А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Вторая авиетка приземлилась рядом. Пилот вышел из кабины.
Айкарайк.
Не раздумывая ни секунды, Фландри схватился за кобуру. Его злейший враг захвачен врасплох и ни о чем не подозревает. Застрелить его сейчас — пара пустяков. Айкарайк с Цериона просто не вернется с охоты. Может, Фландри когда-нибудь и пожалеет об этом, но не сейчас. Что делать, если в жестоком кодексе разведки нет места благородству? Но он не успел вынуть пистолет. Сквозь завывание ветра донесся спокойный голос чужака: «Нет».
Фландри поднял руки и, горько улыбнувшись, произнес:
— Вы и на этот раз победили. Что ж, стреляйте.
— Ни в коем случае, — улыбнулся Айхарайк. — Поверьте, капитан Фландри, я убью вас лишь тогда, когда мне придется защищаться. А так как мне заранее известны все ваши намерения, я всегда могу вас остановить.
Фландри безучастно кивнул. Он понял, что означают для него эти слова, но был слишком утомлен, чтобы как-то на них реагировать.
— Спасибо, вы спасли мне жизнь, — запоздало поблагодарил он.
— Вы полезнее мне живой, нежели мертвый, — признался Айкарайк, — и я действительно рад тому, что вам удалось спастись.
Взяв в качестве трофея голову дракона, они медленно полетели во дворец. Апатия, овладевшая Фландри, постепенно сменилась тревогой.
Каким образом Айкарайку стало известно о том, что Фландри хочет убить его? Существовал лишь один ответ, объясняющий, откуда церионит черпает сведения о планах землян. Конечно, он легко может сорвать любую задуманную ими операцию и беспрепятственно выполнить свою собственную работу.
Все было просто: Айкарайк был телепатом.
3
Даже в красном солнечном свете, заливавшем комнату, было заметно, как побледнела Эйлин.
— Не может быть, — прошептала она
— Это единственное объяснение, — мрачно произнес Фландри.
— Но всем известно, что у телепатии весьма ограниченные возможности.
— Верно, — кивнул Фландри, — Ментальные характеристики разумных рас настолько различны, что телепат может лишь чувствовать их. Чтобы прочитать мысли, ему необходимо знать «язык» каждого вида, а в действительности — каждого индивида, так как из-за отсутствия ментального контакта у нетелепатов развиваются индивидуальные мыслетипы. Я не позволял телепатам, не принадлежащим к человеческой расе, копаться в моем мозгу, и до сих пор полагал, что нахожусь в безопасности.
— Но не забывай, Церион — очень старая планета. Суеверные мерсийцы считают ее обителью чародеев. Вероятно, цериониты знают о возможностях нервной системы больше, чем все остальные. Должно, быть, Айкарайку удалось определить формы резонанса, общие для всех разумных существ.
— Уверен, что он может читать только самые отчетливые мысли, находящиеся на поверхности нашего сознания. Иначе он давно узнал бы о землянах все, и Терра как империя уже прекратила бы существование. Плохи наши дела.
— Понятно, почему он пощадил тебя. Как источнику информации тебе цены нет.
— И мы ничего не можем этому противопоставить, — угрюмо отозвался Фландри. — Даже если его возможности невелики — ведь мозговые импульсы затухают на расстоянии нескольких метров, — ему этого достаточно, чтобы при каждой встрече узнавать все наши планы. Я вряд ли смогу перестать о них думать.
— Надо поручить нашим ученым разработать способы ментальной защиты.
— Разумеется. Но что делать сейчас?
— Может быть просто избегать Айкарайка, пореже выходить из комнаты, например?
— И свести на нет всю работу нашей сети? Я же должен постоянно поддерживать контакты и с агентами, и с правителями Бетельгейзе. У меня сердце кровью обливается при мысли, что все добываемые сведения немедленно становятся известными врагу. Причем он даже никаких усилий не затрачивает, чтобы получить информацию! — Фландри нервно закурил и продолжал: — Что делать? Должен же существовать какой-то выход.
— В любом случае действовать надо как можно быстрее. Отношение Сартаза и к нам, и к человечеству становится все прохладнее. Пока мы теряем время и силы, спотыкаясь и терпя поражение на каждом шагу, Айкарайк действует. Подкупая и шантажируя правительственных чиновников, он потихоньку перетягивает их на свою сторону. И в один прекрасный день Бетельгейзе войдет в состав Мерсии, а мы окажемся под арестом.
— Великолепная перспектива! — с горечью воскликнул Фландри.
Смеркалось. Лучи заходящего солнца отбрасывали неясные красноватые блики на пол и стены причудливо убранных комнат. Во дворце было тихо — вернувшиеся с охоты гости отдыхали. Неслышно сновали слуги, заканчивая подготовку к вечернему пиру. Фландри подошел к окну. Неземной ландшафт, освещенный тусклым призрачным светом, казался нереальным. Странный враждебный мир чужой планеты. Гнетущее чувство безысходности охватило Фландри.
— Остается одно, — безнадежно махнув рукой, промолвил он, — тщательно разработать план заговора, а затем спуститься на банкет и предоставить Айкарайку возможность узнать каждую его деталь. Я не могу подавить свои мысли, и для него не составит труда прочитать их.
Глаза Эйлин расширились, она крепко сжала его руку.
— В чем дело? У тебя возникла какая-то идея? — спросил Фландри.
— Нет, Доминик, ничего, — утомленно улыбнувшись, ответила девушка, — просто у меня есть возможность выхода на прямую связь с Террой и…
— Ты мне никогда об этом не говорила!
— Не было необходимости. А сейчас я просто не знаю, как поступить — сообщать Центру о возникших неприятностях или нет. Одному Богу известно, как отреагируют наши тупоголовые бюрократы. Вдруг им придет в голову отозвать нас и уволить из разведки за некомпетентность?
Она подошла совсем близко к Фландри, и понизив голос, произнесла:
— Иди на банкет без меня, Доминик, придумай что-нибудь в оправдание моего отсутствия. Найди Айкарайка и займи его. Он, конечно, сразу все поймет, но не успеет ничего предпринять — ты же приятный и ловкий собеседник. Помни: нельзя допустить, чтобы он встретился со мной!
— Конечно, — согласился Фландри. Его глаза заблестели. От отчаяния не осталось и следа — Не знаю, какой план зародился в твоей хорошенькой головке, — продолжал он, — но, ради Бога, поторопись. Я уверен, Айкарайк доберется до тебя очень скоро.
С этими словами Фландри поднялся и вышел из комнаты. Посмотрев ему вслед, Эйлин удовлетворенно улыбнулась.
Все торжества, проводимые на Бетельгейзе, отличались пышностью и великолепием. Не был исключением и сегодняшний пир во дворце Сартаза. Изысканные яства и всевозможные вина, прекрасная музыка и экзотические танцы девушек — представительниц самых разных рас, занимательная беседа с Айкарайком — все это на время отвлекло Фландри от мрачных мыслей, к концу праздника он изрядно опьянел.
Вернувшись к себе, он увидел стоявшую у столика Эйлин. Она сменила вечернее платье на домашнюю одежду и распустила волосы. Мягкий лунный свет скользил по ее стройной фигуре. Повинуясь неясному внутреннему порыву, Фландри подошел и поцеловал ее.
— Спасибо, что дождалась меня, милая. Спокойной ночи.
Вместо того чтобы попрощаться и уйти в свою спальню, Эйлин протянула ему бокал и игриво сказала:
— По-моему, еще капельку тебе не повредит, Доминик.
— Спасибо, я и так выпил слишком много.
— Ну, для меня, — томно улыбнулась девушка. — Пожалуйста.
Фландри чокнулся с ней и выпил темный, странный на вкус тягучий напиток.
Все поплыло перед глазами. Пошатнувшись, он шагнул к кровати и сел. Головокружение прошло, но, тем не менее, он чувствовал себя как-то непривычно.
— Какое крепкое вино, — пробормотал он.
Присев рядом, Эйлин мягко произнесла:
— Работа у нас с тобой не из легких, и просто необходимо иногда хоть немного расслабиться. Пусть это будет сегодня, тем более что в ближайшее время мы вряд ли сможем отдохнуть.
Независимый по натуре, Фландри раньше никогда не согласился бы с подобным заявлением, но сейчас доводы Эйлин показались ему убедительными, и он кивнул в ответ.
— Иди ко мне, ты же любишь меня, — вкрадчиво произнесла девушка, обнимая его.
И с этим утверждением он тоже был абсолютно согласен…
Спустя некоторое время Эйлин потянулась и, прижавшись к Фландри, шепнула ему на ухо:
— Слушай меня внимательно, Доминик. Будь, что будет, но ты должен знать это.
Фландри замер, весь обратившись в слух.
— Я связывалась с Центром, — чуть слышно продолжала Эйлин. — Мой вызов принял Фенросс. Малый с головой, он мгновенно оценил обстановку и сообразил, как действовать. Предложенный им план дерзок и отчасти безумен, но это, к сожалению, единственный наш шанс. Весь флот Империи приведен в состояние боевой готовности и движется сюда. Фенроссу удалось обвести мерсийцев вокруг пальца: они полагают, что наши главные силы сосредоточены в районе Центавра. Но это не так. На самом деле флагманская эскадра Терры находится в секторе Бетельгейзе. Все наши корабли снабжены новыми энергетическими экранами и смогут пересечь границы Бетельгейзе незамеченными. Они приземлятся в долине Гуназара в Бортудианских горах и высадят десант для захвата столицы и Сартаза со всей его свитой. Это произойдет послезавтра ночью.
Известие как громом поразило Фландри.
— Это же война! — выдохнул он. — Мерсия не замедлит вступиться за Бетельгейзе, и мы будем вынуждены сражаться на два фронта!
— Да, но Имперский Совет решил, что только в этом случае у нас будет хоть какой-то шанс победить. Не сидеть же сложа руки, глядя, как Бетельгейзе переходит во владение врага.
Нам придется позаботиться о том, чтобы Сартаз и его приближенные не узнали от кого-нибудь о готовящемся вторжении. Мы должны всеми правдами и неправдами изолировать их во дворце. Захват монарха будет для Империи сокрушительным ударом, и Бетельгейзе капитулирует раньше, чем здесь окажутся мерсийцы.
В основном выполнение этой задачи ляжет на твои плечи, Доминик. И постарайся сделать так, чтобы моя скромная персона не привлекала внимания Айкарайка.
Она зевнула и, поцеловав Фландри, промолвила:
— А теперь пора спать, милый! Завтра у нас тяжелый день.
Эйлин уснула почти сразу. Фландри долго ворочался, потом встал и вышел на балкон. Он все еще не мог прийти в себя. Как могла старая, дышавшая на ладан Империя Терры решиться на такой шаг?!
Из сада донесся шорох шагов. Фландри глянул вниз и оцепенел от ужаса: по дорожке в сопровождении двух мерсийских охранников шел Айкарайк!
Церионит посмотрел на Фландри и многозначительно ухмыльнулся.
Он все узнал!
В последующие два дня Фландри работал так напряженно, как ему редко приходилось работать раньше. Для того чтобы у мерсийцев не было ни малейшей возможности получить аудиенцию у Сартаза, потребовалась целая сеть интриг. Кроме того, необходимо было предупредить своих сторонников из числа влиятельных лиц Альфзара, а также постоянно следить за тем, чтобы капризный монарх и его свита не затеяли очередной взбалмошной поездки за пределы столицы.
Фландри сильно вымотался в эти дни. В довершение всего он как-то странно себя чувствовал. Мысли путались, и требовались значительные усилия, чтобы сосредоточиться. У него появилась опасная привычка принимать все за чистую монету. Этого еще не хватало! Такого с ним не случалось никогда
Айкарайк покинул дворец, как только узнал о готовящемся вторжении. Фландри был уверен, что мерсийцы что-то затевают, но ему пришлось с этим смириться. Отчасти он был даже доволен: отсутствие церионита давало ему и Эйлин большую свободу действий.
Он знал, что космические корабли Мерсии не смогут прибыть раньше, чем эскадра Терры, хотя местонахождение крупного боевого соединения невозможно скрыть от врага. Фландри до сих пор ломал голову над тем, как это удалось Терре. Он предполагал, что десант будет невелик, и это делало задачу захвата Альфзара чрезвычайно сложной.
Эйлин действовала самостоятельно. Он видел лишь, как она постоянно совещается с членом правительства Альфзара, выходцем с Терры, генералом Бронсоном. Очевидно, они разрабатывали план нейтрализации флота Бетельгейзе. Оставшиеся при дворе мерсийцы поглядывали на землян с вызовом и откровенной ненавистью, но почему-то не делали никаких попыток предупредить Сартаза о десанте. Может быть, им было просто не прорваться через подкупленных Фландри чиновников, а может быть, и это вероятнее всего, Айкарайк предложил лучший план. Во всяком случае выглядели они уверенно, чего нельзя было сказать о людях. Напряжение росло.
Казалось, два дня будут тянуться бесконечно. Фландри очень осунулся за это время.
Он отыскал в атласе долину Гуназара. Это было пустынное место, обитель ветров и логово драконов, оно прекрасно подходило для высадки десанта. Увенчается ли попытка успехом, ведь Айкарайк наверняка подготовился к встрече?
— У нас действительно мало шансов победить, — с тоской сказал он как-то Эйлин.
— Не все зависит от нас. В нашу задачу входит лишь встретить десант, — последовал незамедлительный ответ. Эйлин выглядела лучше Фландри, который совсем пал духом. — Бедный Доминик, тебе тяжело, — она подошла и взъерошила его волосы.
Решающий момент приближался. На исходе второго дня Фландри вошел во дворцовый зал приемов и увидел, что он почти пуст.
— Куда подевались мерсийцы, ваше величество? — обратился он к Сартазу.
— У них какие-то экстренные дела, — угрюмо ответил правитель, явно недовольный тем, что от него что-то скрывают.
«Экстренные дела! Всемогущий Боже, помоги нам!» — мысленно взмолился Фландри.
Вошедшие следом Эйлин и Бронсон церемонно поклонились монарху.
— Ваше величество, мне необходимо сообщить вам некоторые сведения и показать нечто чрезвычайно важное. Поэтому я прошу у вас аудиенции через два часа, — промолвил Бронсон.
— Хорошо, — пробормотал Сартаз и величественно удалился.
Фландри тяжело опустился на стул. Эйлин осторожно коснулась его плеча.
— Устал, Доминик?
— Не то слово. Я чувствую себя отвратительно, даже соображаю плохо.
По знаку Эйлин слуга принес чашу с каким-то напитком. Она протянула ее Фландри и проговорила:
— Выпей, тебе станет лучше.
На ее глазах блестели слезы. В чем дело?
Он послушно выпил снадобье. Оно подействовало сразу же. Фландри пошатнулся и, чтобы не упасть, схватился за подлокотники. По измотанному телу пробежал внезапный холод. Он принес исцеление, облегчая ношу, которую Фландри взвалил на себя два дня назад.
— Что за чертовщина! — воскликнул он, вскочив на ноги. К нему вернулась способность логически мыслить, и он осознал всю абсурдность фантастических россказней Эйлин.
Невозможно провести маневры и переправить десант на Бетельгейзе так, чтобы об этом не пронюхала мерсийская разведка. Не могло существовать никакого нового энергетического экрана, о разработке которого он не знал бы. Фенросс не мог предложить такой крайней меры, как захват Бетельгейзе, пока есть надежда на разрешение конфликта мирным путем.
И он не влюблен в Эйлин. Конечно, она красивая и храбрая, он всегда прекрасно к ней относился, но он никогда не был влюблен в нее.
Но как же так? Еще три минуты назад он чувствовал, что безумно любит ее?
Он взглянул на девушку и все понял. Ее лицо было залито слезами, она кивнула ему и еле слышно прошептала:
— Прощай, любимый мой.
4
До начала обещанной аудиенции оставалось несколько минут, и места, предназначенные для правительственных чиновников Альфзара, еще пустовали. В просторном зале приемов находилась лишь небольшая группа людей. Фландри и Эйлин расположились перед громадным экраном телевизора. У дверей застыл караул. Сегодняшним вечером дворец охраняли надежные гвардейцы — об этом позаботился Бронсон.
Сам генерал нервно расхаживал взад-вперед по залу, без конца поглядывая на часы. Фландри казался более спокойным, лишь тот, кто хорошо знал его, мог догадаться, чего ему это стоило. Из всех троих только Эйлин сохраняла полное самообладание. Погруженная в свои мысли, она безмятежно взирала на происходящее.
— Если мы проиграем, нас повесят, — Бронсон вытер пот со лба.
— Мы должны победить, — бесцветным голосом отозвался Фландри. — В противном случае мне абсолютно все равно, что с нами станется.
Фландри слегка лукавил — не так-то просто было заставить его признать свое поражение и сдаться.
Фанфары возвестили о приходе Сартаза. Люди вытянулись по стойке смирно. Монарх важно прошел к трону. Вокруг расположилась свита.
— Вы, кажется, хотели показать нам нечто важное? — проворчал Сартаз, подозрительно глядя на людей. — Действительно важное, я надеюсь.
— Так оно и есть, ваше величество, — откликнулся Фландри. Отбросив все тревоги и сомнения, он обрел прежнюю живость и находчивость. — Следовало бы рассказать об этом гораздо раньше, но, как вы скоро убедитесь, у нас были веские причины хранить все в тайне. В данной ситуации мы были вынуждены действовать на свой страх и риск, опираясь лишь на помощь преданного вам генерала Бронсона. Нам удалось раскрыть заговор, угрожающий безопасности государства Бетельгейзе.
Желтые глаза Сартаза зловеще сверкнули, и он сердито заговорил:
— Надеюсь, то, что вы сейчас сказали, подкреплено убедительными доказательствами. Мне надоели интриги, происки шпионов, всевозможные козни продажных чиновников. Появление посольств обеих империй принесло Бетельгейзе одни неприятности.
— Терра всегда желала Бетельгейзе только добра, и сейчас вы убедитесь в этом, — возразил Фландри.
Его речь прервали звуки гонга. Стражник громко доложил о прибытии посла Мерсии.
В дверном проеме показалась гигантская зеленая туша лорда Корваша. За ним следовал Айкарайк. Если он вступит в игру — все пропало!
Фландри похолодел от ужаса: дерзкому замыслу Эйлин грозила катастрофа. Любая фраза, произнесенная врагом, обрекала их на поражение.
К счастью для Фландри, непременным атрибутом придворного костюма являлась шпага — во дворце запрещалось носить огнестрельное оружие. С криком «Держите их, они хотят убить Сартаза!», Фландри выхватил шпагу из ножен и бросился на Айкарайка.
Атака была столь молниеносной, что изумленный церионит еле успел отскочить назад. Следующий выпад противника Айкарайк встретил со шпагой в руке.
По залу прокатился звон клинков.
Лорд Корваш схватился за эфес своей огромной шпаги.
— Стой! — не своим голосом закричала Эйлин. Она подбежала к Сартазу, и прежде чем тот успел что-либо сообразить, вытащила у него из кобуры парализатор и выстрелила. Мерсиец рухнул на пол.
Эйлин кинулась к нему и, ловко достав из-под корсажа миниатюрный игловой пистолет, предъявила монарху.
— Взгляните, ваше величество, — прерывисто дыша, заговорила девушка. — Он пришел сюда с оружием. Мы догадывались, что мерсийцы что-то замышляют, но не предполагали, что они осмелятся напасть на вас!
— Мне кажется, следовало бы выслушать и другую сторону, — осторожно заметил монарх.
Приняв во внимание то обстоятельство, что лорду Корвашу требовался по меньшей мере час, чтобы прийти в себя, Эйлин сделала вывод, что этот раунд она выиграла.
Теперь ей, впрочем, как и всем присутствующим, оставалось наблюдать за поединком, который вели Фландри и Айкарайк. Дуэлянты двигались с огромной скоростью, и трудно было определить, на чьей стороне перевес. В воздухе мелькали клинки, раздавался лязг металла. На полу уже виднелись капли крови. Запахло смертью.
— Их надо остановить — прошептала Эйлин, поднимая парализатор.
— Нет! — жестко сказал Сартаз и отобрал у нее оружие. — Пусть сами разбираются, к тому же нам не так часто выпадает возможность увидеть подобное зрелище.
Эйлин всхлипнула.
До сих пор Фландри был уверен, что в искусстве фехтования ему нет равных. Выяснилось, однако, что Айкарайк не уступает ему ни в чем. Мало найдется людей, которые могли бы двигаться с такой скоростью, особенно если учесть, что церионит действовал в условиях повышенной гравитации. Фландри еле успевал парировать удары. Приемы фехтования основаны на условных рефлексах — при высоком темпе не остается времени на сознательное обдумывание маневра и направления удара. Это обстоятельство не позволяло Айкарайку извлечь выгоду из своих телепатических способностей; тем не менее, ему удалось несколько раз задеть шпагой лицо и руки противника. Точности удара церионита и его хладнокровию можно было только позавидовать.
Соперники продолжали ожесточенно орудовать шпагами. Каждый удачный удар сопровождался одобрительными возгласами зрителей. По располосованной тунике Айкарайка расплылись пятна крови. Незаметно подкрадывалась усталость. Фландри неожиданно сменил тактику, уйдя в глухую защиту. Опытный мастер клинка, он собирался таким образом сберечь свои силы, надеясь, что враг скоро устанет.
Айкарайк, удвоив быстроту движений, носился вокруг, нападая, казалось, со всех сторон одновременно. Удар, парирование, ответный выпад, лязг и звон клинков…
Сартаз начал недовольно посматривать на дерущихся.
Загнанный в угол, Фландри уже засомневался, удастся ли ему дожить до рассвета, когда Айкарайк вдруг сделал резкий выпад, стремясь нанести смертельный удар. Фландри отклонился, и шпага пронзила ему левое плечо. Айкарайк попытался высвободить клинок, но Фландри сделал рывок, и шпага выскользнула из руки церионита. Бросившись вперед, капитан приставил острие своей шпаги к горлу противника, вынудив его признать себя побежденным.
Зал взволнованно загудел.
— Разоружите их! — сердито крикнул Сартаз.
Фландри перевел дух.
— Ваше величество, разрешите мне охранять этого человека, пока генерал Бронсон не закончит свое повествование.
Это предложение устраивало Сартаза, и он кивнул в ответ.
«Айкарайк, если ты вздумаешь сказать хоть слово, я проткну тебя насквозь», — мысленно обратился Фландри к цериониту.
Тот пожал плечами и криво усмехнулся.
Генерал Бронсон повернулся ко все еще всхлипывающей Эйлин.
— Вы сможете выступить вместо меня? — шепотом спросил он. — Я не в состоянии вымолвить ни слова.
Девушка смело вышла вперед и заговорила:
— Ваше величество и вы, господа! Настало время предъявить доказательства, подтверждающие заговор Мерсии.
Итак, нам стало известно, что мерсийцы собираются захватить членов правительства Альфзара во главе с королем Сартазом и держать их в качестве заложников до прибытия основных сил. Целью этой акции является оккупация Бетельгейзе. Заговорщики собрались сегодняшней ночью в Гуназарской долине Бортудианского хребта. Оттуда и произойдет налет на столицу.
Присутствующие в зале взволнованно зашумели. Эйлин подождала, пока они успокоятся, и бесстрастно продолжала:
— Мы не могли предупредить ваше величество или кого-нибудь из ваших приближенных — повсюду сновали шпионы, и у нас были все основания предполагать, что один из них обладает способностью читать ваши мысли. Если бы они узнали, что вам стали известны их планы, они бы устроили налет, не дожидаясь сегодняшнего дня. Поэтому мы обратились к генералу Бронсону. Мерсийские шпионы не обращали на него особого внимания, так как занимаемый им пост не слишком высок. В то же время генерал имел достаточно власти, чтобы действовать сообразно обстоятельствам.
Мы подготовили ловушку для заговорщиков. Люди генерала Бронсона установили в долине скрытые телекамеры. Позвольте показать вам, что там происходит в настоящий момент.
Эйлин подошла к телевизору и щелкнула выключателем.
1 2 3
Поиск книг  2500 книг фантастики  4500 книг фэнтези  500 рассказов