А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Легостаев Андрей

Последнее пророчество


 

Тут находится бесплатная электронная фантастическая книга Последнее пророчество автора, которого зовут Легостаев Андрей. В электроннной библиотеке fant-lib.ru можно скачать бесплатно книгу Последнее пророчество в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать книгу Легостаев Андрей - Последнее пророчество онлайн, причем без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Последнее пророчество = 189.69 KB

Последнее пророчество - Легостаев Андрей => скачать бесплатно электронную фантастическую книгу



OCR and Spellcheck: Andy Kay
«Последнее пророчество»: Вече; Москва; 2002
ISBN 5-7838-1188-2
Аннотация
В новом романе мастера отечественной фэнтези герой в полном соответствии с канонами жанра проходит путь от беглеца, спасающего свою жизнь, до повелителя могущественной державы. Но трон мало завоевать, его нужно еще и сохранить, укрепляя как собственное положение, так и доверившуюся тебе страну…
Андрей Легостаев
Последнее пророчество
Андрей Легостаев не старается писать много, но здесь тот случай, когда качеству уделяется больше внимания, чем количеству. Как говорится: лучше меньше, да лучше. В его романах всегда тщательно прописан антураж, интрига не дает читателю возможности заснуть, а герои — не картонные муляжи, а люди во плоти, с собственными достоинствами и недостатками. Не всегда, конечно, с героями Андрея Легостаева хотелось бы дружить и вообще иметь дело, но наблюдать и сопереживать их приключения и нравственный выбор — всегда интересно.
Святослав ЛОГИНОВ
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ГЛАВА ПЕРВАЯ
Солнечные лучи переливались на золотых куполах и шпилях величественных храмов и отражались в окнах прекрасных дворцов Пиларисия, столицы Лунгарзии. С недавних пор праздник прощения Зирива-ваната, бога слез и зарождения жизни, жители столицы почитали больше всех остальных праздников, исключая, разумеется, лишь празднования дней всемогущего Марлин-ваната, отца всего сущего.
Нарядно одетые жители прославленного города, принеся жертвоприношение могущественному богу в переполненном народом храме, торопились на улицу, уступая место следующим, жаждущим возблагодарить Зирива-ваната за спокойную жизнь и мудрого правителя, которым наградила их судьба.
Выходя по мраморным ступеням храма страдальца за всех людей Зирива-ваната и его супруги Сугнуны, богини смеха и смерти, горожане поспешали к площади перед королевским дворцом. Там, у священной реликвии — трона, принадлежавшего легендарному правителю Лунгарзии королю Задалару, тысячу лет назад погибшему в неравной схватке за свою страну — в окружении лучших воинов, на белоснежном коне с тщательно расчесанной длинной гривой, восседал неподвижно, словно непоколебимая статуя самому себе, король Варрос.
Те горожане, что были одеты победнее, издали любовались могучей фигурой короля-воина, восхищаясь его видом и невозмутимой, уверенной в себе позой. Они выкрикивали благодарности и мудрому Зирива-ванату, и его неизменной спутнице Сугнуне, и справедливому мужественному королю Варросу, хранящему покой народа Лунгарзии.
Жители и гости Пиларисия знали, что едва лишь огромное жизненесущее солнце начнет склоняться к земле, собираясь на покой, на площадь для простого народа выкатят огромное бочки с игристым янтарным вином и разведут костры, на которых зажарят для угощения сотни жертвенных быков. В предвкушении этого волнующего события лунгарзийцы славили мудрого правителя, введшего в празднование великого Зирива-ваната этот великолепный обычай.
Аристократы и богатые горожане, в сопровождении личной охраны, приближались к королю, кланялись ему, касаясь пальцами, унизанными перстнями с драгоценными каменьями, каменных плит площади, и выражали благодарность — за процветание, за спокойную жизнь, за следование заветам мудрейшего Зирива-ваната.
Представители древних родов со всех городов Лунгарзии, послы всех держав, входящих в Соединство Стран Священной Реки, а также земель, не признавших власть Марлин-ваната, спешили поздравить короля Варроса с великим праздником, демонстрируя жителям столицы пышность своих нарядов и красоту сопровождавших их женщин, подчеркнутую изысканными украшениями и одеждами, не скрывающими их безукоризненных прелестей.
Король, возвышавшийся над толпой на своем верном скакуне, лишь кивал в ответ на вычурные приветствия, зачастую переходящие в неприкрытую лесть. Он знал, что за этими словами нередко скрывается тщательно загнанная в закрома души, но от этого не менее лютая ненависть к нему. Многие представители древних родов Лунгарзии презирали его, чужака, силой захватившего древний трон, голыми руками задушившего прежнего короля-деспота.
Варрос знал, что нельзя терять бдительности и осторожности ни на минуту — слишком многие жаждут его гибели. Ни один летописец не ведал, сколько за годы правления Варроса на него было совершено покушений, поскольку король, в жилах которого текла дикая кровь потомков Леопарда, не считал нужным докладывать об этом кому бы то ни было, а сам давно сбился со счета. Лишь многочисленные шрамы на могучем бронзовом теле короля говорили о битвах, сражениях и поединках — как с благородными противниками в честном бою, так и с подлыми убийцами, пытавшимися нанести удар из-за угла.
Время покушений — мрак ночи; сейчас в сиянии ослепительного солнца, покровительствующего Лунгарзии и ее королю, в окружении бесстрашных воинов в красных плащах, беззаветно преданных повелителю, под взглядами тысяч и тысяч подданных, ему не угрожали никакие покушения. И король-воин, глядя на толстеющих мужей, забывших которой стороной берут в руки меч, мечтал о тех временах, когда в уши рвется грохот битвы, звон мечей и крики раненых, заглушая все остальные звуки, а безумный ветер обжигает лицо и только успеваешь наносить удары и отражать атаки, не разбираясь, твоя ли кровь хлещет из ран, превратив белые одежды в красные, или это кровь многочисленных врагов, уже павших, а на смену им идут все новые и новые…
Но все спокойно на границах Лунгарзии, враги, словно трусливые псы, поджав хвосты, зализывают раны и присылают толстых, напыщенных от собственной важности, послов, подносящих дорогие и ненужные ему подарки — золотые статуи, бриллиантовые украшения, серебряную посуду… Изредка кто-нибудь догадается подарить оружие, но еще не видел Варрос меча лучше, чем его собственный, неоднократно спасавший ему жизнь.
Король Варрос скучал на этом великолепном и пышном празднестве, изредка бросая взгляд в сторону неподвижных, но готовых в любую секунду броситься в бой, воинов в красных плащах. Лишь они радовали его взгляд.
Он почти не слышал льстивых и насквозь лживых речей кланяющихся ему знатных послов и аристократов. Он думал, куда бы отправить свою армию в поход. Войска не должны застаиваться в столице, обрастая семьями и покрываясь ржавчиной безделья, как боевой меч не должен долго скрываться в ножнах, чтобы не потерять блеска и остроты. Но на границах все спокойно и даже австазийские пираты, известные по всему миру дерзостью и отчаянной отвагой, не смеют показаться в ближайших морях, страшась одного лишь вида лунгарзийского флага.
Благородные лорды и знатные послы далеких стран, поприветствовав короля, спешили в просторные сады с утопающими в зелени великолепными фонтанами, искрящимися на солнце мириадами алмазных брызг, дожидаться часа, когда их пригласят на праздничный пир в королевский зал, который мог вместить больше тысячи человек.
Казалось, знатные люди, желающие выразить почтение королю древней Лунгарзии, будут идти до поздней ночи, но Варросу не составляло труда сидеть в этой величественной позе воина, готового к бою, сколь угодно долго; его тело давно привыкло к любым нагрузкам, в том числе и к такому вот многочасовому сидению в седле с гордо расправленной спиной.
Но солнце, освещающее пышный и радостный праздник, перевалило высшую точку и скоро настанет пора идти в пиршественный зал и там вновь слушать здравицы и льстивые речи.
Воины в красных плащах, стоявшие за королем, расступились, и к Варросу подошел его главный советник — Хранитель мудрости королевства Астрил Гош, уже немолодой, представительного вида мужчина, видевший на своем веку четверых лунгарзийских королей, но считающий, что о лучшем, чем Варрос глупо даже и мечтать.
— Ваше величество, у меня важное сообщение, не предназначенное для чьих-либо ушей, кроме ваших, — с поклоном тихо произнес Астрил Гош.
Варрос повернулся к своему верному сановнику, не раз рисковавшему жизнью ради него и мудрыми советами доказавшему свою преданность, и по лицу стареющего вельможи понял, что речь действительно идет о чем-то крайне важном.
Король легко соскочил на выложенную мрамором мостовую и кивнул одному из телохранителей. Тот взял коня за украшенную драгоценными каменьями сбрую и повел в королевскую конюшню.
Варрос уселся на трон легендарного короля Задалара и осмотрел людей, жаждущих поклониться ему. Заминка, вызванная его переходом из седла боевого коня на древний трон лунгарзийских королей, слегка позабавила Варроса — знатные аристократы толкали друг друга, стремясь занять место поближе к правителю Лунгарзии.
Очередной посол склонился в земном поклоне, две красавицы, не вызвавшие у короля никаких чувств, поставили к ногам повелителя древней страны золотые подносы с искусными ювелирными украшениями, предназначавшимися в подарок.
Варрос повернулся к Хранителю мудрости:
— Силамар наконец-то приехал? — Король с нетерпением ожидал своего старого преданного друга — орнея Силамара, который несколько дней назад уехал на охоту и до сих пор не вернулся. Варрос даже начал немного беспокоиться о его судьбе.
Астрил Гош отрицательно покачал головой и прошептал так, чтобы кроме короля его никто не мог услышать:
— Мой повелитель, враги вновь замышляют против вас. Они не успокоятся, пока не убьют вас или не погибнут сами, но на место погибших придут другие злоумышленники.
— Ты не сказал мне ничего нового, Астрил Гош, — не повышая голоса и глядя на очередного посла, самозабвенно декламирующего изобилующее пышными сложными оборотами приветствие, произнес Варрос. — Я и так знаю, что против меня вечно устраивают заговоры и подсылают в мою опочивальню наемных убийц, хотя, видят всезнающий Зирива-ванат и недремлющая Сугнуна, давно уже все спокойно. Почти месяц прошел с тех пор, как тот дурачок подбежал ко мне из-за колонны с тем тонким ножичком…
— На этот раз, мой повелитель, все обстоит гораздо сложнее и опаснее. Неведомые заговорщики хотят отравить и вас, и всех ваших советников, и гостей.
— С чего ты взял это, Астрил Гош? — нахмурил брови Варрос. — Меня пытались убить мечом, копьем и кинжалом, меня старались уничтожить колдовством и магией древних умерших богов, на меня нападали жуткие твари, но никогда еще никто не пытался убить меня столь подлым и недостойным воина способом. Ты что-то напутал, Астрил Гош. К старости ты стал слишком осторожен и шарахаешься от каждой примерещившейся тебе тени.
— Нет, мой повелитель, — твердо возразил Хранитель мудрости, — я уверен в своих словах. Главный виночерпий вашего дворца послал за мной, чтобы сообщить страшную новость: огромная бочка лучшего вина, что была приготовлена на пир и из которой наливали в золотые кувшины, предназначенные для королевского стола, отравлена. Один из вороватых слуг, пользуясь тем, что все повара заняты стряпанием, подкрался к бочке и зачерпнул полной кружкой. Он не успел допить украденное вино и наполовину, как его стало ломать и трясти от страшной боли, все тело пошло жуткими красными пятнами, и через несколько минут несчастный скончался.
— Это ни о чем не говорит, Астрил Гош, — не поворачивая головы, возразил Варрос. — Этот воришка просто объелся накануне какой-нибудь дряни, вот его и скрутило. Чтобы выдвигать подобные обвинения, нужны доказательства повесомее. До начала пира осталось совсем немного, и я не хочу забивать себе голову всякой ерундой, что пришла в голову главному виночерпию, который наверняка сам отведывал этого вина и еще небось в дозах, которые не осилит и мамонт.
— Нет, ваше величество, — твердо стоял на своем Хранитель мудрости, — я проверил утверждение виночерпия. Я приказал дать немного вина собакам, и сам видел, как они корчились и визжали перед смертью. Вино отравлено, в этом нет сомнений. Вас ждала неминуемая и страшная смерть, мой повелитель.
— Но я ведь не могу перенести пир из-за этого! — воскликнул Варрос.
— Не беспокойтесь, ваше величество, — успокоил советник, — я распорядился, чтобы принесли новую бочку, раб на моих глазах испробовал вино и с ним ничего не произошло. Десять стражников стоят у бочки и никого к ней не подпустят. Нет необходимости переносить пир в честь великого Зирива-ваната! Спокойно веселитесь на пиру, все яства проверены, опасность устранена.
— Но виновный в попытке подлого отравления не найден! — с горечью молвил Варрос. — Хотел бы я, чтобы отравитель, или отравители, сколько бы их ни было, встали бы передо мной с оружием в руках. Лицом к лицу я бы показал им, кто есть кто. А как теперь узнаешь злоумышленника?
— Об этом-то я и собирался поговорить с вами, мой повелитель! — все так же едва слышно прошептал Хранитель мудрости. — У меня есть кое-какие соображения, как узнать заговорщиков.
— Говори быстрее, Астрил Гош! — не выдержал заинтригованный Варрос. — Скоро уже пора идти ополаскивать пальцы и садиться за стол. Как ты можешь узнать отравителей?
— Вас ненавидят слишком многие, мой повелитель, — печально констатировал сановник. — И очень многие хотели бы убить вас. Я не сомневаюсь, что заговорщики — не из бедноты, наверняка это представители древних благородных родов.
— Да, — вздохнул Варрос, — они не могут простить того, что на древнем троне Лунгарзии сижу я, потомок Леопарда, силой, мужеством и умом освободивший страну от кровавого тирана Мерналдита.
— И они наверняка будут присутствовать на пиру, — продолжал Хранитель мудрости. — Заговорщики не упустят возможности поглядеть на вашу мучительную смерть и возжелают провозгласить своего ставленника королем, когда вы еще умирали бы от страшного яда, не прознай мы об их коварном замысле.
— Ты прав, — согласился король, — но ведь на пиру будут сотни лордов и послов. Как же мы узнаем, кто именно подсыпал отраву в вино?
— Они отравили всю бочку, — напомнил Хранитель мудрости, — по их замыслу должны погибнуть все, кто поднимет первый кубок в честь великого Зирива-ваната — и вы, и ваши советники, и послы, и все гости. Кроме самих отравителей. Но ведь в их кубках тоже должно быть отравленное вино, как и у всех прочих гостей, и они единственные, кто знает об отраве. Значит, они поднимут кубки, но даже не пригубят — будут ожидать, пока все выпьют и повалятся с кресел на пол, мучимые жестокими внутренними болями.
— Воистину ты прав, мудрый Астрил Гош! — воскликнул король, хлопнув кулаком в ладонь. — Те, кто не будет пить вино — и есть истинные злоумышленники. Клянусь собственной жизнью, мы поймаем их всех, до единого. Мои красные плащи будут пристально следить за каждым гостем! И тогда у меня пойдет совсем иной разговор с ними — честный и открытый. Немедленно позови ко мне Кранимара, я отдам ему распоряжения.
Хранитель мудрости Астрил Гош с поклоном отошел от трона и через минуту к Варросу приблизился командир его личных телохранителей Кранимар. Варрос едва слышно что-то прошептал ему, тот согласно кивнул и быстро ушел.
Варрос встал, показывая, что праздник приближается к своему торжественному и длительному завершению.
— Хвала великому Зирива-ванату! — произнес король громко, так, что, казалось, его голос был слышен в дальних уголках огромной площади, полной народа. — Граждане Лунгарзии, выпьем в честь великого бога, покровителя нашей прекрасной страны!
На площадь выкатили огромные деревянные бочки. Каждая была выше любого самого рослого лунгарзийца. Могучие кузнецы приготовили кувалды, чтобы вышибить днища у бочек. Горожане в предвкушении дарового угощения торопились к ближайшим бочкам, доставая заранее прихваченные из дома кубки и кружки. По опыту прошлых праздников в честь Зирива-ваната и Сугнуны, проводимых королем Варросом, все знали, что вина, как и жареного бычьего мяса, с избытком хватит каждому и так, что можно будет и на завтра прихватить говядинки и кувшин доброго винца. Но все равно у бочек началась давка, поскольку промочить глотку в честь великого бога и мудрого короля хотелось как можно быстрее.
Послы дружественных держав и представители древних лунгарзийских родов, не успевшие выразить свое почтение и поздравить с празднеством короля, со вздохами — кто досады, а кто и облегчения — потянулись в изумрудный дворцовый сад, чтобы в прохладе деревьев любоваться прекрасными фонтанами в ожидании приглашения в пиршественный зал.
ГЛАВА ВТОРАЯ (РЕТРОСПЕКТИВНАЯ)
Если бы кто-нибудь сказал Варросу, когда он мускулистым юношей бродил с товарищами в поисках добычи по родным горам в одной повязке из козлиной шкуры на бедрах, что у него в душе могут проснуться другие чувства, кроме постоянного голода и жажды битвы, он рассмеялся бы наглецу в лицо, а то и просто проткнул бы острым копьем.
В то время он не задумывался о том, зачем живет, каков будет его дальнейший жизненный путь — прекрасные дикие горы заполняли для него весь огромный мир.
Но иногда, вечерами у костра, он слушал удивительные рассказы о далекой Лунгарзии и чудесном городе Пиларисии со стенами в дюжину раз выше самого высокого мужчины, где величественные дворцы восхищают красотой и величием, где женщины ходят в ослепительных одеждах из странных блестящих тканей…
Сердце юного Варроса непонятно от чего замирало, но все это было так далеко и нереально…
Потомок Леопарда может попасть в Лунгарзию только рабом, поэтому все лунгарзийцы — враги и заслуживают лишь одного: немедленной смерти.
И он готов был резать, колоть, убивать любых врагов родного племени — будь то лунгарзийский Рубежный Легион, беспощадные австазийские пираты или враждебные племена с северных островов. Варрос считал, что человек рожден для того, чтобы охотиться для утоления голода и убивать врагов, защищая родную землю и завоевывая для своего племени рабов и богатую добычу.
Варрос не очень любил людей, считая своими братьями львов, тигров и леопардов, он был уверен, что человек отличается от зверей лишь похотью и жадностью.
Гораздо позже он понял, что есть еще одна черта, разнящая человека от животного — ненужная жестокость, когда враг уже не сражается или просто в силу своей слабости и безоружности не может оказать сопротивления. Ни один лев или леопард в мире не убьет добычи больше, чем сможет съесть…
Но в том юном возрасте Варрос не думал об этом. Его больше беспокоила мысль, что он не знает своего происхождения — его нашли голым младенцем в лесу и приняли в племени как родного, хотя и похож он был больше не на местных жителей, а на людей из рода изгнанников, когда-то, до Большой Засухи, живших в Долине Леопардов.
И если бы кто-то сказал юному Варросу после сытного ужина у костра в горах, когда он вместе с другом Унгином и наставником Тарлаком возвращался с охоты на пещерную стоянку своего племени, что такое чувство, как сострадание, изменит всю его жизнь, он бы не поверил.
В те мгновения, когда он заснул на ласковой траве рядом с Тарлаком, а Унгин бронзовым монументом стоял на страже их покоя, поразительное, ни на что прежнее не похожее сновидение растревожило его, яркие зеленые звезды разогнали тьму сна и вспыхнули, открыв ослепительно яркий солнечный день, тишину прорезали звуки тысячи труб и огромная толпа людей восхищенно кричала здравицы одному человеку — высокому мужчине в золотых воинских доспехах с обнаженным мечом в руке, стоявшему перед великолепным дворцом, гордо расправив плечи. И крики этих людей сквозь сон запечатлелись навечно в памяти юного потомка Леопарда: «Да здравствует король Варрос, вечная ему слава!»
Король Варрос… Откуда взялось это сумасшедшее видение в его голове, что оно означало?
Но что-то неуловимо изменилось той ночью в юноше.
Когда они втроем — Тарлак, Унгин и Варрос — подходили к знакомой, переливающейся в лучах утреннего солнца реке, у которой в береговой скале темнели зевы родных пещер, Варрос еще не осознал этого изменения.
Возле пещер, у врытого в землю столба, собралось все племя. Угадать причину оказалось несложно издалека: к столбу была привязана Сарита. Рядом со столбом танцевал в священном разговоре с первопредками жрец племени с зажженным факелом в руке, выкаркивая заклинания и проклятия, готовый поджечь сложенные у ног несчастной поленья.
— Попалась, распутница! — зло процедил Тарлак, не сбавляя шага. — Поделом ей, нечего было убегать с этим проклятым австазийцем! Не он ли там валяется?
Варрос, стараясь не отстать от старшего, вгляделся вдаль. Неподалеку от позорного столба казни валялось изуродованное тело австазийского моряка. Одна из собак пыталась оторвать мертвецу ухо, остальные, свернув кольцами хвосты, брехали рядом, но на них никто из собравшихся не обращал ни малейшего внимания.
Охотники сбросили добычу с плеч, уложили на специальных камнях, чтобы потом оленину обработали женщины, положили рядом копья и подошли к толпе.
Жрец, размахивая дымящимся в левой руке факелом, продолжал выкрикивать проклятия предательнице, поправшей законы своего народа.
Варрос бросил быстрый взгляд на Унгина. Юноша был бледен, прикусил губу, чтобы не закричать.
На лице опозоренной, обнаженной Сариты тоже не было ни кровинки; деревянная цепь некрасиво задрала вверх правую грудь. Девушка боялась — уже не смерти, быстрая гибель была бы для нее сейчас подарком свыше. Она боялась неминуемой боли и долгой муки. И ни в ком, ни в одном взгляде не видела ни искры сочувствия.
Даже мать Сариты — пожилая женщина со взлохмаченными волосами и в сбившейся протертой шкуре проклинала дочь, причем старалась больше всех:
— Видит наш великий предок Га, что я кляну миг, когда родила тебя, позор потомков Леопарда! Больше ты мне не дочь! Смерть ей, смерть!
Она плюнула в собственную дочь, и стоявший рядом вождь с убеленными временем волосами молча-одобрительно кивнул головой. Хотя, пожалуй, все до единого в племени знали, что Сарита не сбежала с австазийцем — ее похитили прошлой осенью. Унгин, влюбленный в девушку, и его верный друг Варрос участвовали в погоне, но лишь проводили взглядами быстроходный весельный пиратский корабль. Унгин хотел тогда вонзить себе в сердце кремневый кинжал, но Варрос не позволил ему этого. Видя горе друга, тогда, прошлой осенью, Варрос поклялся никогда не влюбляться. Никогда. И с тех пор не удостаивал молодых женщин племени даже мимолетными взглядами.
Но сейчас глаза Сариты были устремлены на него, Варроса, и он не мог отвести взгляда. Через несколько мгновений жрец коснется зажатым в левой руке факелом поленницы, на которой покоились ступни девушки, и вспыхнет яркое пламя, пожирая девушку, облизывая жаром ее нежную кожу.
Варрос бросил быстрый взгляд на пояс, за который был засунут нож, и вопросительно поднял брови. Девушка вымученно улыбнулась ему и кивнула.
Эту предсмертную улыбку Варрос не забудет до самой смерти.
Даже если бы он, расталкивая сородичей, прорвался к столбу, он, не успев даже освободить тяжелую деревянную цепь, был бы убит своими же соплеменниками. Но и смотреть на муки Сариты Варрос не мог. Унгин уткнул взгляд в землю, ему было плохо, и он упал бы без сил, если б Тарлак не положил юноше руку на плечи.
Варрос выхватил из-за пояса охотничий нож и метнул. Верный глаз и крепкая рука не подвели даже в столь неожиданных обстоятельствах — смертоносный кремень вонзился прямо под левую грудь девушки, прекратив ее муки до начала пытки.

Последнее пророчество - Легостаев Андрей => читать онлайн фантастическую книгу далее


Было бы неплохо, чтобы фантастическая книга Последнее пророчество писателя-фантаста Легостаев Андрей понравилась бы вам!
Если так получится, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Последнее пророчество своим друзьям-любителям фантастики, проставив гиперссылку на эту страницу с произведением: Легостаев Андрей - Последнее пророчество.
Ключевые слова страницы: Последнее пророчество; Легостаев Андрей, скачать бесплатно книгу, читать книгу онлайн, фантастика, фэнтези, электронная