А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

Лебедев Алексей

Мир фурблов 2. Товарищ Фурбл


 

Тут находится бесплатная электронная фантастическая книга Мир фурблов 2. Товарищ Фурбл автора, которого зовут Лебедев Алексей. В электроннной библиотеке fant-lib.ru можно скачать бесплатно книгу Мир фурблов 2. Товарищ Фурбл в форматах RTF, TXT и FB2 или же читать книгу Лебедев Алексей - Мир фурблов 2. Товарищ Фурбл онлайн, причем без регистрации и без СМС.

Размер архива с книгой Мир фурблов 2. Товарищ Фурбл = 7.64 KB

Мир фурблов 2. Товарищ Фурбл - Лебедев Алексей => скачать бесплатно электронную фантастическую книгу



Товарищ фурбл
Я помню, как он появился в нашем бараке - тщедушный, но
гордый в своем мученичестве. Помню его первую фразу:
- Добрый день, господа.
Ответом ему был смех: какие из нас господа! Господа теперь
в Париже... или в Нью-Йорке... или на Канарах. В общем, далеко
- те, кто успел вовремя смыться из медвежьих объятий Родины.
- Здорово, мил человек, - начал знакомство Борода в обычной
своей манере. - Как тебя звать-величать?
- Муравьев Николай Иванович.
- Ну, Муравьем будешь. А меня вот Бородой кличут. Давай к
нам, расскажи, за что попал сюда.
- За правду, - блеснул глазами новичок.
- За правду! - хохотнул Борода. - Правда-то, брат, она у
каждого своя. Газета ведь тоже "Правдой" зовется, да только не
всякий ею подотрется. Ты конкретно расскажи, что да как. Не
боись, мы здесь все политические.
Новичок с подозрением глядел на Бороду. Честно говоря, тот
был не слишком похож на политического. По общему негласному
мнению нашего барака, он действительно попал сюда по ошибке.
- Товарищ Первый - фурбл! - выпалил Муравей.
- Это почему же?
- Есть свидетели... И потом, разве может человек сотворить
такое со своей страной? Со своим народом?
- Старая песня, - вздохнул Борода. - Этак у нас всю дорогу
одни фурблы и были. Вот при Бориске было: свобода! Товару густо,
а в кармане пусто. И Сашка потом чего накуролесил... Да ты
тогда еще под стол пешком ходил, не помнишь ни фига... Скучная у
тебя правда.
- Вот Второй - точно фурбл, - вступил в разговор Соловей с
одной из своих любимых баек. Он полагал, что найдет благодарного
слушателя. - Ростом маленький, без волос, а зубищи - во!
Приводят, значит, к нему на допрос врага народа. Второй рычит:
"Колись, гнида, а то съем!" Тот не верит. Тогда этот гад ему
палец - ать! И хрумкает. Второй - ать! Все на левой руке, чтобы,
значит, правой-то враг признание мог подписывать. А ежели этот
крокодил разойдется, то и всю руку до плеча откусит, потом за
ноги принимается. Кровища вокруг течет, а он: гы-гу-га! Смеется
не по-человечески. Или вот приводят к нему бабу...
Меня заранее перекосило от предстоящего описания интимной
жизни Второго, которая была якобы известна Соловью во всех
тошнотворных подробностях, но тут вмешался Борода:
- Насчет фурблов тебе лучше Рабинович расскажет. Он жид
ученый, с ними жил и мед-пиво пил.
Я заскрипел зубами.
- Ну, что молчишь, убийца в белом халате? Расскажи, как ты
советских людей фурблом заражал!
- Это правда? - спросил Муравей, глядя на меня с опаской.
- Во-первых, - сказал я, садясь на нарах, - моя настоящая
фамилия - Рябинин, и я даже не еврей. Во-вторых, я действительно
занимался изучением фурбла в одном "ящике". В том числе проводил
опыты на смертниках, которых нам поставляла Контора. В-третьих,
можете быть спокойны: заразить так никого и не удалось. Фурбл не
заразен. К сожалению...
- Почему - к сожалению?
- Потому что иначе мы бы нашли возбудителя и сделали бы
вакцину. Или, по крайней мере, нашли бы способ предохраняться...
Борода хохотнул.
- Значит, никакого лекарства нет? Даже у американцев?
- Вы про "секретные лаборатории ЦРУ"? Когда-то и СПИД так
объясняли. Нет, фурбл - не дело рук человеческих. И лекарства от
него нет. Может быть, потому, что это вообще не болезнь.
- А что же?
- Кара Господня! - прохрипел из своего угла Пророк. - Ибо
сказано в Откровении: "Из дыма вышла саранча на землю... И
волосы у ней - как волосы у женщин, а зубы у ней как у львов...
шум крыльев ее - как стук от колесниц... и в хвостах ее были
жала, как у скорпионов... Царем над собою имела она ангела
бездны..." Грядет Армагеддон, война последняя!
- Сколько их уже было - последних! - возразил Борода.
Пророк заткнулся. Он уже давно понял, что наши души ему не
спасти, да, наверное, и не стоит.
- Так что же это такое - фурбл? - продолжал допытываться
Муравей. Вероятно, этот вопрос мучил его еще на свободе.
- Давай лекцию, Рабинович! - подзадоривал меня Борода. Я
понимал, что мои рассказы наряду с байками Соловья составляли
одно из немногих интеллектуальных развлечений обитателей барака.
Большинство попало сюда потому, что ругало власть, но собравшись
вместе, скоро выяснило, что это довольно скучное занятие.
- В общем, есть одна гипотеза, - задумчиво проговорил я. -
Представьте себе текст, описывающий, допустим, рыбу. Потом он
редактируется: что-то вычеркивается, что-то дописывается.
Получается текст, описывающий, скажем, лягушку. Он тоже
редактируется... И так далее, пока не дойдем до человека. Так же
действует и эволюция. Девять десятых человеческой ДНК - это
мусор, зачеркнутый текст. Но он все еще в нас! Теперь вдруг
приходит писатель-формалист (враг народа, в натуре), которому
человеческие страницы не больно-то интересны. А лезет он в
старые тексты, выхватывает оттуда куски как попало и соединяет,
зараза, по всем правилам языка. Рифма есть, а смысла нет. Вот
так фурблы и получаются.
- Расстрелять его, гада, - подвел итог Борода. - Нечего
народ формализдить! Верно я говорю?
- Я не понял, - признался Муравей. - Кто этот формалист?
- Кабы знать! Может Бог, может, Природа-матушка...
- Господь наш Иисус, - не выдержал Пророк, - смерть на
кресте принял за грехи человеческие. Забыли люди Господа и во
зверей обратились и нежить проклятую. Грядет Апокалипсис!
Все сделали вид, что ничего не слышали.
Во искупление вины перед Родиной мы должны быть рыть
здоровенную канаву поперек просторов вышеупомянутой Родины.
Назначение канавы представляло собой государственную тайну,
которую, похоже не знал (или слишком хорошо притворялся) сам
начальник лагеря. Слухи ходили разные, но большинство полагало,
что работа наша имеет отношение к проекту поворота северных рек,
свернутому в прошлом веке тогдашними врагами народа и ныне
реанимированному лично товарищем Первым. Правда, один бывший
математик подсчитал, что такими темпами нам предстоит копать еще
добрых сто лет, однако это почему-то никого не смущало. Работа
была столь же бессмысленной, как и вся наша жизнь...
Мы копали рядом с Муравьем, грязные и отупевшие, когда он
вдруг закашлялся и выплюнул студенистый комок, который тут же
смешался с землей. Сам Муравей не обратил на это никакого
внимания, а у меня аж ноги подкосились. Мне ли не знать подобных
симптомов! Сомнений не было - это фурбл!
Руки продолжали механические движения, а в голове галопом
неслись мысли. Я знал, что несколько дней он будет испытывать
мучительный голод, затем появятся сыпь и температура, и тогда он
неизбежно попадет в лагерную больницу, а тамошний врач (даже с
очень средним образованием) быстро поставит диагноз и примет
меры. Инструкция на этот счет проста: выстрел в голову и
кремация трупа (поскольку иногда превращение продолжается и
после смерти). Да, лагерь - не слишком подходящее место для
фурбализации. Муравью оставалось жить совсем недолго. Что я мог
сделать?
За обедом и ужином я отдал ему свой паек. Муравей слопал
все за милую душу, даже не удивившись. Болезнь уже начала
действовать на психику. А потом меня отловил Борода и зашептал
тревожным шепотом в ухо:
- Колись, Рабинович, что с Муравьем?
- То самое. Фурбл.
- ... твою мать! - воскликнул наш лидер. - Накаркали! Что
делать будем, морда ученая?
- Не знаю.
- Ты хоть ему сказал?
- Нет. Будет только хуже.
- Да уж, ...
Мы задумались.
- Бежать надо, - сказал вдруг Борода.
- Куда?
- На кудыкину гору! Подальше отседова. В лесу схоронитесь,
вдвоем не пропадете.
- Вдвоем - со мной, что ли?!
- Один Муравей не справится. А ты вроде мужик крепкий, и в
делах этих нелюдских сечешь.
- Ну, спасибо! Чего бы тогда всем вместе ноги не сделать?
- Извини, браток, - похлопал меня по плечу Борода. - Я
здесь останусь. Мне лагерь - как дом родной... А побег я вам
сделаю - как огурчик! Завтра вечером, понял? И дай Бог, чтоб про
Муравья никто, кроме нас, не допер...
Он оставил меня в самых растрепанных чувствах.
С одной стороны, побег для зэка - дело самое натуральное,
вполне в духе блатной романтики. Так можно и авторитет
заработать. С другой стороны, я слабо представлял себе вольную
жизнь в бегах. Я никогда не жил так. В лагере хоть кормят...
Внезапно вся моя жизнь, весь наш мир показались мне одним
большим лагерем. И неважно, как фамилия Первого и каковы повадки
Второго. Все мы за пайку хлеба продали душу дьяволу, имя
которому - государство.
Но судьба вновь дает мне шанс: спасти жизнь человеческую -
и разорвать подписанный кровью договор. Когда-то я такой шанс
упустил. Что будет теперь?
Ночью меня мучили кошмары. Всколыхнулись воспоминания из
прошлой жизни. И не был я больше зэком номер такой-то по кличке
Рабинович, а был я Сергеем Аркадьевичем Рябининым, доктором
медицинских наук, старшим научным сотрудником лаборатории "Ф".
То, что изучать фурблов опасно, я знал с самого начала. И
убеждал себя, что готов на подвиг ради советской науки. Но лишь
впоследствии понял, что опасно по-настоящему, - знание, идущее в
разрез со стереотипами. Знание, разрушающее легенды о злобных
монстрах из передовицы "Правды". Нет, слишком много в них было
человеческого, в искалеченных душах и нечеловеческих телах...
На первый взгляд Алиса была классической русалкой. Правда,
хвост у нее был не рыбий, а дельфиний, да и волос, которые можно
было бы расчесывать, сидя на прибрежных скалях, не имелось в
наличии. Но разве это главное?
О ее человеческой ипостаси я знал очень мало - из сухих
строк досье, присланного Конторой. Алиса Камышова, дочь врага
народа Камышова (узбекский шпион и диверсант), сама враг народа,
входила в антисоветский молодежный кружок (читали Солженицына и
Кабакова, пели Высоцкого и Цоя), во время следствия заболела
фурблом, передана Институту для экспериментальных исследований.
Мне никогда не забыть этот кошмар - мерное гудение мотора,
опускающего клетку в бассейн, и нечеловеческий визг, доносящийся
изнутри. Она билась о прутья, глодала их зубами, а сама уже
начала извергать потоки клейковины - не менее прочной в воде,
чем на воздухе. Эти минуты мне показались вечностью.
Конечно, она должна была ненавидеть нас. Мы заслужили это.
Но по дьявольской прихоти Природы ненависть обернулась любовью -
и прежде всего ко мне, главному ее мучителю. Возможно, прав был
покойный академик Раппопорт (враг народа, вредитель и жидомасон)
- фурблы приспосабливаются к окружающей среде. А чтобы выжить в
нашей советской действительности, надо стать либо совершенным
чудовищем, либо совершенной жертвой. Алиса склонялась ко второму
варианту.
Я ставил над ней эксперименты, о которых вам лучше не
знать. "Потерпи, - говорил я. - Будет совсем не больно." Она
улыбалась в ответ. А было больно. И очень больно. Нечеловечески
больно. Иногда мне хотелось, чтобы она умерла и этот кошмар
прекратился. Но она жила. И я писал в отчетах о невероятных
способностях фурблов к регенерации.
В свободное время мы часто переглядывались через стекло, и
время от времени я, не в силах побороть искушение, входил в ее
маленький мирок, залезал в бассейн, и мы с упоением занимались
тем, что многие называют любовью.
Я тешил себя пошлой мыслью, что невероятное наслаждение,
испытываемое Алисой при наших свиданиях (благодаря особенностям
ее физиологии), хоть как-то искупает мою вину.
Но всему приходит конец. Директора Института разоблачили
как эстонского националиста и агента ЦРУ, и в нашем учреждении
началась большая чистка. Словно из прорвавшейся канализации
хлынули доносы. Советские ученые шли в ногу с эпохой!
Однажды меня вызвали на ковер. В кабинете директора наряду
с его бывшим заместителем, дорвавшимся наконец до власти,
молчаливо присутствовали двое в штатском из Конторы. В том, кто
здесь режиссер, не было никаких сомнений.
- Ты что же это, ..., - кричал на меня, брызгая слюной,
новый директор, - змею на груди пригрел? С фурблихой спутался?!
Родину советскую на ... променял!
Меня даже не уволили. Я ходил по коридорам Института, и
люди шарахались от меня как от чумного. К Алисе больше не
пускали. А через несколько дней я увидел ее изуродованный труп
на свалке. Рядом стояли двое Конторских и разговаривали:
- Ну что, успел попользоваться?
- Ага. Страстная была, стерва.
Не помня себя, я бросился на них...
Ночь взорвалась хаосом звуков и огней. Возвращаясь из
кошмара снов в кошмар реальности, я не сразу смог отличить одно
от другого.
- Что происходит?
- А ... его знает!
Треск автоматных очередей, дикие крики и ругань, гаснущие в
огненных искрах прожектора, мятущиеся тени, топот ног... Побег?
Восстание? Война? Нет! Из темноты раздавался многоголосый вой -
и я узнал эти звуки, не человеческие и не звериные. Кому, как не
мне, знать их? Разве не этот вой разносился по подземным этажам
Института, напоминая закоренелым атеистам о вечных муках Ада? Но
тогда в этих звуках были боль и страдание, а сейчас - торжество
и ярость.
Фурбл вошел в наш барак и остановился, принюхиваясь. Густая
шерсть серебрилась в лучах Луны, глаза светились зеленым огнем,
над головой торчали два выроста - уши? рога? а может, щупальца?
Мне он сразу напомнил Анубиса, египетского бога смерти.
В наступившей от ужаса тишине раздавался хрип Пророка:
- Зверь, которого я видел, был подобен барсу; ноги у него -
как у медведя, а пасть у него - как пасть у льва; и дал ему
дракон силу свою...
- Заткнись, мясо! - неожиданно глубоким басом рявкнул фурбл
и добавил ни к селу ни к городу: - Страна рабов. Снизу доверху -
все рабы...
Мы согласно молчали.
- Отдавайте нашего, - приказал гость.
- Да, забирайте, пожалуйста, гражданин начальник! - вдруг
залебезил Борода. - Мы о нем заботились, никому не выдали, для
вас берегли. Пусть растет большой и сильный, как вы... Вот он,
друг любезный, как огурчик...
Фурбл презрительно фыркнул, легко подхватил лежащего без
чувств Муравья на руки и ушел, не оглядываясь...
Наутро к лагерю подтянулись воинские подразделения Конторы.
Вновь намотали колючую проволоку, поставили новые прожектора и
новых охранников, собрали и захоронили обглоданные трупы. Во
избежание волнений провели политинформацию. И жизнь наша
вернулась в привычную колею...
Спасибо товарищу Первому!
март 1997


Мир фурблов 2. Товарищ Фурбл - Лебедев Алексей => читать онлайн фантастическую книгу далее


Было бы неплохо, чтобы фантастическая книга Мир фурблов 2. Товарищ Фурбл писателя-фантаста Лебедев Алексей понравилась бы вам!
Если так получится, тогда вы можете порекомендовать эту книгу Мир фурблов 2. Товарищ Фурбл своим друзьям-любителям фантастики, проставив гиперссылку на эту страницу с произведением: Лебедев Алексей - Мир фурблов 2. Товарищ Фурбл.
Ключевые слова страницы: Мир фурблов 2. Товарищ Фурбл; Лебедев Алексей, скачать бесплатно книгу, читать книгу онлайн, фантастика, фэнтези, электронная