решительно заключил: – Не нравится мне это, Ричард. Будь настороже! Как бы не случилось чего-нибудь непредвиденного…
На этот раз старый мудрый Дж. оказался прав.
* * *
Телефонный звонок поднял Блейда в половине шестого. Он сел в кровати, протирая глаза и пытаясь сообразить, кто же беспокоит его в такую рань. Рядом тихо посапывала Дорис; темные локоны разметались по подушке, одеяло съехало, обнажив стройные бедра с треугольничком мягких волос. Блейд ощутил мгновенный всплеск желания – вчера они впервые узнали друг друга, и ощущение новизны еще не ушло, но стало только сильнее после первых объятий.
С коварством подстерегающего добычу тигра он ждал до тех пор, пока непрерывные звонки не заставили Дорис пошевелиться, потом бесшумно вскочил и отправился в кабинет. Конечно, это был Лейтон! И в весьма раздраженном состоянии.
– Я полагал, что люди вашей профессии просыпаются быстрее, – заявил он вместо приветствия. – Ваш телефон еще не взорвался?
– Аппарат цел, и я проснулся после первого же звонка, сэр, – доложил Блейд. – Однако были некоторые обстоятельства…
– Ах, обстоятельства? – протянул Лейтон. – Вы не один?
– Предположим. Но это не относится к делу.
– Вы уже разобрались с ними? Я имею в виду – с этими… гмм… обстоятельствами?
«Надеюсь, что нет, если старик не засадит меня под колпак в ближайшие полчаса,» – подумал про себя Блейд. Вслух же он произнес: – Простите, сэр, но я не могу выгнать бедную девушку из дома в шесть утра, даже не напоив кофе… Я запер ее в ванне, чтобы она не могла подслушать наш разговор.
– Ричард, у вас каменное сердце! – Лейтон на другом конце линии пришел в ужас. – Заперли в ванной! И что? Она стоит там голая… дрожащая… на холодном кафельном полу?
– Примерно так, сэр, – Блейд стиснул челюсти, чтобы не расхохотаться. Потом он пробормотал: – Но я бросил ей подушку и одеяло… в конце концов, она может встать под теплый душ…
– Безобразие! Вот что, Ричард: я работал всю ночь, кое-что переделал и хотел попросить вас подъехать немедленно. Но при сложившихся обстоятельствах мы проведем испытание в десять, как обычно. Вы же немедленно отправляйтесь к ванной и выпустите бедную девочку!
– Непременно, сэр. Теперь я успею напоить ее кофе, – заверил Блейд его светлость и положил трубку.
Потом он отправился прямиком в спальню – но почему-то без кофейника.
Выяснение обстоятельств с Дорис, женщиной молодой и пылкой, заняло часа два. Затем они действительно напились кофе и, по дороге к Тауэру, Блейд еще успел завести свою подружку в ателье, где она подвизалась в качестве фотомодели. На место он прибыл в девять двадцать и ровно в десять, нагой и покрытый слоем мази, уселся в кресло.
Лейтон приспустил колпак коммуникатора и с привычной сноровкой обклеил своего подопытного электродами, укрепив один из них на шее, под затылочной впадиной. Что-то новенькое, решил Блейд. вчера он не заметил ни этого кабеля в синей оплетке, ни круглой медной пластинки диаметром в дюйм, которая сейчас холодила ему шею. Покончив с проводами, Лейтон надвинул колпак – теперь его нижний край почти упирался в колени сидевшего неподвижно Блейда, и он чувствовал себя канарейкой, запертой в тесной клетке.
– Ну, как ваши обстоятельства, Ричард? – копаясь у пульта, старый ученый махнул рукой куда-то вверх и вправо, где, по его мнению, должен был находиться Кенсингтон. Блейд снимал там квартиру уже больше десяти лет.
– Все в порядке. Моя знакомая проспала прямо в ванне до восьми. Потом – кофе, горячий завтрак и теплое рукопожатие на прощанье.
Лейтон поднял голову, задумчиво оглядел Блейда и боком, по-крабьи, двинулся к рубильнику.
– Если сегодняшний эксперимент будет удачным – а я в этом не сомневаюсь, – то такие мелочи, как девушки, больше вас не будут волновать, – заявил он.
Внезапно Блейд похолодел.
– Но, сэр… Так мы не договаривались! – он попытался привстать, но Лейтон проворно опустил рубильник.
– Не волнуйтесь, Ричард, все будет хорошо… – долетели его последние слова, затем страшный удар сзади снес череп Блейда.
Мозг его выплыл наружу и повис над корчащимся в муках телом, холодно и бесстрастно разглядывая его. Блейд воспринимал этот серый сгусток как нечто инородное и даже враждебное; он находился в своем собственном теле и страдал вместе с ним, хотя оставалось совершенно неясным, где, в каком именно органе гнездился теперь его разум. Внезапно мозг начал раздуваться – словно мяч, в который невидимый насос стремительно накачивал воздух. Он рос и рос, одновременно меняя форму, выпуская из нижней части длинные отростки; постепенно они начали превращаться в щупальца.
Блейд сжался внизу под этим монстром, пытаясь стать незаметным, как муравей. В голове у него зияла дыра и глаза высматривали прямо через нее парившее н воздухе чудовище. Мозг продолжал расти, щупальца удлинялись, и два из них, слева и справа, уже походили на серые пожарные шланги. Они начали дергаться – хаотически, рывками, слепо шаря по земле; но с каждой секундой их движения становились все быстрей и уверенней.
Вдруг Блейд понял, что за тварь висела сейчас над ним. Уэллсовский марсианин! Он самый – вне всякого сомнения! Бесформенная туша, серая поблескивающая кожа, щупальца… Но неужели этот монстр прятался у него в голове? В мозгу? Или он и был мозгом? Где же тогда сам Ричард Блейд? Не тело Блейда, а его память, сознание, душа?
Он почувствовал, как щупальца ухватились за края дыры в черепе и пытаются расширить ее. Вскрикнув дико и беззвучно, Блейд пустился бежать, преследуемый шелестом скользивших за ним конечностей; их было уже много десятков, и все они настойчиво пытались изловить бывшего хозяина. Несмотря на страшную боль, терзавшую его, он уворачивался, падал, вскакивал вновь, стараясь избежать навязчивых объятий; он чувствовал, что с ним сотворят нечто жуткое.
Он мчался по какой-то бескрайней голубовато-зеленой равнине, похожей на морскую поверхность, над которой сияли жемчужно-розовые небеса. Неожиданно свет начал меркнуть, и Блейд, вытянув вверх сквозь прореху в черепе стебли глаз, увидел, что мозг превратился в чудовищный плоский блин, закрывавший небо от горизонта до горизонта. «Теперь он может меня…» – подумал он, и в тот же миг серый блин рухнул на землю и слился с ней в ослепительном взрыве, поглотив и тело, и память, и разум, и душу Ричарда Блейда.
ГЛАВА 2
Он лежал ничком, уткнувшись в скрещенные руки, не шевелясь и ощущая, как солнечные лучи ласкают обнаженную спину. Постепенно начали восстанавливаться остальные чувства: сквозь плотно сомкнутые веки стало пробиваться розоватое сияние, нос и губы уловили пряный йодистый аромат с привкусом соли, уши заполнил негромкий и мерный гул прибоя. Не открывая глаз, он сжал пальцы, легко погрузившиеся в рыхлую почву. Песок… Порыв ветра швырнул пригоршню брызг на его голые ноги. Вода… Теплая…
Блейд перевернулся на спину, сел и открыл глаза. Перед ним расстилалась морская гладь – лиловая и голубоватая, блистающая кое-где серебром, изменчивая, текучая и подвижная, как в любом из миров, подобных Земле. Легкий бриз гнал небольшую волну; с тихим шорохом крошечные валы, увенчанные каймой пены, накатывались на золотистый песок, затем с едва слышным шипеньем отползали обратно, оставляя темный мокрый след. Из песка торчали камни – совсем маленькие, с кулак, и здоровенные глыбы, возвышавшиеся на целый ярд; одни были черными, другие – коричневыми с белыми прожилками либо пестрыми или серыми. У самой кромки воды суетились крабы величиной с ноготь.
Земля? Атолл в Южных морях? Один из тех, с которого доставляют копру для заведения, за чьим мирным фасадом прячется отдел МИ6А?
Он повернулся и обозрел светило, изливавшее тепло на его плечи. Солнце? Несомненно, нет. Солнце – золотистая звезда класса О, диаметр – миллион триста девяносто два километра, мощность излучения – три и восемь на десять в двадцатой степени мегаватт… Эта же звезда, вероятно, класса А, более горячая, с голубоватым оттенком… Согласно диаграмме Ресселла, температура поверхности тысяч восемь с половиной по Кельвину… на три тысячи больше, чем у Солнца. Ближайшие аналоги – Вега и Сириус…
Блейд с недоумением тряхнул головой – какая-то шторка в мозгу приоткрылась и тут же задернулась. Протянув руку, он выхватил крабика из суетившейся у воды кучки, и пересчитал ноги крохотной твари. Десять… Причем – ни намека на клешни… Снова обозрев жемчужно-голубой небосвод с пылающим серебристым солнцем, Блейд окончательно понял, что находится не на Земле.
Пошатываясь, он поднялся на ноги. Как всегда, Блейд был абсолютно нагим; выпуклую грудь и лоб покрывали бисеринки пота, дыхание оставалось пока прерывистым, словно он еще не пришел в себя после призрачной гонки по сумрачным равнинам своих сновидений, но ноги уверенно попирали песок, а в глазах появилось привычное выражение настороженности и готовности к действию. Несколько секунд разведчик стоял, глубоко вдыхая свежий солоноватый воздух, потом присел – раз, другой. С телом все обстояло отлично, координация восстановилась. Но голова… что-то произошло с головой, и он пока не мог понять, в чем дело. Немного побаливал затылок – там, где был подсоединен кабель в синей оплетке.
Блейд разбежался и вскочил на ближайший валун, доходивший ему до пояса – более возвышенной точки в ближайших окрестностях не наблюдалось.

Ричард Блейд, герой - 3. Ветры Катраза - Лорд Джеффри => читать онлайн фантастическую книгу далее


Было бы неплохо, чтобы фантастическая книга Ричард Блейд, герой - 3. Ветры Катраза писателя-фантаста Лорд Джеффри понравилась бы вам!
Если так получится, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Ричард Блейд, герой - 3. Ветры Катраза своим друзьям-любителям фантастики, проставив гиперссылку на эту страницу с произведением: Лорд Джеффри - Ричард Блейд, герой - 3. Ветры Катраза.
Ключевые слова страницы: Ричард Блейд, герой - 3. Ветры Катраза; Лорд Джеффри, скачать бесплатно книгу, читать книгу онлайн, фантастика, фэнтези, электронная